- 2 -

Испания

в живописи и литературе

 

Луи-Мишель Ванлоо.
«Секстет (Испанский концерт)».
1768.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Луи-Мишель Ванлоо. "Секстет (Испанский концерт)". 1768. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

У самого захудалого испанца всегда блестящая родословная…

Вашингтон Ирвинг. «Альгамбра».

* * *

 

Джордж Стаббс, подражатель.
«Испанский пойнтер».
Конец XVIII века.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Джордж Стаббс, подражатель. "Испанский пойнтер". Конец XVIII века. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Но в это время отворились другие решетчатые ворота, и на арену с дикой стремительностью и неистовым лаем вырвалась стая собак: светло-серых гигантских молосских собак с Пелопоннеса, полосатых пиренейских и волкоподобных лохматых псов из Иберии*, нарочно выдержанных на голоде, с запавшими боками и налитыми кровью глазами. (*Иберия — Испания.)

Генрик Сенкевич. «Камо грядеши».

* * *

 

Эдуард Петрович Гау.
«Виды залов Нового Эрмитажа. Зал испанской школы».
1856.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Эдуард Петрович Гау. "Виды залов Нового Эрмитажа. Зал испанской школы". 1856. Эрмитаж, санкт-Петербург.

У испанцев, как говорится, естественный талант к здравомыслию, так что они собеседники толковые и приятные в самом низком своем положении и при самом скудном образовании; добавлю ещё, что они никогда не бывают вульгарными: природа наделила их врожденным достоинством.

Вашингтон Ирвинг. «Альгамбра».

* * *

 

Эдуард Мане.
«Испанский гитарист».
1861.
Музей Метрополитен, Нью-Йорк.

Эдуард Мане. "Испанский гитарист". 1861. Музей Метрополитен, Нью-Йорк.

Есть два разряда людей, для которых жизнь – сплошной праздник: очень богатые и совсем нищие – одним просто нечего делать, а другим делать нечего; и пуще всех понаторели в ничегонеделании и пропитании помимо денег испанские бедняки. Полдела – климат, остальное – темперамент. Дайте испанцу летом – тени, зимой – солнца, краюшку хлеба, головку чеснока, ложку оливкового масла, горстку гороха, затасканный бурый плащ и гитару – и все ему нипочем. Подумаешь, бедность! Он знает, что бедность не порок. Бедность ему к лицу, вроде драного плаща. Хоть и в лохмотьях, а все идальго.

Вашингтон Ирвинг. «Альгамбра».

* * *

 

Эдуард Мане.
«Испанский балет».
1862.
Коллекция Филлипса, Вашингтон.

Эдуард Мане. "Испанский балет". 1862. Коллекция Филлипса, Вашингтон.

Рядом с нею сидел жених – невзрачный тонконогий человечишко, но зато сразу было понятно, что кровь в нем самая голубая: ведь настоящие испанские гранды выше трех локтей не растут*. (*В XIX веке во многих европейских странах локоть составлял 547 мм).

Вашингтон Ирвинг. «Альгамбра».

* * *

 

Эдуард Мане.
«Лежащая молодая женщина в испанском костюме».
1862.
Картинная галерея Йельского университета, Нью-Хейвен.

Эдуард Мане. "Лежащая молодая женщина в испанском костюме". 1862. Картинная галерея Йельского университета, Нью-Хейвен.

Испанцы всегда и во всём любили размах. Огромные дворцы, тяжёлые экипажи с лакеями на подножках и запятках, пышные выезды, всевозможная и бесполезная прислуга – кажется, чем родовитее вельможа, тем больше народу толчётся у него в доме, кормится за его счёт и норовит слопать его живьём. Во времена войн с маврами, войн беспрерывных и внезапных, была, конечно, надобность содержать толпы вооружённой челяди, всякого могли в любой день осадить в собственном! замке или призвать на врага с ополчением.

Но войны кончились, а обычай остался; что было необходимостью, стало чванством. Завоеванья и открытия обогащали страну и сопутствовали пристрастью к царственному роскошеству. В Испании от века заведено – из тщеславия пополам со щедростью, – что престарелого слугу не прогоняют, а содержат до его смертного часа; мало того, его дети, внуки, а пожалуй, еще родня и свойственники постепенно прибиваются к дому. Поэтому великолепные дворцы испанских вельмож, где огромные хоромы кой-как обставлены скудной и небогатой утварью и оттого производят впечатление дутой роскоши, строились исходя из обыкновений их владельцев. В них еле-еле размещались поколения у наследованных нахлебников, объедавших знатного испанца.

Патриархальные обычаи испанской знати пришли в упадок с оскудением доходов, но дух, питавший их, жив доселе и нипочём не желает считаться с переменами. Даже у самых бедных дворян непременно есть наследственные прихлебатели, которые помогают им нищать. А те, кто, подобно моему соседу графу, сохранил остатки былых несметных богатств, хранят трогательную верность заветам предков, и поместья их запружены толпами всепожирающей праздной челяди.

Вашингтон Ирвинг. «Альгамбра».

* * *

 

Эдуард Мане.
«Испанка с чёрным крестом».
1865.
Музей искусств, Даллас.

Эдуард Мане. "Испанка с чёрным крестом". 1865. Музей искусств, Даллас.

Вчера я представлялся старшине нашей здешней вашингтонской колонии. Он меня пригласил очень ласково и обещал дать мне проводников во внутренность Испании, в которую почти невозможно проникнуть, не подвергаясь величайшим опасностям.

Дикие гверилассы, единственные обитатели сей страны, переходят со своими стадами из долины в долину и под предводительством отважных атаманов грабят мирных африканских купцов и путешественников. Единственное средство предохранить себя от их разбоев: у начальника ближайшей шайки брать провожатого, за которого вносить значительную сумму.

Вильгельм Кюхельбекер. «Европейские письма».

* * *

 

Эдгар Дега.
«Испанские танцоры и музыканты».
1869.
Национальная галерея искусства, Вашингтон.

Эдгар Дега. "Испанские танцоры и музыканты". 1869. национальная галерея искусства, Вашингтон.

 

Эдгар Дега.
Этюд испанской танцовщицы.
Около 1880.
Лувр, Париж.

Эдгар Дега. Этюд испанской танцовщицы. Около 1880. Лувр, Париж.

 

Анри де Тулуз-Лотрек.
«Испанская танцовщица».
1888.
Частная коллекция.

Анри де Тулуз-Лотрек. "Испанская танцовщица". 1888. Частная коллекция.

 

Анри де Тулуз-Лотрек.
«Эдме Леско в роли испанской танцовщицы».
Серия «Кафешантан»,
1893.

Анри де Тулуз-Лотрек. "Эдме Леско в роли испанской танцовщицы". Серия "Кафешантан". 1893.

 

1 ... 3

 

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: