- 2 -

Москва в живописи

 

«Начальные люди или офицеры Московских Стрелецких полков в 1674 году».

"Начальные люди или офицеры Московских Стрелковых полков в 1674 году".

 

«Знамя Московских Стрельцов 1699 года».

"Знамя Московских Стрельцов 1699 года.

 

Неизвестный художник.
«Избранные святые митрополиты московские Пётр, Иона, Филипп, Алексей».
Начало ХХ века.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Неизвестный художник. "Избранные святые митрополиты московские Пётр, Иона, Филипп, Алексей". Начало ХХ века. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

 

А. Янов.
«Приказ в Москве».

А. Янов. "Приказ в Москве".

 

Сергей Васильевич Иванов.
«В приказе московского времени».

Сергей Васильевич Иванов. "В приказе московского времени".

 

Сергей Васильевич Иванов.
«Суд в Московском государстве».

Сергей Васильевич Иванов. "Суд в Московском государстве".

 

«Панорама Москвы».
1702 год.

"Панорама Москвы". 1702 год.

 

«Возвращение царевичей Петра и Алексея в Москву».
Миниатюра из рукописи «История Петра I».
XVIII век.

"Возвращение царевичей Петра и Алексея в Москву". Миниатюра из рукописи "История Петра I". XVIII век.

МОСКВА – город в междуречье Оки и Волги, расположенный на р. Москва, вторая столица Российской империи в 18 – нач. 20 вв.

С 1708 г. Москва стала центром Московской губернии, резиденцией генерал-губернатора.

В 18 в. в Москве были заложены основы городского общественного самоуправления. По городской реформе 1699 г. был создан орган местного управления – Бурмистерская палата, вскоре переименованная в Ратушу. Она состояла из бурмистров, выбранных на посадских собраниях. В 1720 г. на смену Ратуше пришел Магистрат, членов которого избирали не все посадские люди, а только «первостатейные» - промышленники и богатые купцы, входившие в 1-ю гильдию. После смерти Петра I московский Магистрат постепенно превратился в придаток центральной администрации. В нем все большую роль стали играть представители купеческой верхушки.

В 1712 г. столицу перенесли из Москвы в Петербург, но Москва осталась «первопрестольной столицей» («второй столицей») империи, она по-прежнему сохраняла значение важнейшего политического, административного и культурного центра. Почти все центральные ведомства России: Сенат, Синод, министерства, главные управления и т. д. – имели в Москве свои отделения.

В 18 в. Москва по-прежнему оставалась крупнейшим торговым центром. Развивалась промышленность, главным образом текстильная.

В 18 в. Москва стала ареной народных выступлений: движения мастеровых и работных людей московских мануфактур в 1720-1740-х гг., «чумного бунта» 1771 г., стачек на частных кирпичных заводах в июле 1779 г.

Территория Москвы быстро увеличивалась. Ее площадь к сер. 18 в. составляла 8698 га. С 1700 г. началось строительство булыжных мостовых. В ноябре 1730 г. появилось постоянное уличное освещение. В 1781-1804 гг. был построен первый в России Мытищинский водопровод. По нему воды Мытищинских ключей поступали в 5 фонтанов, находившихся в пределах Садового кольца, откуда ее разбирали жители.

В нач. 19 в. на крупных мануфактурах работали десятки тысяч рабочих. Москва стала центром всероссийского  обмена, в частности продуктами промышленного производства. Предпринимателей и промышленников в Москве было больше, чем дворян. Накопленный капитал помог им упрочить социальное положение, и они заняли ведущее положение в экономике города.

В начале Отечественной войны 1812 г. москвичи организовали патриотическое движение в защиту России. Вокруг Москвы формировались и действовали партизанские отряды, накапливались боевые силы русской армии. Под Москвой произошло Бородинское сражение 1812 г., в значительной степени предопределившее гибель армии Наполеона. 2(14) сентября французские войска вошли в Москву, покинутую жителями. Французская армия оставалась в Москве 39 дней. Отступая, Наполеон приказал взорвать Кремль, но из-за угрозы окружения приказ не был выполнен.

После 1812 г. Москва все больше утрачивала черты дворянского города. Заметно выросло число промышленных предприятий. В 1814 г. на предприятиях Москвы была сосредоточена 1/6 часть всех рабочих России. К 1811 г. Население Москвы составляло более 275 тыс. человек, к 1862 г. – до 378 тыс. человек, в 1897 г. – превысило 1 млн. человек. К кон. 19 в. Москва стала крупнейшим центром легкой промышленности страны. Экономическое значение Москвы упрочилось после того, как железные дороги связали ее с Петербургом и другими городами России.

Происходило социальное расслоение города. Промышленники и предприниматели составляли всего 2% населения Москвы, а пролетарские и полупролетарские слои – 55%. Резко различались богатый центр Москвы и рабочие окраины.

Внутригородскими делами ведала Городская дума, созданная в соответствии с Положением 1870 г. Ее состав избирался на основе имущественного ценза, поэтому в ней преобладали предприниматели, фабриканты, купцы и богатые дворяне. В 1892 г. было введено новое положение, урезавшее права жителей города, полученные по Положению 1870 г. Число избирателей уменьшилось: в 1870 г. в Москве имели право голоса 3,4% населения, а в 1892 г. – 0,5%.

В кон. 1840-х гг. появился общественный транспорт – линейки. 1 ноября 1851 г. была открыта железная дорога между Петербургом и Москвой. В 1867 г. многие улицы имели газовое освещение. В 1872 г. началось движение по городским железным дорогам с конной тягой – конкам. В 1872 г. стала действовать линейная телеграфная связь, соединявшая Москву с Петербургом. В 1882 г. появилась телефонная станция. В кон. 19 в. в центре города появилась канализация. 31 декабря 1898 г. открылась первая междугородная телефонная линия Москва-Петербург. В 1899 г. стали ходить трамваи.

Школьная энциклопедия. Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003 год.

* * *

 

А. Шхонебек.
«Немецкая слобода в Москве».

А. Шхонебек. "Немецкая слобода в Москве".

 

Василий Иванович Суриков.
«Большой маскарад в 1722 года на улицах Москвы с участием Петра I и князя-кесаря И. Ф. Ромодановского».
1900.

Василий Иванович Суриков. "Большой маскарад в 1722 году на улицах Москвы с участием Петра I и князя-кесаря И. Ф. Ромодановского". 1900.

В начале XVIII  века торговые гости ехали в Москву с камнем за пазухой. Но не в переносном смысле, а в прямом.

В 1705 году Пётр I решил привести в порядок московские улицы. В Кремле и Китай-городе деревянные мостовые заменялись каменными плитами, а остальные районы Москвы мостились мелким камнем. Для сбора камня на всё государство была наложена особая каменная повинность. С дворцовых, архиерейских, монастырских земель и вотчин служилых людей взимался камень в зависимости от числа крестьянских дворов. С первого десятка дворов брали один камень размером в аршин (71,12 см), со второго десятка – по два камня в полуаршин, с третьего – аршинный кубик мелкого камня размером не меньше гусиного яйца. Та же повинность налагалась и на купечество. А крестьяне, приезжавшие в Москву для торга, должны были к заставе привозить каждый раз по три камня с гусиное яйцо, а также песок.

С камнем за пазухой. «Наука и жизнь».

* * *

 

«Фейерверк в Москве 1 января 1704 года».

"Фейерверк в Москве 1 января 1704 года".

 

Василий Игоревич Нестеренко.
«Москва встречает героев Полтавы».
1998.

Василий Игоревеч Нестеренко. "Москва встречает героев Полтавы". 1998.

 

Сергей Николаевич Ефошкин.
«На улицах старой Москвы. XVIII век».

Сергей Николаевич Ефошкин. "На улицах старой Москвы. XVIII век".

 

«Маскарад в Москве в 1722 году по случаю празднования Ништадтского мира».

"Маскарад в Москве в 1722 году по случаю празднования Ништадтского мира".

В 1722 году велено московским обывателям в продолжение четырех лет выстроить каменные дома и покрыть их гонтом; для того приказано собрать в Москву из Малороссии мастеров, умеющих делать гонтовые крыши; они должны были бесплатно обучать крестьян, которых помещики пожелают отдать в учение. Черных изб без труб или с деревянными трубами отнюдь не дозволялось более строить, а существующие велено сломать; приказано мостить Москву камнем, вместо прежней деревянной мостовой, непрочной, неудобной для езды и опасной во время пожаров. Запрещалось бросать на улицу падаль и помёт, заваливать реки нечистотою, на рынках торговцам – продавать вонючее мясо и рыбу; продавцам съестного приказано покрывать свои шалаши рогожами и полки холстом, а хлебников обязали для опрятности носить балахоны.

Н. И. Костомаров. «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей». Санкт-Петербург, «Весь». 2005 год.

* * *

 

«Вид Москвы от Каменного моста. 1707 год».

"Вид Москвы от Каменного моста". 1707.

До революции в Петербурге было 63 больших моста, а в Москве – 21. Это составляло 2/3 всех больших мостов, сооруженных тогда в государстве.

Н. Супрунов. «Кое-что о мостах…» «Техника – молодёжи» №12 1979 год.

* * *

 

Максим Никифорович Воробьев.
«Москва. Вид на Кремль с Каменного моста».
1818.
Государственный музей А. С. Пушкина, Москва.

Максим Никифорович Воробьев. "Москва. Вид на Кремль с Каменного моста." 1818. Государственный музей А. С. Пушкина, Москва.

 

План Москвы.
1739.

План Москвы. !739.

Дабы уберечь от истребления леса, императрица Елизавета совсем отменила выделку дёгтя на экспорт, хотя от этой крайней меры в бюджете страны образовалась солидная брешь. Ради сохранения природы и живности, на целые 200 вёрст в округе Москвы запретили работу фабрик, винокурен, стекольных заводов и кузниц. Воздух в первопрестольной был свежайший и чистый – как в деревне, изобилие садов и тропических оранжерей напояло древнюю столицу дивными ароматами.

Дворянская Москва всегда была довольна собой, противопоставляя свой уклад жизни чиновному быту новой столицы. Здесь, в кривых переулочках, во всяких Сивцевых Вражках, Арбатах и Пречистенках, ещё со времён Петра I затаилась глухая незлобивая оппозиция невской столице. Московское барство расселось широко и уютно – не в пример чеканному Петербургу с его строгою планировкою площадей и усадеб. Близость подмосковных вотчин, где тысячи крепостных трудились на благо господ, дешевейшая доставка на Москву всяческой снеди, которая из деревень попадала сразу на барский стол, - всё это делало московский быт чрезмерно богатым, здесь воистину раскидывалась скатерть-самобранка легендарного русского гостеприимства. Приглашённый к обеду лишь один раз имел право обедать до конца жизни, и никто у него никогда больше не спрашивал – кто ты таков и откуда ты появился?

А в особняках Москвы тихо додремывала старинные сны глубочайшая ветхость боярства, помнившая ещё царевну Софью, бунты стрелецкие, головы рубленые, ассамблеи потешные, машкерады изрядные с винопитием излишним, отягощающим. Под сенью вычурных капителей, за коллонадами дворцов хранились не закреплённые ни в каких анналах, а лишь удерживаемые в угасающей памяти легенды, древние анекдоты и обширные кладези генеалогических связок, навсегда утерянные для историков позднейших поколений. Когда в Москве встречались дворяне, даже незнакомые, они не расходились до тех пор, пока не устанавливали – да, они меж собою родственники, вот радость-то! И пусть десятая вода на киселе, но их родословные ветви где-то когда-то соприкоснулись и брызнули свежим соком в потомстве. Родственная близость всего дворянства России, связанного в один крепкий узел общего родства, - это была могучая первобытная сила, сила ещё феодальная…

Валентин Пикуль. «Фаворит». Ленинград, «Лениздат». 1985 год.

* * *

 

Неизвестный художник.
«Изображение фейерверка в Москве 25 апреля 1742 года».
1742.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Неизвестный художник. "Изображение фейерверка в Москве 25 апреля 1742 года". 1742. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

 

Неизвестный художник XVIII века.
«П. С. Салтыков, генерал-фельдмаршал, московский генерал-губернатор в 1763-1771 годах».

Неизвестный художник XVIII века. "П. С. Салтыков, генерал-фельдмаршал, московский генерал-губернатор в 1763-1771 годах".

 

«М. Н. Волконский, московский генерал-губернатор в 1771-1780 гг.».

"М. Н. Волконский, московский генерал-губернатор в 1771-1789 гг.".

 

«Медаль с портретом П. А. Демидова в память открытия в Москве Коммерческого училища».

"Медаль с портретом П. А. Демидова в память открытия в Москве Коммерческого училища".

 

«Казнь Пугачёва в Москве 10 января 1775 года».
1860-е.

"Казнь Пугачёва в Москве 10 января 1775 года". 1860-е.

 

М. Казаков.
«Увеселительные строения на Ходынском поле в Москве в 1775 году в честь заключения Кючук-Кайнарджийского мира. Восточная сторона».

М. Казаков. "Увеселительные строения на Ходынском поле в Москве в 1775 году в честь заключения Кючук-Кайнарджийского мира. Восточная сторона."

 

«Иллюминация перед домом московского главнокомандующего князя В. М. Долгорукова-Крымского в связи с 20-летием восшествия на Всероссийский престол Екатерины II».
1780.

"Иллюминация перед домом московского главнокомандующего князя В. М. Долгорукова-Крымского в связи с 20-летием восшествия на Всероссийский престол Екатерины II". 1780.

 

Шарль-Луи Клериссо.
«Проект Триумфальных ворот на дороге из Петербурга в Москву».
Генеральный план.
1781.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Шарль-Луи Клериссо. "Проект Триумфальных ворот на дороге из Петербурга в Москву". Генеральный план. 1781. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

С основанием Петербурга пролегла извилистая сухопутная дорога между обеими столицами, тянувшаяся верст на 750. По этой дороге даже иностранные послы недель в 5 добирались из Москвы до Петербурга вследствие грязи и поломанных мостов, дней по 8 дожидались лошадей на станциях. Петр хотел выпрямить этот путь, сократив его верст на 100 слишком, построил уже 120 верст новой дороги от Петербурга, но потом бросил ее, не сумев справиться с новгородскими лесами и болотами. 

Василий Осипович Ключевский. «Курс русской истории».

* * *

 

«Вид Голицынской больницы в Москве».
1798.

"Вид Голицынской больницы в Москве". 1798.

Особый интерес представляют названия улиц Москвы. Наряду с церковными, чрезвычайно обильными, как и подобает для сердца «Святой Руси», наряду с историческими и топографическими, неизбежными для каждого древнего города, есть ряд названий, чрезвычайно характерных именно для Москвы. Например, комплекс улиц у Арбатской площади: Поварская, с ее переулками Скатертным, Хлебным, Столовым, напоминает о хозяйственности князей-строителей радушной Москвы. Или улицы с уменьшительными окончаниями, так ласкающими слух всех любящих Москву: Полянка, Ордынка, Палиха, Плющиха и т. д.

Н. П. Анциферов. «Непостижимый город…». «Лениздат». 1991 год.

* * *

 

Луи Жан Депре.
«Проект дворца графа Шереметева в Китай-городе в Москве».
1790-е.

Луи Жан Депре. "Проект дворца графа Шереметева в Китай-городе в Москве". 1790-е.

 

Фёдор Яковлевич Алексеев.
«Красная площадь в Москве».
1801.
Государственная Третьяковская галерея, Москва.

Фёдор Яковлевич Алексеев. "Красная площадь в Москве". 1801. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

Примечательная запись была сделана 25 октября 1727 года в журнале кремлевской Оружейной палаты начальством Казенного двора: «От старого и доимочного приказов пометной сор от нужников подвергает казну немалой опасности, ибо от того является смрадный дух, а от того духа Его Императорского Величества золотой и серебряной посуде и иной казне ожидать опасной вреды, отчего б не почернела».

Жители Москвы XVII века точно так же, как парижане, выбрасывали экскременты прямо на улицу. По Тверской струились ручьи мочи, которые вытекали из-под деревянных заборов.

«Зловоние разных оттенков всецело господствовало над Москвой», – писали современники в середине XIX века. Смертность в Москве составляла 33 человека на 1000. А к концу того же века газета «Русская летопись» так описывала Красную площадь: «…настоящая зараза от текущих по сторонам вонючих потоков. Около памятника Минину и Пожарскому будки… к ним и подойти противно. Ручьи текут вниз по горе около самых лавок с фруктами… Москва завалена и залита нечистотами и обложена ими снаружи…»

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны».

* * *

 

Фёдор Яковлевич Алексеев.
«Вид Москвы от Троицких ворот Кремля».
1810-е.

Фёдор Яковлевич Алексеев. "Вид Москвы от Троицких ворот Кремля". 1810-е.

Москва… Как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!

Это, как все мы помним, Пушкин. А вот Лермонтов:

Москва, Москва!.. Люблю тебя как сын,
Как русский, - сильно, пламенно и нежно!
Люблю священный блеск твоих седин
И этот Кремль зубчатый, безмятежный.

Владимир Чивилихин. «Память». Собрание сочинений в 4-х томах. Москва, «Современник». 1985 год.

* * *

 

Фёдор Яковлевич Алексеев.
«Вид на Воскресенские и Никольские ворота и Неглинный мост от Тверской улицы в Москве».
Государственная Третьяковская галерея, Москва.

Фёдор Яковлевич Алексеев. "Вид на Воскресенские и Никольские ворота и Неглинный мост от Тверской улицы в Москве", Государственная Третьяковская галерея, Москва.

В 1950 году, вечером 20 февраля, над Москвой наблюдалось полярное сияние. Необычайно яркая светло-красная дуга с размытыми краями простиралась от зенита к северо-западу, имея разрыв посредине. Края дуги в виде громадных пламенеющих пятен пересекались продольными прямыми лучами, которые были светлее и еще ярче, чем сами пятна. Наблюдалось полярное сияние над Москвой и 9 марта 1970 года.

На территории Александровского сада (у стен Кремля) и площади Свердлова вплоть до XVIII века были большие пруды, плотины, крутились мельничные колеса. Были мельницы и в районе современной Метростроевской улицы, об этом упоминается в завещании Дмитрия Донского (1389 год). Московские водяные мельницы использовались не только для помола зерна. Известны пороховая мельница на реке Яузе, мельница для выделки лосиных кож и т. п.

Первый каменный мост в Москве был построен более 600 лет назад - в 1367 году от Троицкой башни Кремля, через реку Неглинную и вел на Смоленскую дорогу (ныне проспект Калинина). Мост, по-видимому, покоился на арках, пролет которых не превышал четырех метров. Первый каменный мост через Москву-реку соорудили лишь в 1686-1692 годах неподалеку от современного Большого Каменного моста.

В Москве за год в среднем бывает 72 ясных дня, 111 пасмурных, 182 полуясных, с переменной облачностью.

Самое теплое место в Москве – низина близ гостиницы «Балчуг», самое холодное – район ВДНХ. Разность температур в этих двух точках города составляет обычно 1,5-2 градуса.

Кунсткамера. «Наука и жизнь».

* * *

 

Фёдор Яковлевич Алексеев.
«Вид Москвы».

Фёдор Яковлевич Алексеев. "Вид Москвы".

В тридцатые годы прошлого века среди москвичей была популярна чаадаевская острота: «В Москве каждого иностранца водят смотреть большую пушку и большой колокол. Пушку, из которой стрелять нельзя, и колокол, который свалился прежде, чем звонил. Удивительный город, в котором даже достопримечательности отличаются нелепостью».

Дмитрий Шеваров. «Его называли безумцем, и он с гордостью носил это звание». «Комсомольская правда» 6 июня 1994 года.

* * *

 

К. Браун.
«Здание Присутственных мест, Воскресенские ворота и магистратат на Воскресенской площади в Москве».
1823.

К. Браун. "Здание Присутственных мест, Воскресенские ворота и магистрат на Воскресенской площади в Москве. 1823.

Всенародными развлечениями в Москве начала XIX века, как и при царях московских, были петушиные, гусачьи и кулачные бои и гулянья. Ими равно тешились и высшие, и низшие сословия. В Лазареву субботу гуляли на Красной площади, в Семик – в Марьиной роще, 1 мая было самое многолюдное гулянье – в Сокольниках, оно же «гулянье на немецких столах». Сохранилось предание, что там еще Петр пировал с немцами. Ко дню гуляний торговцы раскидывали по полю балаганы и лотки. Для знатных господ слуги разбивали роскошные палатки, ставили для знакомцев и приятелей столы с яствами. Среди густой толпы пешего простонародья медленно двигались тарантасы мещан, купеческие дрожки, старые клячи тащили тяжелые, домодельные помещичьи рыдваны, великолепные рысаки в серебряной сбруе с перьями везли золотые кареты богачей. Знать наперегонки щеголяла пышностью выездов, яркими бархатными, с бобровой оторочкой кафтанами кучеров, многочисленностью свиты. Толпа нетерпеливо ждала появления фаворита Екатерины графа Алексея Орлова-Чесменского. Когда издали показывались его рысаки, по всему полю раздавались голоса: «Едет, едет!»

Вот как описал в своем дневнике молодой чиновник Жихарев гулянье 1 мая 1805 года, на которое нянька могла привести и маленьких Пушкиных:

«На статном фаворитном коне показался граф Алексей Орлов в парадном мундире, обвешанном орденами. Азиатская сбруя, седло, мундштук и чепрак были буквально залиты золотом и изукрашены драгоценными камнями. За ними, немного поодаль, на прекрасной серой лошади ехала его единственная, горячо любимая дочь Анна. (Та, что позже станет духовной дочерью сурового архимандрита Фотия.) Ее сопровождали дамы, также верхом, А. А. Чесменский (ее побочный брат), А. В. и И. Р. Новосильцовы, князь Хилков, Д. М. Полторацкий и много других особ». Вслед за кавалькадой берейторы и конюхи вели несколько десятков лошадей под попонами. Орловский выезд заключался вереницей карет, колясок, одноколок, причем все лошади этого праздничного поезда были подобраны в масть.

Ариадна Тыркова-Вильямс. «Жизнь Пушкина». Том первый. 1799-1824.

* * *

 

Р. Курятников.
«Гостиный двор на Ильинке в Москве».
1824.

Р. Курятников. "Гостиный двор на Ильинке в Москве". 1824.

Пушкин и Дельвиг всегда гордились тем преимуществом, что родились в Москве, утверждая, что тот из русских, кто не родился в Москве, не может быть судьею ни по части хорошего выговора на русском языке, ни по части выбора истинно-русских выражений. Вот почему Пушкин бесился, слыша, если кто про женщину скажет, "она тяжела" или даже "беременна", а не брюхата, -слово самое точное и на чистом русском языке обыкновенно употребляемое. Пушкин тоже терпеть не мог, когда про доктора говорили "он у нас пользует". Надобно просто "лечит".

П. А. ПЛЕТНЕВ - Я. К. ГРОТУ. Переписка Грота с Плетневым, III, 400.

* * *

 

Пётр Павлович Оссовский.
«Москва, я думал о тебе».
1985.

Пётр Павлович Оссовский. "Москва, я думал о тебе". 1985.

Но вот уж близко. Перед ними
Уж белокаменной Москвы,
Как жар, крестами золотыми
Горят старинные главы.
Ах, братцы! как я был доволен,
Когда церквей и колоколен
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!
Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва... как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!

Александр Пушкин. «Евгений Онегин».

* * *

 

Неизвестный художник.
«Москва. Петровский замок».
1820-е.
Государственный музей А. С. Пушкина, Москва.

Неизвестный художник. "Москва. Петровский замок.". 1820-е. Государственный музей А. С. Пушкинв.

 

«А. Ф. Малиновский - управляющий Московским архивом Коллегии иностранных дел».
1820-е.

А. Ф. Малиновский - управляющий Московским архивом Коллегии иностранных дел". 1820-е.

 

Луи Куртэн, Жан Виктор Адам.
«Коронация Николая I в Успенском соборе в Москве».
1828.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Луи Куртэн, Жан Виктор Адам. "Коронация Николая I в Успенском соборе в Москве". 1828. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

На приезжих из деревни коронационная Москва производила ошеломляющее впечатление. В один день с Пушкиным туда приехал С. Т. Аксаков. Он писал: «Москва еще полна гостей, съехавшихся на коронацию со всей России, из Петербурга, из Европы, гудела в тишине темной ночи. Десятки тысяч экипажей, скачущих по мостовым, крик и говор еще не спящего четырехсоттысячного населения производили такой полный хор звуков, который нельзя передать никакими словами. Над всей Москвой стояла беловатая мгла, сквозь которую светились миллионы огоньков. Бледное зарево отражалось в темном куполе неба, и тускло сверкали в нем звезды. В эту столичную тревогу, вечный шум, гром, движение и блеск переносил я из спокойной тишины деревенского уединения скромную судьбу мою и моей семьи».

Москва всегда умела и любила праздновать. Приезд двора и коронация дали для этого отличный повод. Русская знать и иностранные послы соперничали между собой в пышности приемов. Долго шли споры о том, кто лучше принял Царя – английский посол – герцог Девонширский – или посол французский, герцог Рагузский? У кого ярче были освещены палаты, где искуснее играли крепостные музыканты, у князя Юсупова или у графини Анны Орловой-Чесменской? Она разослала более тысячи приглашений. Такого количества танцоров ее зала не могла вместить. Графиня велела настлать паркет в огромном манеже, где ее отец объезжал своих знаменитых рысаков. Одной из главных трудностей приемов было освещение. Вся Москва говорила о том, что в манеже графини Орловой горело более 7000 свечей, да еще восковых.

Она воскресила пышность Екатерининских дней, устроила все так роскошно, что суровый монах Фотий, под духовной властью которого спасала свою душу скромная, аскетически набожная дочь вельможи, велел ей после бала омыть грех светских утех усердными молитвами и сугубо щедрыми вкладами в монастырские церкви.

На этот бал Пушкин уже, вероятно, попал. Он упомянул о нем во французском письме к П. А. Осиповой, где описал гуляние, устроенное для народа:

«Сегодня, 15 сент., у нас большое народное гулянье. На Девичьем поле поставлено три версты столов, пироги поставляют саженями, как дрова. Так как пироги пекли несколько недель тому назад, их будет трудно проглотить и переварить, но почтенной публике предоставят фонтаны вина, чтобы их размочить» (15 сентября 1826 г.).

Коронационные празднества завершились колоссальным фейерверком. Все небо над Москвой горело огнями. Было сразу пущено 140 тысяч ракет, которые огненными буквами чертили над головой Царя и Царицы их вензеля. Этими огненными потехами завершилась официальная программа. Двор уехал в Петербург.

Ариадна Тыркова-Вильямс. «Жизнь Пушкина».

* * *

 

Неизвестный художник.
«Коронация Николая I в Успенском соборе в Москве».
Первая половина XIX века.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Неизвестный художник. "Коронация Николая I в Успенском соборе в Москве". Первая половина XIX века. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

 

«Красная площадь в Москве».

"Красная площадь в Москве".

 

«Здание Опекунского совета в Москве».
Архитекторы Д. Желярди, А. Григорьев.
1823-1826.

"Здание Опекунского совета в Москве". Арх. Д. Желярди, А. Григорьев. 1823-1826.

После коронации Николая I обычаи стали меняться, жить стали пышнее, обедать позже, одевать дворню лучше. А в общем Москва жила той веселой хлебосольной жизнью, которую Толстой описал в «Войне и мире». Гостям всегда были рады. Раз человек был принят в доме, он всегда мог, особенно там, где была молодежь, приехать в любое время, начиная с полудня и кончая полуночью. Это помимо званых обедов, спектаклей, балов, маскарадов, которые часто кончались под утро. 

Ариадна Тыркова-Вильямс. «Жизнь Пушкина».

* * *

 

Гравюра по рисунку А. Викерса.
«Крестный ход у Никольских ворот Китай-города в Москве».
1835-1837.

Гравюра по рисунку А. Викерса. "Крестный ход у Никольскийх ворот Китай-города в Москве". 1835-1837.

 

1 ... 3 4

 

МОСКВА

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.

 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: