Василий Иванович Суриков.

"Покорение Сибири Ермаком".

1895.

 

Василий Иванович Суриков. "Покорение Сибири Ермаком". 1895.

Василий Иванович Суриков (1848-1916), сам по происхождению казак, трепетно относился к истории своих предков, некогда завоевавших и освоивших Сибирь, и поэтому с особым подъемом взялся за эту картину. С 1892 года он писал этюды на Оби, в Хакасии. Там же он сделал множество портретов местных жителей, рисовал их традиционные одежды и оружие. На Дону, в станице Раздорская, он писал портреты казаков, искал те «типы», которые потом использовал в своей картине. Он был убежден, что как раз отсюда «вышел Ермак».

Вопрос о происхождении Ермака довольно спорен, как и вообще вся история похода Ермака, который в зависимости от политической конъюнктуры называли то «завоеванием Сибири», то «присоединением Сибири». Один из авторов, Р. Г. Скрынников, чтобы уйти от резких определений, выбрал для названия своей книги нечто «нейтральное» - «Сибирская экспедиция Ермака», как будто речь идет о научно-исследовательском проекте. А мы лукавить не будем: Сибирское ханство было завоевано силою оружия, и картина Сурикова, собственно, об этом и повествует.

Скорее всего, Ермак (Ермолай) и его молодцы вышли с Дона. Можно проследить по документам, как донские казаки в 1570-х годах в поисках добычи перебрались на Волгу, где начали грабить купеческие и государевы суда. Они настолько распоясались, что, как сообщает летописец, раз «послов персидских и бухарских побиша и разграбиша». Царь Иван Грозный послал против них войска, которые разбили основные разбойничьи силы. В итоге, продолжает летописец, «оные же казаки многие пойманы, казнь прияша, а иныи вси разно рассыпашася. Един же от них старейшина атаман, именем Ермолай, да с ним шестьсот человек вкупе бежаша, и по присылке Максима Строганова, <…> дошедши же до вотчины Строгановых».

Тут важно выражение «по присылке (приглашению. – Е. А.) Максима Строганова». Как известно, обширные владения купцов Строгановых простирались до Камня (Уральских гор), и в 1570-е годы Строгановы добились у царя разрешения вторгаться в пределы соседнего государства – Сибирского ханства, «крепости делати и сторожей с огняным нарядом держати», приводить в русское подданство местные народы и собирать с них ясак – налог пушниной.

К этому времени Сибирское ханство – это бывший осколок Большой Орды, охвативший пространство Западной Сибири, - переживало нелегкие времена. В 1563 году пришлый из Средней Азии хан Кучум сверг и убил хана Едигера, который раньше, в 1555 году, признал подданство России и платил ясак. Новый хан оказался правителем крутым и решительным. Он начал мечом и Кораном укреплять свою власть среди местных племен – манси и ханты, разорвал даннические отношения с Москвой и даже послал отряды к границам владений Строгановых. Иначе говоря, Строгановы могли не церемониться с «непокорным вассалом». Их, как конкистадоров в Америке, влекло золото, только «мягкое» - пушнина. В погоне за ним, а именно за уходящим все дальше и дальше на восток соболем, позже хлынули отряды казаков, лукаво названные в литературе «землепроходцами». Отряд Ермака и был авангардом этого потока наших конкистадоров.

Поход Ермака был организован весьма профессионально. Строгановы снабдили отряд численностью в 1600 человек всем необходимым, они вооружили их пушками, пищалями и даже испанскими аркебузами (что увеличивает сходство с конкистадорами). Сам Ермак оказался весьма опытным военачальником. Он не устремился сломя голову вглубь владений «сибирского салтана», а совершил в 1578-1579 годах поход по ближним местам – в верховьях реки Сылвы.  Поход этот позволил Ермаку сплотить воинов, отработать тактику завоевания новых земель. Отряд его состоял из пяти полков во главе с преданными атаману есаулами. В полках была установлена суровая дисциплина – никакой казачьей вольницы Ермак не терпел. Дезертиры карались «по-донски: насыпав песку в пазуху и посадя в мешок, [бросали] в воду». Уже в первый поход, как пишет летописец, больше 20 дезертиров утопили в Сылве. Не пренебрегал Ермак и приемами психологической войны. Когда к нему привели пленного – Кутагая, дворецкого князя Кучума, то Ермак наградил его и на прощание показал, как казаки стреляют из пищалей. Слух о «чудодейственной» силе «огненных невидимых стрел» и о личной доброте и справедливости Ермака летел впереди отряда, что для покоренных татарами народов Сибири было очень важно. Ермак, отправившийся в 1581 году в поход на столицу ханства, двигался не спеша, уверенно отбрасывая со своего пути отряды татар и местных племен, посылаемые ему навстречу Кучумом.

Василий Иванович Суриков. "Покорение Сибири Ермаком". 1895.

Суриков, стремясь показать, «как две стихии встречаются», точно уловил тактические приемы Ермака. Казаки старались быстро пересечь реку на своих стругах, с близкого расстояния (70-50 метров) открыть ружейный и пушечный огонь, а затем, как только лодки касались берега, атаковать скученные на берегу массы противника холодным оружием. Этот решающий момент десантирования как раз мастерски и изобразил художник. Не исключено и влияние довольно известного лубка, изображающего сходную с картиной сцену боя. Стоящий под знаменем атаман в шлеме дает последние указания есаулу. Известен только словесный портрет Ермака: «…вельми мужествен, и человечен, и зрачен, и всякой мудрости доволен, плосколиц, черн брадою, возрастом (ростом. – Е. А.) середней, и плоск, и плечист».

Василий Иванович Суриков. "Покорение Сибири Ермаком". 1895.

Экскурсоводы любят сообщать доверчивым экскурсантам, что Суриков изобразил взятие столицы ханства города Кашлык (он же Сибирь), стены которого маячат вдали. А на высоком берегу на белом коне виден якобы сам Кучум. Насчет Кучума спорить не буду, но судьба Кашлыка была решена не под его стенами, а в другом месте – возле Чувашской горы, где был укрепленный городок. Упорное сражение на суше возле этого городка длилось четыре дня (23-26 октября 1582 года), причем несколько раз атака отряда Ермака срывалась – столь упорен и многочислен был его противник. И может быть, казакам пришлось бы отступить (что они делали не раз), но тут ряды Кучума покинули вначале войска остяков (ханты), а потом и вогулов (манси). Кучум сначала отступил к своей столице, но, опасаясь внезапного прихода казаков, оставил Кашлык и откочевал на юг, в Ишимскую степь, чтобы продолжить борьбу с завоевателями. А казаки отошли с поля битвы за реку «и обночеваша со стражею», а 26 октября 1582 года «внидоша во град в Сибирь и видев оставшегося имения и богатства множество и хлеба».

Через три года, 6 августа 1585 года, Кучум все-таки отомстил Ермаку за обиду: подловил его на берегу Иртыша, и в неравном бою с татарами атаман погиб. По русской версии, он прыгнул с берега в струг, но промахнулся, и тяжелый панцирь, подаренный царем, утянул его на дно. По татарской же версии, богатырь Кудугай пронзил копьем горло Ермаку, и тот упал в воду.
После гибели Ермака русские отступили за Камень, но вскоре пришли с новыми силами и в 1587 году неподалеку от разоренного Кашлыка построили Тобольск – будущую столицу Сибири. С тех пор Россия стала «прирастать Сибирью»…

Евгений Анисимов. «Письмо турецкому султану. Образы России глазами историка.». «Арка», Санкт-Петербург. 2013 год.

* * *

 

... 2

 

ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ СУРИКОВ (1848-1916)

 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: