Илья Репин.

"Запорожцы пишут письмо турецкому султану".

1891.

 

Илья Репин. "Запорожцы пишут письмо турецкому султану".

Как-то летом 1878 года в подмосковной усадьбе Абрамцево – владении гостеприимного капиталиста Саввы Морозова – принимали украинского историка и собирателя народных песен и легенд Дмитрия Яворницкого. Его рассказы об Украине, запорожцах Сечи (по-украински – Сiчи) были очаровательны, а когда он стал читать письмо запорожцев турецкому султану, гости покатились со смеху. Потом, наверное, многие из гостей, отсмеявшись, забыли эту историю, и только одному из них – И. Е. Репину – она запала в душу. Как истинный художник, творчески перерабатывающий впечатления от окружающего мира, он загорелся идеей воплотить эту историю на холсте. И началась характерная для Репина многолетняя, порой мучительная работа: поездка в 1880 году в Украину, на днепровские пороги, в Екатеринослав, сотни эскизов и зарисовок, беседы с коллекционерами и знатоками украинской одежды и оружия, долгие паузы (когда он писал другие картины) и почти непрерывное переписывание уже, казалось бы, готового полотна. Наконец в 1891 году картина была показана на персональной выставке Репина в Санкт-Петербурге и произвела сильное впечатление на публику. Полотно понравилось Александру III, и император купил «Запорожцев». Картина оставалась в царской коллекции до 1917 года, а после революции оказалась в собрании Русского музея.

На запорожцев Репин, несомненно, смотрел глазами великого Гоголя. Недаром хохочущего пузана в белой папахе (отчасти списан с московского писателя В. А. Гиляровского) народ окрестил несомненным Тарасом Бульбой. И конечно, художник, как всякий, кто побывал на благословенной земле Украины, проникся любовью к этой чудесной стране, к ее пленительным пейзажам, певучему и жизнерадостному народу. Репин сам родился под Харьковом, но очень рано покинул родные места и по-настоящему открыл для себя Украину уже в зрелые годы. «…Вот недели две с половиной без отдыха живу с ними, - писал он об украинцах В. В. Стасову, - нельзя расстаться – веселый народ… Недаром про них Гоголь писал, все это правда! Чертовский народ! Никто на всем свете не чувствовал так глубоко свободы, равенства и братства!»

Композиция картины менялась не раз: одни герои «задвигались» в пеструю толпу, другие выходили на первый план, появлялись и исчезали дымы костров, но суть оставалась одна: Репин изобразил дух свободы, явленный через смех. Грабарь точно заметил, что полотно Репина – «атлас смеха».

Илья Репин. "Запорожцы пишут письмо турецкому султану".

Действительно, как по-разному смеются персонажи картины: одни гогочут, другие киснут, лопаются, покатываются, ржут и заливаются! И тем самым каждый раскрывает свой характер, что тонко подметил художник. Воистину (вспомним еврейскую пословицу) человек познается по рюмке, кошельку, гневу, а также по смеху его! Впрочем, порой оказавшись возле компании ржущих взрослых мужиков, сразу смекаешь: наверняка вся эта «жеребятина» замешана на непристойностях. И на полотне Репина изображена как раз такая жизнерадостная «жеребятина».

Легендарная история события, изображенного на картине, проста: летом 1675 года в Сечи получили грамоту турецкого султана с требованием немедленно подчиниться Блистательной Порте. А как раз прошедшей зимой запорожцы наголову разбили 15-тысячный отряд янычар, посланный султаном для уничтожения Сечи. Турецкую грамоту перевели, генеральный писарь сел сочинять ответ под диктовку кошевого атамана Серко, писарский стол из душного и темного куреня вынесли на свежий воздух. Тут подошли другие казаки, узнали, в чем дело, и… пошло-поехало.

Илья Репин. "Запорожцы пишут письмо турецкому султану".

Послание султана Мухаммеда IV по традиции начинается по-восточному цветастым титулом: «Я, султан, Сын Мухаммеда, брат Солнца и Луны, <…> наместник Божий, владетель всех царств <…>, царь царей, непобедимый рыцарь…» и т. д. Можно представить, как запорожцы, недавно в бою утвердившие свою силу над янычарами, упражнялись в скабрезном сочинительстве. Писарь (для него позировал сам Яворницкий) принялся переиначивать султанские этикетные формулы обращения: «Ти, султан, чорт турецкий, i проклятого чорта брат i товарищ, самого Люцеперя секретарь». И потом столпившиеся вокруг запорожцы, перебивая друг друга и задыхаясь от смеха, подбрасывали писарю: «Якiй ты в чорта лыцарь, коли голою сракою ежака не вбъешь», «самого гаспида внук и нашего х… крюк», «свиняча ты морда», «кобыляча срака», «нехрещений лоб, мать твою…» и тому подобное, в том же незамысловатом духе.

Но, увы, не будем обольщаться. Всего этого никогда не было. «Письмо запорожцев» - подделка, сочиненная в более поздние времена «смеха ради». Хотя в XIX веке у редкого украинского писаря или дьячка не было копии сей «епистолы», никаких следов подобной переписки запорожцев с султаном не сохранилось. Да и у Репина не могло быть ни одного подлинного портрета запорожцев времен Серко, а были лишь выразительные «малороссийские типы», которые он подметил на переправах, майданах, в гостиных украинских помещиков. Бог весть, какие были они, запорожцы XVII века! Репин все придумал! Но это была выдумка гения. Так и хочется верить, что тот остроглазый запорожец за левым плечом писаря и есть якобы подписавший «письмо» кошевой атаман Сечи Серко. Для него позировал генерал М. И. Драгомиров, который и сам был большим шутником. Будучи киевским генерал-губернатором, он как-то раз забыл поздравить императора с днем рождения. Спохватился только на третий день и тогда отправил государю телеграмму: «Третий день пьем Ваше здоровье» - и в ответ получил высочайшее: «Пора бы уж кончить!»

А Иван Серко – тоже легендарная и героическая личность. Талантливый военачальник, не знавший поражений в частых битвах с поляками, турками, татарами, русскими, он был необыкновенно удачлив в бою – недаром восемь раз запорожцы выбирали Серко своим кошевым атаманом. И даже после его смерти в 1680 году запорожцы «на счастье и удачу» возили с собой в походы его правую руку, кощунственно отделенную от тела атамана. Человек неграмотный, он обладал редкостным талантом дипломата, тонким пониманием тогдашних политических реалий, умел сталкивать лбами соседей Запорожья, ловко играть на их противоречиях, оставаясь истинным, бескорыстным патриотом Сечи – уникальной демократической республики. При нем Сечь ни перед кем не склоняла головы. Не раз Серко грозила смерть, за свое непослушание царю он даже попал в Сибирь и наконец узнал, «где раки зимуют». Но Серко везло, он выбрался даже из Тобольска. Отвагой и хитростью, мечом и пером многие годы он защищал политическую независимость Запорожья, свободу Украины. И поэтому вместе со своим народом он мог заразительно хохотать над очередным посланием кому-нибудь из ближних государей. В этом смысле Репин, несомненно, историчен: изображая запорожцев, он уловил главное – так хохотать могут только свободные, раскованные (замечательное русское слово!) люди. Закованные в цепи рабы так смеяться не могут…

Евгений Анисимов. «Письмо турецкому султану. Образы России глазами историка.». «Арка», Санкт-Петербург. 2013 год.

* * *

 

ИЛЬЯ ЕФИМОВИЧ РЕПИН (1844-1930)

ПИШУЩИЕ

 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: