- 4 -

Кошка

в живописи и литературе

 

Александр Шилов.
«Виолетта с кошкой».
1980.

Александр Шилов. "Виолетта с кошкой". 1980.

Если который казался ему ленив, то сек розгами, плетьми, батожьем или кошками*, смотря по мере лености; за действительные преступления, как-то – кражу не у него, но у посторонних, не говорил ни слова. (*Кошка – многохвостая плеть из смоленой пеньки или сыромятных ремней.)

Александр Радищев. «Путешествие из Петербурга в Москву».

* * *

 

Александр Семёнович Андреев.
«Киса».
1995.

Александр Семёнович Андреев. "Киса". 1995.

В Иране – и на мусульманском Востоке вообще – кошек считали существами необыкновенными. Сам пророк Мохаммед отвёл кошкам постоянное место в мусульманском раю, и именно он, по преданию, научил их падать на все четыре лапы. Поэтому мусульмане, кроме всего прочего, именуют пророка Мохаммеда ещё и «отцом кошек».

Н. Голь, М. Халтунен. «Кошкин дом в Эрмитаже». «Арка», Санкт-Петербург. 2012 год.

* * *

 

Александр Семёнович Андреев.
«Кот».
2000.

Александр Семёнович Андреев. "Кот". 2000.

Что она может… О повадках, характере, о приключениях кошек написано много. И каждый может добавить что-нибудь из своих наблюдений. Кошка постоянно живёт рядом с нами, «притёрлась» к нашему быту, служит нам мышеловом, а в городской жизни собака и кошка хотя бы отчасти возмещают людям потерю деревенского бытия, где животные, самые разные, являются частью радости жизни.

Кошка как мышелов… Она исключительно к этому промыслу приспособлена. «Выдвижные» когти у кошки спрятаны в «рукавички», ступает легко, неслышно, но в нужный момент – цап-царап! – вырваться невозможно. Глаза хорошо видят днём, но в то же время это и «приборы ночного видения». Поток света регулируется зрачком – днём щёлка, в темноте же сильно расширен. Кроме того, как у многих ночных животных, в глазу у кошки есть нéчто, вроде зеркальца, помогающего концентрировать скупые «крупинки» света. Эти зеркальца в потоке лучей от фары делают глаза животных светящимися. У одних свет рубиновый, у кошки – зеленоватый.

Слух… Посмотрите на снимок. Весь облик кошки – предельная степень внимания. Чем его удалось пробудить? Писком мыши. Я частенько дразню так кошек. Лежит иная во дворе, спит. Шарканье ног, автомобильный рёв, голоса – этого кошка не слышит. Но стоит мне пискнуть мышью, мгновенно проснулась – уши топориком, на морде вопрос: где? Мышиный писк для всех мышеедов (кошка, совы, ласка, лиса) – главный врождённый звуковой раздражитель. Некоторые избалованные городские мурки этот инстинкт теряют, пищишь, а они явно не понимают, что это значит. Зато кошку-охотника эти звуком можно свести с ума, особенно если пошуршать ещё сухим листиком.

Усы (вибриссы) у кошки – не украшенье, а органы осязанья – в темноте, в тесноте они помогают ей уверенно продвигаться, избегая препятствий. Если сказать ещё о терпении – у кошек оно просто адское, часами могут у норки караулить мышонка или пытаться подстеречь воробья, штриховой портрет мышелова готов.

Часто ли мышек ловит? Пишут: при обилии грызунов за сутки – более двадцати. Для пропитания этого много, и потому добычей кошка распоряжается иногда очень своеобразно. Может, например, принести мышку в подарок чем-то полюбившемуся человеку. Мой друг художник Борис Жутовский рассказывал о регулярных подношениях такого рода. Что это – широта души или кошачье тщеславие – смотри, какой я охотник!

Многое можно рассказать о материнских чувствах кошки. Лет тридцать назад меня поразил снимок в английском журнале: кошка прыгает из окна горящего дома, а в лапах зажат котёнок. О том, что кошки охотно выкармливают чужих котят, а также щенят, бельчат, крольчат, даже крысят и цыплят, написано очень много.

Взаимоотношения взрослой кошки с обитателями деревенского двора могут быть самыми неожиданными. Но во всех случаях кошка не поступится независимостью. Я знал кота, водившего дружбу с селезнем. Есть у меня снимки трогательного единения кошки и поросёнка. Писатель Николай Семёнович Тихонов рассказывал о необыкновенной дружбе, возникшей на его переделкинской даче между котом и вороной. «Время от времени я видел их рядом. Идут по дорожке спокойно, как будто о чём-то беседуют». Вражда с собакой, вошедшая в поговорку, имеет впечатляющие исключения: дружба – водой не разлить. При этой дружбе кошка дремлет иногда на спине какого-нибудь Тобика. Превратить же себя в матрасик кошки позволяют не часто.

Особое чувство – родство. На зоологической базе в Петушках я сделал интересные снимки. В вольеру к рыси собирались на посиделки окрестные кошки. Это было занятное зрелище. Большой лесной зверь лежит в клетке, а на спине у него, как на мягком диване, рядком – очень похожие на рысь, но небольшие домашние мышееды.

Особое слово о кошачьей живучести. Она тоже вошла в поговорку. Известен случай, когда кошка, оказавшись в контейнере, сорок восемь дней путешествовала из Европы в Австралию на пароходе. Семь недель без пищи и без воды! Очень наглядна и впечатляюща способность кошек приземляться благополучно с большой высоты. Азарт охоты за воробьями довольно часто кончается падением городских кошек с балкона. Хорошо, если это третий-четвёртый этаж. А если тридцатый? Вот что пишет об этом серьёзный английский журнал. Ветеренары обследовали 132 упавшие с балконов кошки (предельная высота – тридцать два этажа). И что же? Только 11 кошек погибли, а 104 «перенесли падение без существенной потери здоровья». Вестибулярный аппарат кошки устроен так, что при падении она принимает положение «ногами вниз».

Кошка – хищник. И мясо – основная её еда. Однако время от времени мясоеды понемногу щиплют и зелень. В каком-то количестве она им просто необходима. На мысе Шмидта, помню, застал я момент: кошки во всех домах поели на окнах цветы. Морской караван с продуктами задержался – люди и кошки страдали от отсутствия витаминов. А у таёжников Лыковых принесённым им геологами кошки быстро выловили бурундуков, похищавших зерно, и сели на картошку. Еда – не для кошки. Однако голод – не тётка – ели.

Впрочем, вкусы бывают разные. Я знал кота, который с мурлыканьем грыз огурцы. В степных районах некоторые кошки любят полакомиться подсолнечными семечками. Зубы у них для этого не приспособлены, и они жуют зёрна, смешно перекосив морду.

Получая довольствие от людей, кошки умеют ласково выпросить лучший кусок со стола. Но почти в каждой сидит и воришка, а то и ворюга. Иные не тронут предложенный корм, им интереснее его стянуть. Крадётся – схватил – и был таков. Укорот таким надо давать, иначе придётся всё прятать, класть под замок (холодильник иные коты открывают великолепно). Но всё же следует знать: воровство для кошки – продолженье натуры охотника. Священный этот азарт начисто пропадает у городских кошек, живущих безвылазно «на этажах». А деревенские мышеловы эту страсть чтут. Стянув что-нибудь, вину они чувствуют – «знает кошка, чьё мясо съела».

Отбившись от дома и одичав, летом кошка вполне прокормится. Объектом её охоты наравне с мышами становятся мелкие птицы. Но зиму кошка в лесу не выдержит. В Курской области я знал лесника, на кордон к которому с первым снегом собиралось более дюжины кошек. «Деревенские несут их в лес и бросают. А осенью они сюда…»

Характер кошек исследован досконально. Особенно подчёркивается независимость кошки – «она всегда сама по себе». У Брэма можно прочесть о кошках много интересных страниц. Главный вывод: «Характер большинства кошек представляет сочетание спокойной обдуманности, постоянного лукавства, кровожадности и безумной отваги».

А вот штрихи к портрету. Вячеслав Михайлович Тищенко с Белгородщины пишет: «Жаркий день на вокзале в Валуйках. Люди утоляют жажду из фонтанчика на перроне. Как она ухитрится поймать струю на порядочной высоте? И тут стоявшие на перроне стали свидетелями поразительной сообразительности кошки. Задними ногами она упёрлась в кирпичную кладку фонтанчика, а левой передней лапкой зажала сверху струю таким образом, что она стала бить в сторону, и кошка, изогнувшись, как акробат, напилась. Мы готовы были ей аплодировать».

И ещё один случай. Узнав, что очередное наше «Окно» будет посвящено кошкам, ответственный секретарь редакции Владимир Мамонтов рассказал. У привезённой на дачу из города нашей Чешары, конечно, немедленно появился шлейф ухажёров. Мы их шугали из-за крайне неблагозвучных концертов. Но дело кончилось тем, что вместе с котами исчезла Чешара. День, другой… Посчитали: погибла или «сбежала с гусаром». И вдруг возле дома объявился один из знакомых котов, ведёт себя странно, как будто зовёт за собой. Пошли. Кот привёл к высокой сосне, на которой сидела наша любимица и печально мяукала. Картину всего происшедшего нетрудно было восстановить. На дерево кошку загнала скорее всего собака. Вгорячах наверх она вскочила, а как спуститься – не знает. С помощью лестницы и большого шеста пленницу высоты спустил я на грешную землю. Восхищает кот! Сообразил, что надо бежать за помощью к людям».
Ну и в заключение кратко о способности кошек находить дорогу домой. И не с деревенской околицы или из городского квартала – с расстояния в десятки и даже сотни километров! Фактов таких накоплено много. Об одном случае мы подробно в «Окне» рассказывали. В московское Ясенево, в семью Донцовых вернулась кошка, увезённая в Россошь Воронежской области (более 600 километров!). известен ещё более впечатляющий случай. В 1976 году кот по имени Чапа, оставленный в Вольске на Волге, вернулся домой на Урал в Междуреченск – 1.500 километров! Какой компас вёл кошку к дому на таком немыслимом расстоянии? Ответа пока что нет. Всё более говорят, правда, о магнитном поле Земли, которое помогает ориентироваться птицам. Возможно, и черепахи, находящие в океане крошечный островок, где можно отложить яйца, а также и кошки ориентируются подобным же образом. Но это предстоит ещё доказать.

«Невелик зверь кошка, а заметен и симпатичен» - прочёл я в старинной книжке. Ещё одну книжку прислал мне недавно в подарок бывший геолог, а ныне московский завмаг Юрий Алексеевич Алёхин. Книжка («Такие обыкновенные кошки») – собственное его произведение, написанное интересно и остроумно. Из неё для этих заметок я выудил несколько важных фактов.

Виталий Песков. «Что может кошка?». «Комсомольская правда» 7 августа 1993 год.

* * *

 

Вячеслав Гущин.
«Кот учёный».
1991.

Вячеслав Гущин. "Кот учёный".

Мне бы и в голову не пришло тратить драгоценное время на заметки о кошачьем племени, если бы на глаза не попалась новая книга американца Брэда Стайджера «Кошки – это нечто!» Я давно подозревал, что эти твари – существа особенные, но чтобы настолько…

А если серьёзно, то некоторые факты, которые я почерпнул из книги Стайджера, не просто любопытны, но и полезны для тех, кто окончательно и бесповоротно некогда полюбил кошек.

1. Кошки стали дольше жить. Если в 1930 году они в среднем мозолили глаза хозяевам 8 лет, то сейчас их нужно терпеть уже 16. Старейшего же кота в мире звали Пусс (по-русски Кис) – он скончался в 1939 году, не прожив и суток после вечеринки по случаю своего тридцать шестого дня рождения. К слову в американских семьях сейчас обитают 625 миллионов хвостатых фурий, на кормление которых американцы тратят в среднем свыше двух миллиардов долларов в год.

2. Кошки – самые злостные тунеядцы из всех домашних животных. В среднем они спят больше шестнадцати часов в сутки. Впрочем, есть действенное средство заставить их бодрствовать – не кормить яйцами и молоком, в которых содержится такое способствующее кошачьему сну вещество, как аминокислота.

3. Ложь, что кошки хорошо видят в темноте. Оказывается, кстати, что даже при дневном свете острота их зрения уступает человеческой. Зато в полумраке они действительно видят лучше, чем их хозяева. Неправда также, что в темноте у них светятся глаза. Дело в том, что в кошачьих глазах содержатся клетки, обладающие высокой отражательной способностью, которая и проявляется при направлении на кошку резкого яркого света. Кошки не дальтоники, как долго полагали люди, - они способны различать некоторые основные цвета. Зато какие у них уши! Если вам говорят, что ваша кошка задолго до вашего прихода подходит к двери, то она это делает не в приступе сентиментальности – просто она слышит ваши шаги за несколько десятков, а то и сотни метров.

4. У кошек есть одна общая черта с жирафами и верблюдами – они «иноходцы»: сначала поднимают одновременно правые переднюю и заднюю лапки, затем также одновременно левые. Кроме того, кошки – единственные животные, которые при ходьбе опираются не на подушки лап, а на коготки.

5. Многие хозяева кошек, раздражённые длиной усов своих питомцев, время от времени их подстригают. Оказывается, делать этого нельзя. Кошки используют свои длинные пушистые усы для того, чтобы не заблудиться в темноте. Кошек также нельзя купать – мыло и шампунь для них вредны. Они, к слову, и так 30 процентов свободного от сна времени посвящают «личной гигиене».

6. Не стоит считать кошек слишком привередливыми лишь потому, что перед тем, как приступить к трапезе, они подолгу внюхиваются в предложенное блюдо. В таких случаях их нос выполняет роль термометра – если кот принюхивается к молоку дольше обычного, значит, он ждёт, пока молоко остынет.

7. Кошкам вредно сидеть перед телевизором. Если бы ваша любимица провела перед ним несколько часов, то через некоторое время у неё стала бы выпадать шерсть. Любой яркий электрический свет для кошки – что электромагнитное излучение для сотрудника АЭС.

Стас Собакин. «Брысь от телевизоа». «Комсомольская правда» 27 сентября 1994 года.

* * *

 

Роберт Даллет.
«Бенгальская дикая кошка или леопард».

Роберт Даллет. "Бенгальская дикая кошка или леопард".

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ: Кошкин дом во дворце.

Зимний дворец в Санкт-Петербурге ещё не был до конца достроен, а генерал-губернатор Казанской губернии Артемий Григорьевич Загряжский уже получил с нарочным срочную депешу, датированную 2-м ноября 1745 года и подписанную императрицей Елизаветой Петровной:

«Сыскав в Казани тридцать котов, удобных к ловлению мышей, прислать в Санкт-Петербург ко двору Её Императорского Величества с таким человеком, который бы мог за ними ходить и кормить, и отправить их, дав под них подводы, и на них прогоны, и на корм сколько надлежит, немедленно».

Дело в том, что в Казани к тому времени вывелась особая порода котов-мышеловов. В мемуарах той поры они описаны как сильные, активные животные с крупной головой, мускулистой шеей, развитым плечевым поясом и коротким хвостом. Именно казанские бойцовые коты и потребовались императрице Елизавете Петровне.

Указ был довольно строгим. Для поиска подходящих котов велено было развесить объявления. Тех хозяев, которые в течение трёх дней не доложат в губернскую канцелярию о наличии у них котов, штрафовать. Конечно, требуемые животные быстро отыскались и были отосланы в Петербург. Забавно, что часть заказа была отправлена в столицу из далёкого города Царёвокошкайска. Ценный груз благополучно прибыл на место, и с тех пор коты на долгие годы поселились в новом доме – Зимнем дворце.

Со временем дворец много раз перестраивался, рос и менялся – а пушистые мышеловы, поколение за поколением, несли свою сторожевую службу. Сначала они охраняли от мышей и крыс только царские покои, а с 1764 года, со дня основания музея – ещё и экспонаты Эрмитажа.
О правилах содержания дворцовых котов издавались специальные документы, например такой: «Баранину не давать, дабы дух и характер строптив не был…» На прокорм выделялась только телятина, но в малых количествах – чтобы коты не забывали об исполнении своих основных обязанностей.

Во времена императрицы Екатерины Второй котов разделяли на дворовых и комнатных. Первых было гораздо больше. В комнатные попадали лишь избранные.

Елизавета Головина, фрейлина императрицы Екатерины, очень нежно относившейся к животным вообще и к кошкам в частности, записала свои воспоминания об одной прогулке по Царскому Селу: «Её Величество села на скамейку, приказав мне поместиться рядом. Императрица рассказывала мне о своей американской кошке – подарке князя Потёмкина, очень к ней привязанной». Во время беседы появилась и героиня рассказа. Взятая Головиной на руки, она, резвясь, оцарапала щёку фрейлины. Екатерина очень огорчилась такому её поведению. «Бедную кошку, - заключает Головина, - посадили в железную клетку и отправили в город, в Эрмитаж».

И то верно: с этаким характером в императорских покоях не место.

Шло время. Сменяли друг друга на престоле монархи. В 1917 году Зимний дворец перестал быть царским домом. А кошкиным домом остался. Четвероногие стражи продолжали нести здесь свою верную службу.

Несут они её и сейчас.

Н. Голь, М. Халтунен. «Кошкин дом в Эрмитаже». «Арка», Санкт-Петербург. 2012 год.

* * *

 

Роберт Даллет.
«Дикая кошка-леопард из индийского штата Ассам».

Роберт Даллет. "Дикая кошка-леопард из индийского штата Ассам".

ЭРМИТАЖ: для пользы и красоты.

Нынешние эрмитажные коты ведут своё происхождение уже не с елизаветинско-екатерининских времён, а от генерации котов, привезённых в наш город сразу после снятия блокады в 1944 году.
Во время страшной 900-дневной блокады 1941-1944 годов в Ленинграде от холода и голода умирали не только горожане и защитники Эрмитажа, погибли также почти все животные. В январе 1944 года котёнок стоил, по воспоминаниям очевидцев, баснословных денег – 500 рублей! Для сравнения: килограмм хлеба можно было купить с рук за 50 рублей, а сторож тогда получал зарплату 120 рублей. В месяц.

В отсутствие котов в городе расплодились крысы. И тогда на помощь прибыл стратегический груз: четыре вагона лучших крысоловов – дымчатых кошек из Ярославля. А чуть позже – ещё пять тысяч охотничьих котов из Сибири специально для нужд Эрмитажа и ленинградских музеев. И они с честью справились со своей задачей – очистили музеи от полчищ грызунов.

Сегодня в Эрмитаже живёт около пятидесяти котов, кошек и котят. Как и их предшественники, они владеют всем пространством под Эрмитажем и во дворах Старого, Малого и Нового Эрмитажа.

Их огромное сообщество делится на несколько семей, которые обитают в разных подвалах. У каждого семейства есть свой вожак. Впрочем, некоторые особи предпочитают жить отдельно.

Самое многочисленное семейство проживает в здании Зимнего дворца, как раз у больших, метров пять высотой, внутренних ворот, о которые коты с удовольствием точат когти. Забавно, но уже несколько столетий все их бесчисленные поколения почему-то предпочитают использовать для этого левую створку ворот.

Рядом с двориком, который теперь называют Типографским, расположены самая большая лежанка для котов, столовая и госпиталь – две маленькие комнатки для серьёзно заболевших. Здесь доживают свой век и старые коты-пенсионеры.

Эрмитажные коты вполне самостоятельны и, как все коты на свете, гуляют сами по себе.

При этом одни инспектируют лишь собственные владения, а другие склонны расширять границы своих территорий.

Они смело направляются к крыльцу Комендантского подъезда, или выходят на набережную Невы, или степенно прогуливаются по Дворцовой площади. Иногда они заглядывают даже в здания напротив музея, а то и вовсе уходят вдаль по Миллионной улице. Их жизнь несколько отличается от образа жизни других обитателей эрмитажных подвалов. Но спать они возвращаются к своим. Так же они поступали и во времена Елизаветы Петровны, и при Екатерине Второй.

Другие особи вовсе не намерены покидать защищающие их стены. Они испытывают к людям явную симпатию и воспринимают себя равноправными членами эрмитажного сообщества.

Некоторые любят греться на солнышке у выходящих на Дворцовую набережную стен. Этих котов отличает отстранённость от своих соплеменников и явно выраженное желание общаться с людьми.

Наиболее общительные коты предпочитают проводить летнее время в Большом дворе музея, возле кафе. К концу туристического сезона они становятся заметно упитаннее своих собратьев.

К девяти часам вечера кошачье сообщество обычно отходит ко сну. Хотя коты по природе своей хищники и должны вести ночной образ жизни, но из=за того, вероятно, что они живут в довольно замкнутом пространстве, под защитой человека и на его обеспечении, распорядок дня у них совершенно детский.

Коты не только живут в Эрмитаже и украшают его, но и несут службу государственной важности.

Они непрестанно курсируют по всему периметру музея или дежурят, устроившись на трубах отопления, они заглядывают в каждый угол тщательно вымытых подвалов, трутся мордочками обо все косяки и всюду оставляют свой след, незаметный для нас с вами, но служащий грозным предостережением возможным агрессорам.

Разумеется, присутствие котов не отменяет специальной обработки музейных подвалов. Одно другому не мешает: обработка сама по себе, а строгие предупредительные меры в виде многочисленного кошачьего семейства – сами по себе.

Н. Голь, М. Халтунен. «Кошкин дом в Эрмитаже». «Арка», Санкт-Петербург. 2012 год.

* * *

 

Роберт Даллет.
«Яванская дикая кошка-леопард».

Роберт Даллет. "Яванская дикая кошка-леопард".

Как известно, кошки давно признаны домашними знахарями. Но врач из Петербурга Геннадий Петраков подошёл к изучению способностей усатых-полосатых серьёзно и по-научному.

Сначала он испробовал силу кошачьего биополя на себе: завёл дома пушистого кота, тот полюбил нежиться у него в ногах, и через какое-то время врач заметил, что болезненное отложение солей на косточках стопы как-то само собой рассосалось. Оказалось, что у жены кот «вылечил» гастрит, а у тёщи стали гораздо меньше болеть колени: Васька полюбил на них сидеть.

С тех пор Геннадий увлёкся кошкотерапией. Не буду рассказывать, сколько лет занимался он скрупулёзным изучением этой темы, заставляя пациентов обзаводиться домашними животными и подробно записывать результаты. Но к выводам пришёл однозначным: коты разных пород по-разному действуют на людей. Кроме того, лечебные способности котов и кошек не одинаковы – биовоздействие кошек сильнее, они лучше лечат заболевания нервной системы, внутренних органов. А коты – «спецы» по радикулитам, артрозам, остеохондрозам.

Если у вас больные печень, почки, вы страдаете от гастрита или колита – вам лучше завести кошку короткошерстной породы – например русская голубая, или даже ставшую модной «голую» кошку без шерсти, у неё температура тела на несколько градусов выше, чем у человека, и живое тепло благотворно действует на больные органы. Кошка должна греть вам живот, как грелка.

Если у вас проблемы с нервной системой: мучает депрессия, плохой сон, вы раздражительны, не уверены в себе – смело берите в дом самую пушистую кошку, какую найдёте (сибирскую, персов, гималаев). И почаще её гладьте: именно через пальцы рук и ладони эти кошки передадут вам успокоительную биоэнергию и заряд оптимизма.

Сердечникам рекомендуются кошки и коты средней или малой пушистости с характером нордическим, стойким (например, британцы).

А тем, кто постоянно страдает от простудных заболеваний, лучше всего завести сиамских котов – они каким-то образом убивают в доме болезнетворные микробы.

По словам Петракова, многое зависит от индивидуальных кошачьих способностей. Но даже зарубежная статистика подтверждает: владельцы котов живут на 5 лет дольше, чем владельцы собак, и на 8 лет дольше тех, у кого вообще нет никаких животных.

Наталья Санина. «Кошки спасают…». «Великолукская правда» 26 сентября 1998 год.

* * *

 

1 2 3 ... 5

 

КОШКА

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.

 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: