Иван Степанович Мазепа

в живописи и литературе

 

Неизвестный художник.
«И. С. Мазепа».
Портрет из замка Гринсгольм.
Конец 1720-х.

Неизвестный художник. "И. С. Мазепа". Портрет из замка Гринсгольм. Конец 1720-х.

МАЗЕПА Иван Степанович [20(30).3.1639, с. Мазепинцы, близ г. Белая Церковь (по др. данным, Белая Церковь) – в ночь с 21.9(2.10) на 22.9(3.10). 1709, с. Варница, близ г. Бендеры], гетман Левобережной Украины (1687-1708) и «обоих берегов Днепра» (1704-09). Происходил из украинской православной шляхты. Образование получил в Киево-Могилянской академии, знал латинский, немецкий и польский языки. В 1656, в отличие от большинства украинской старшины, которая поддержала Б. М. Хмельницкого в Освободительной войне украинского и белорусского народов 1648-54, Мазепа поступил на службу пажом ко двору польского короля Яна II Казимира. В 1663 участвовал в дипломатической подготовке польского похода на Левобережную Украину и тогда же из Варшавы был послан для вручения инсигний (знаки власти) гетману Правобережной Украины П. И. Тетере. Однако в 1666 Мазепа перешёл к восставшему против поляков гетману П. Д. Дорошенко и вместе с ним с 1669 служил Османской империи. В 1674 попал в плен к запорожскому кошевому атаману И. Сирко, едва не был им убит, но спасся и стал служить гетману Левобережной Украины И. С. Самойловичу. С 1682 генеральный есаул. Опираясь на поддержку князя В. В. Голицына составил (вместе с В. Л. Кочубеем) донос на Самойловича во время первого Крымского похода 1687. В результате Самойлович был арестован (позднее сослан в Тобольск), а вместо него 25.7(4.8).1687 на раде во время остановки русских войск на р. Коломак Мазепа был избран гетманом Левобережной Украины. Дал присягу на имя царей Петра I и Ивана V Алексеевичей «быти… в вечном подданстве верно и постоянно». Тогда же пошёл на соглашение с правительством («Коломакские статьи»), формально усилив позиции царской власти на Гетманщине. В 1689 одним из первых поддержал Петра I в его борьбе за власть с царевной Софьей Алексеевной. В 1692-95 Мазепа разбил отряды самозваного гетмана Петрика (авантюриста, чьи претензии на гетманство поддерживал крымский хан), во время Азовских походов 1695-96 действовал в низовьях Днепра в составе войск Б. П. Шереметева, а в 1697-98 участвовал в походе под Очаков. По просьбе царя Петра I император Иосиф I пожаловал Мазепе титул князя Священной Римской империи (1.9.1707; грамоту на титул Мазепа не получил, поскольку переданные им за грамоту деньги не дошли до императора).

Мазепа пользовался безграничным доверием Петра I, по своему усмотрению расходовал налоги, таможенные сборы с Гетманщины и войсковую казну. Чтобы заручиться поддержкой старшины, в 1701 ввёл для крестьян 2-дневную «панщину», в 1708 запретил им переход со своим наделом, закрепив за феодалами право собственности на крестьянскую землю. Вызвал недовольство рядового казачества и крестьянства, однако Пётр I игнорировал все регулярно составлявшиеся на Мазепу доносы и жалобы. Мазепа получал также доходы (свыше 200 тысяч рублей в год) с откупов на торговлю вином, табаком, дёгтем и др., от сборов с городовых (территориальных) полков Левобережной Украины, а с 1704, когда по указанию Петра I занял правый берег Днепра, - и с полков Правобережья. Стал одним из богатейших феодалов Европы. Ему принадлежали 5 волостей (с населением до 100 тысяч человек) на Гетманщине, 2 – в Севсом уезде, владения в Путивльском и Рыльском (центр – село Ивановское) уездах (свыше 20 тысяч крестьян). Часть средств он направлял на церковное строительство (при участии Мазепы возведено или перестроено свыше 40 церковных строений – в Киево-Печерском, Братско-Богоявленском, Кирилловском, Михайловском Златоверхом монастырях и др.), делал значительные вклады в монастыри иконами, церковной утварью и колоколами. Финансировал Киево-Могилянскую академию и Черниговский коллегиум. Правительство ценило Мазепу как эксперта по делам восточной Европы и Балканских стран, поручало ему (несмотря на формальный запрет иметь внешние сношения) вести дипломатическую переписку с Крымским ханством, Молдавией, Валахией, Речью Посполитой.

Во время Северной войны 1700-21 Мазепа обеспечивал содержание гарнизонов и фортификационные работы в крепостях Левобережной и Правобережной Украины, направлял отряды казаков на вспомогательные участки военных действий у Пскова, в Белоруссии, на Волыни и в Галиции. Однако Мазепа и часть казацкой старшины негативно воспринимали эпизодические попытки российского командования привлечь их непосредственно к военным действиям. Считая, что Пётр I проиграет Северную войну, Мазепа в 1705-1707 вёл переговоры с польским королём Станиславом Лещинским (в 1707 награждён польским орденом Белого Орла) и шведским королём Карлом XII. О переговорах Петру I в феврале 1708 донёс генеральный судья В. Л. Кочубей, открыто конфликтовавший с гетманом из-за его намерения жениться на 16-летней дочери Кочубея. Однако Пётр I, расценив донос как клевету, арестовал Кочубея и выдал его Мазепе. Весной 1708 Мазепа заключил личное тайное соглашение с Карлом XII, а также предложил Лещинскому принять Гетманщину «как наследие своё», обязался разместить шведов на Северщине, собрать 20-тысячное войско, присоединить к нему донских казаков и даже калмыков и по первому призыву выступить на стороне шведов.

После того как российская армия контрударами у сёл Доброе и Раевка (близ Смоленска) заставила Карла XII отказаться от наступления на Москву и вынудила его в сентябре 1708 повернуть на Украину, положение Мазепы на Гетманщине резко осложнилось, так как большинство населения украинских земель было настроено против шведов, видя в них захватчиков и «еретиков». Мазепа получил приказ Петра I заградить путь шведам у реки Десна, но, чтобы не выступать в поход, симулировал предсмертную агонию. Узнав, что в его резиденцию, город Батурин (ныне Черкасская область, Украина), на помощь казакам идёт светлейший князь А. Д. Меншиков с драгунскими полками, Мазепа 24.10(4.11).1708 бежал к шведам, уведя за собой около 2 тысяч казаков под предлогом, что направит их против войска Карла XII (только за Десной, получив шведскую охрану, Мазепа, предложил старшинам выступить перед казаками с речами о «свободе от царя»). При этом Мазепа, не исключая возможность гибели города, когда откроются его обман и предательство, вывез большую часть своих богатств, а также бывшую казну И. М. Брюховецкого, Д. И. Многогрешного и Самойловича. Новым гетманом Левобережной Украины 7(18) ноября стал И. И. Скоропадский, сторонникам Мазепы была объявлена амнистия на срок в 1 месяц. В Троицком соборе города Глухов 12(23) ноября митрополит Киевский, Галицкий и Малые России Иоасаф (Круковский) в присутствии Петра I предал Мазепу анафеме. В манифестах Пётр I обличал его как предателя украинского народа, стремившегося отдать Украину под власть поляков. Мазепа в своих манифестах безуспешно призывал население к борьбе с царской властью.

Мазепа попытался получить прощение царя, обещая (его слова передал Д. П. Апостол) захватить в плен Карла XII и передать его ПетруI, при этом Мазепа требовал гарантий своей безопасности, которые должны были предоставить европейские державы. Шведское командование, чтобы пресечь обратный переход Мазепы, ограничило свободу его передвижения. Во время Полтавской битвы 1709 Карл XII оставил казаков и Мазепу охранять обоз. Бегство из-под Полтавы через Дикое поле подорвало здоровье Мазепы, он заболел и вскоре умер. Был похоронен в монастыре Святого Георгия (Юра) в городе Галац (ныне Румыния), могила не сохранилась.

Большая Российская энциклопедия. Том 18. Москва. 2011 год.

* * *

 

«Великий гетман казаков Иоганн Мазепа».
Западноевропейская гравюра начала XVIII века.

"Великий гетман казаков Иоганн Мазепа". Западноевропейская гравюра начала XVIII века.

МАЗЕПА Иван Степанович (1644-28.08.1709 гг.) – гетман Левобережной Малороссии (Украины) в 1687-1708 гг.

И. С. Мазепа родился в малороссийской шляхетской православной семье села Мазепинцы недалеко от города Белая Церковь. Он воспитывлся при дворе польского короля Яна Казимира. С 1669 года Мазепа служил ротмистром гетманской надворной компании, а потом писарем у гетмана Правобережной Малороссии П. Д. Дорошенко. С 1674 года в звании войского товарища, а потом в чине генерального есаула был на службе у И. Самойловича, гетмана Левобережной Малороссии, которого впоследствии сместил с помощью интриг. 25 июля 1687 года его избрали гетманом Левобережной Малороссии (Украины). Мазепа участвовал в Азовских походах Петра I и завоевал его доверие.

Желая отторгнуть Малороссию от России, втайне от Петра I Мазепа вел переговоры с польским королем Станиславом Лещинским и шведским королем Карлом XII. Генеральный судья В. Л. Кочубей поставил Петра I в известность о планах Мазепы. Напуганный доносом, Мазепа поспешил заключить тайные договоры, по которым предоставлял шведам провиант, укрепленные пункты в Северщине, обязывался склонить на сторону Карла XII запорожских, донских казаков и калмыцкого хана. По договору со Станиславом, вся Малороссия и Северщина присоединялась к Польше, Мазепа же становился князем и властителем полоцкого и витебского воеводств.

Во время Северной войны 1700-1721 гг. в октябре 1708 г. он открыто перешел на сторону шведов. После поражения в Полтавском сражении 1709 года Мазепа вместе с Карлом XII бежал в турецкую крепость Бендеры, где и умер.

Школьная энциклопедия. Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003 год.

* * *

 

Иван Мазепа.

По общему мнению современников, Мазепа был уроженцем из малороссийского края и увидел впервые Божий свет в селе Мазепинцах, лежащем недалеко от Белой Церкви, на реке Каменке. Это имение пожаловано было в 1572 году королем Сигизмундом-Августом предку Ивана Степановича, шляхтичу Николаю Мазепе-Колединскому, с обязательством отправлять за него службу по староству Белоцерковскому. Сам Иван Степанович, будучи уже гетманом, сообщал в Малороссийский приказ, что у родителей его было двое детей — сын и дочь, и отец отправил сына, т. е. его, Ивана Степановича, на воспитание ко двору Яна-Казимира, где он был «покоевым». Король послал его в числе трех молодых шляхтичей куда-то за границу для образования на три года: король Ян-Казимир имел обыкновение каждый год высылать с этою целью трех молодых людей шляхетского звания на королевский счет. По возвращении из чужих краев в 1659 году мы встречаем Мазепу в качестве королевского придворного с важным поручением к гетману козацкому Ивану Выговскому, а в следующих годах — к гетманам Юрию Хмельницкому и (в 1663 году) к Павлу Тетере.

Видно, что хотя он был еще в молодых летах, но уже пользовался доверием короля, как человек умный и сметливый. Несомненно, в то время он был верен польской власти. Вскоре с ним случились события, побудившие его удалиться от двора королевского и потом вовсе из Польши.

Рассказывают, что этот молодой человек, по своему времени отлично воспитанный, приобрел при королевском дворе светский лоск и притом, одаренный красивой наружностью, имел способность нравиться женщинам; он завел тайную связь с одной госпожой, но муж последней, подметив это, приказал схватить Мазепу, привязать к лошадиному хвосту и пустить в поле; эта лошадь, еще не обученная и приведенная к господину из Украины, очутившись на воле, понеслась с привязанным к ее хвосту человеком в украинские степи. Козаки нашли его полумертвым от боли и голода, привели в чувство, и он, оправившись, остался между козаками. Другой историк, Стебельский, рассказывает тот же анекдот, прибавляя, что господин, с женой которого был в связи Мазепа, раздел его донага, облил дегтем, обсыпал пухом, посадил на дикую лошадь, привязав его к ней веревками, и пустил на произвол судьбы. Подобное излагается и в истории Отвиновского. 

Н. Костомаров. «Мазепа».

* * *

 

 

«Иван Степанович Мазепа».

"Иван Степанович Мазепа".

К моменту избрания гетманом Мазепы Левобережная Украина имела следующее административно-территориальное деление и внутреннее управление. Она была разделена на десять полков: Гадячский, Киевский, Лубенский, Миргородский, Нежинский, Переяславский, Полтавский, Прилукский, Стародубский, Черниговский. Эти административно-территориальные образования, в свою очередь, делились на сотни (примерно до 20 в каждом полку), сотни делились на курени, а последние объединяли несколько селений.
Управление Украиной осуществлялось гетманом, избрание которого подтверждалось царской грамотой. В его руках была сосредоточена не только административная и военная власть, но и высшая судебная: без его санкции смертная казнь не совершалась. При гетмане действовала генеральная старшина в составе генерального обозного, в ведении которого была вся артиллерия, генерального судьи, ведавшего генеральным судом, генерального подскарбия, ведавшего финансовыми делами, генерального писаря, ведавшего канцелярией, двух генеральных есаулов-инспекторов войска и адъютантов гетмана; примерно теми же функциями были наделены генеральный хорунжий и генеральный бунчуковый. Генеральная старшина составляла и внешний слой класса феодалов, — так, Мазепа владел 100 тыс. крестьян на Украине и 20 тыс. в соседних с ней уездах России.

Б. Литвак. «Гетман-злодей».

* * *

 

Гетман Мазепа.
Из «Кiевской Старины».
«Три века». Издательство Сытина.
1912.

Гетман Мазепа. Из "Кiевской Старины". "Три века". Издательство Сытина. 1912.

Для Костомарова Мазепа — авантюрист, чуждый всякой национальной идее, готовый служить тем, кто обеспечивает его ненасытное стремление к богатству и власти, и до тех пор, пока это ему, Мазепе, лично выгодно. Он вовсе не предатель украинского народа, ибо никогда не был представителем народных интересов, он предатель вообще, по складу своего характера; и в то же время человек незаурядный — незаурядный в своем умении войти в доверие к «сильным мира сего».

Скинув своего благодетеля — гетмана Самойловича и сев на его место не без помощи могущественного временщика, фаворита царевны Софьи В. В. Голицына, он в благодарность за оказанное покровительство преподнес князю 10000 руб., взятых из конфискованной сокровищницы Самойловича. Пользуясь покровительством князя, Мазепа расправился со всеми, кто был близок к Самойловичу, и заодно с теми, кто, по его мнению, мог бы сыграть с ним такую же шутку, как он с Самойловичем. Когда Софья оказалась в опале, а с нею и Голицын, Мазепа сумел очень быстро войти в доверие к молодому царю Петру I. И это доверие было настолько прочным, что Петр, не раздумывая, отметал поток доносов на Мазепу, хотя многие из них содержали честное изложение фактов о граничащих с изменой действиях Мазепы. Он был изобретателен в своей жестокости, коварен по отношению к своим ближайшим сотрудникам — награждая явно, он тайно порочил их в своих донесениях царю, который принимал, как правило, решения, желательные Мазепе. Так разыгралась трагедия Кочубея, столь памятная каждому, кто прочел поэму «Полтава» А. С. Пушкина.

Мазепа был тонким политиком, но его политика не имела ничего общего с защитой интересов украинского народа, она целиком была направлена на укрепление собственных позиций гетмана, на всемерное обогащение, на ограбление и закрепощение украинских крестьян. Он был беспощаден при подавлении народных восстаний против усиливавшегося крепостнического гнета, яростно защищая интересы украинских феодалов. К моменту своей открытой измены Петру он был самым богатым человеком на Украине, ничуть не уступавшим по своим земельным владениям и количеству крепостных польским магнатам или крупнейшим русским феодалам начала XVIII в. Измена Петру вовсе не была актом покаяния, действием одумавшегося национального героя — это вполне банальное действие азартного игрока, рассчитывавшего погреть руки на показавшейся ему реальной победе Карла XII над Петром. Если бы эта победа не обернулась сокрушительным поражением, то и тогда переход Мазепы на сторону Карла XII и Польши сулил Украине не государственную самостоятельность, а возвращение под иго польской шляхты.

Так что Мазепа был не родоначальником украинской национальной идеи, как об этом громогласно шумят современные апологеты Мазепы, а образчиком той известной категории авантюристов феодальной поры, которые, преследуя свою выгоду, часто меняли своих сюзеренов.

Украинский народ не принимал «своего», с точки зрения современных украинских националистов, «благодетеля». Костомаров пишет, что среди украинцев «всегда было огромное число таких, которые были бы рады, если бы только узнали, что царь его сменяет», и замечает, что когда Мазепа отступил к шведской стороне, неприязненной царю, «тотчас же последовали челобитные, заверявшие о преданности малороссиян московскому престолу, и притом не только из того края, где уже находились великороссийские ратные силы, — подчеркивает он, — но и из таких полков, где их еще не было, — следовательно, нельзя признавать их только действием страха».

Новейшие разыскания советских историков документально подтверждают характеристику Мазепы, данную Костомаровым. Так, М. Ф. Котляр обнаружил в рукописном отделе Ленинградского отделения института истории АН СССР среди бумаг А. Д. Меншикова письмо к нему Мазепы, в котором он настоятельно советует уничтожить Запорожскую Сечь, но сделать это руками русских солдат, так как ему неудобно уничтожить украинское казачество, а царским войскам это можно делать под предлогом необходимости обезопасить южные границы и обеспечить нерушимость мирных договоров с Турцией и Крымским ханом. Это письмо не имело последствий — то ли потому, что всесильный Меншиков не очень доверял Мазепе (единственный, кстати, в окружении Петра), то ли по какой-то другой причине. Этого документа, очевидно, Костомаров не знал, хотя также писал о яростной ненависти Мазепы к «гультаям» Запорожской Сечи.

Б. Литвак. «Гетман-злодей».

* * *

 

Неизвестный художник.
«И. С. Мазепа».
Конец XVII в.
Рязанский государственный областной художественный музей им. И. П. Пожалостина.

Неизвестный художник. "И. С. Мазепа". Конец XVII века. Рязанский государственный областной художественный музей им. И. П. Пожалостина.

Казалось бы, с падением временщика должна была постигнуть неблагоприятная участь и гетмана Мазепу, который был возведен в гетманский сан главным образом по влиянию князя Василия Васильевича и с той поры держался его милостями. Действительно, Мазепа уже тогда ожидал себе беды, а бывшие с ним малороссияне советовались между собою, кого теперь придется им избирать в гетманы вместо Мазепы: об отрешении последнего, казалось, не могло быть никакого сомнения. Волею-неволею по царскому приказу отправился Мазепа со своею ассистенцнею к торжествующему царю Петру. 9 сентября, когда он, едучи к Троице, доехал до села Воздвиженского, ему было прислано царское приказание остановиться и ждать, пока позовут его. Страшно, конечно, ему было ожидать этого зова. Но пришлось ему томиться ожиданием недолго. На другой же день, 10 сентября, его позвали. На Троицком посаде малороссияне встретили великолепный шатер, поставленный для приема их гетмана. В тот же день, после полудня, гетман был допущен к царю. Он вошел, одетый в богатый кафтан, окруженный старшинами, за ним козаки несли блестящие дары; то были: золотой крест, осыпанный драгоценными каменьями, сабля в дорогой оправе, стоившая 2000 рублей, и 10 аршин золотного аксамиту для царской матери - царицы Натальи Кирилловны, а для царицы Евдокии - золотные ожерелья с алмазами. Молодой царь, статный и красивый, сидел одетый в бархатный кафтан, окруженный боярами, одетыми в байберековые кафтаны. Думный дьяк Украинцев объявил гетману и всем старшинам похвалу за военные походы с Голицыным. Таким образом давалось знать, что немилость царя к Голицыну за его крымский поход не падает на участников этого похода - Мазепу я все войско запорожское, так как козаки в этом походе исполняли только свой долг и не могли принимать ответственности за ошибки главного предводителя. Думный дьяк, проговоривши свою речь, сказал гетману, что он может теперь говорить к великому государю, если имеет нужду. Мазепа прежде всего заметил о трудности своего сана, тем более что он, как старик, не может похвалиться здоровьем, но он давал обещание служить царю верно, до пролития последней капли крови, бил челом, чтобы великий государь держал его всегда в своей милости со всеми старшинами и со всем народом малороссийским. Речь Мазепы, вполне до нас не дошедшая, понравилась Петру. Сверх ожидания многих, он принял очень милостиво и ласково гетмана и всех старшин. Ласковый прием придал гетману смелости, и он тут же подал государю челобитную, чернившую Василия Васильевича Голицына и товарища последнего Леонтия Неплюева. Он доносил царю, что Леонтий Неплюев угрозами вынудил у него дать князю Голицыну отчасти из пожитков отрешенного гетмана Самойловича, а отчасти из собственного своего «именьишка», которое по милости монаршей нажил на гетманском уряде, 11 000 рублей червонцами и ефимками, более трех пудов серебряной посуды, на 5000 рублей драгоценных вещей и три турецких коня с убором. Любопытна записка Мазепы, сохранившаяся в делах Государственного архива вместе с письмами царевны Софии, показывающая, что Мазепа после своего избрания в гетманы заплатил князю Голицыну взятку за содействие. В нравственных правилах Ивана Степановича смолоду укоренилась черта, что он, замечая упадок той силы, на которую прежде опирался, не затруднялся никакими ощущениями и побуждениями, чтобы не содействовать вреду падающей прежде благодетельной для него силы. Измена своим благодетелям не раз уже выказывалась в его жизни. Так он изменил Польше, перешедши к заклятому ее врагу Дорошенку; так он покинул Дорошенка, как только увидал, что власть его колеблется; так, и еще беззастенчивее, поступил он с Самойловичем, пригревшим его и поднявшим его на высоту старшинского звания. Так же поступал он теперь со своим величайшим благодетелем, перед которым еще недавно льстил и унижался. И ему на этот раз удалось более, чем все прежние разы. Он заслужил к себе милость царя Петра. Вероятно, теперь ему помогла та природная вкрадчивость, та способность всем нравиться с первого раза, способность, которая живет с человеком и с ним умирает, оставляя мало следов для потомков, задающихся изучением исторического лица. 

Н. Костомаров. «Мазепа».

* * *

 

«Гетман Войска Запорожского Иван Мазепа».
Опубликовано в немецком издании в 1704 году.

"Гетман Войска Запорожского Иван Мазепа". Опубликовано в немецком издании в 1704 году.

Во все предшествовавшие годы ни на волос не нарушались самые лучшие отношения Мазепы к царю. Между гетманом и царем происходили частые обмены подарков как между близкими друзьями; один другому посылали на гостинец произведения, составлявшие для получавшего редкость. Например, Мазепа отправлял Петру в Москву к царскому столу своей охоты дичь, лосей и серн, также из малороссийских садов дуль, яблок, вишен и щеп разных плодовых деревьев, а царь Мазепе, вместе с разными гостинцами, присылал произведения северной природы, например, живую рыбу из Невы и Ладожского озера. 

Н. Костомаров. «Мазепа».

* * *

 

Неизвестный художник.
«Портрет Ивана Мазепы в латах».
Конец XVIII века.
Днепропетровский художественный музей.

Неизвестный художник. "Портрет Ивана Мазепы в латах". Конец XVIII века. Днепропетровский художественный музей.

Ничто не подрывало царской благосклонности к гетману. В 1700 году в январе гетман отправился в Москву по царскому приглашению с 48 особами. В этот раз ему оказали прием, превосходивший ласковостью прежде бывшие приемы. Гетману заявили признание за ним заслуг, оказанных в течение тринадцати лет сряду, и важности его успешных действий в войне против турецкого султана и крымского хана, в особенности же его подвигов над Днепром, когда были покорены пять турецких городков и взято множество пленных. За это за все государь возложил на гетмана только что установленный орден св. Андрея Первозванного. Мазепа был вторым, получившим этот орден, после Головина. Сверх того, на отпуске пожаловали ему венгерский золотой кафтан с алмазными запонками, подбитый соболями.

Н. Костомаров. «Мазепа».

* * *

 

«Иван Степанович Мазепа».

"Иван Степанович Мазепа".

Пользуясь наступившим мирным временем, гетман продолжал заниматься сооружением храмов на собственный счет. Так, около этого времени построены были каменная ограда Печерской лавры на протяжении 520 сажень (в два сажня высоты и четыре толщины) с четырьмя башнями, боковые приделы с северной и южной сторон великой лаврской церкви с надстроенными над ними пятью куполами и церковь над экономскими воротами лавры, где с наружной стороны был выставлен лепной работы герб Мазепы. Около того же времени, вероятно, начата по желанию гетмана и на его счет надстройка боковых приделов на нижних папертях Киево-Софийского собора с шестью куполами над ними, что дало этому зданию тот вид, в каком находится оно и теперь. Вознесенская соборная церковь в Переяславе, созданная также гетманом, относится, вероятно, к тому же времени. Так видимое всеми благочестие и усердие к православным. храмам уничтожало силу врагов Мазепы, выставлявших его в своих доносах поляком, тайно сочувствовавшим польским заветным видам и только притворно казавшимся русским православным. Недоверие к его искренности не испарялось в Украине, и в 1699 году гетмана потревожило повторение прежних историй с доносами.

Н. Костомаров. «Мазепа».

* * *

 

«Гетман Иван Степанович Мазепа».
Из книги «Трехсотлетие Дома Романовых. 1613 – 1913».

Гетман Иван Степанович Мазепа. Из книги "Трёхсотлетие Дома Романовых. 1613-1913".

В истории Карла XII, составленной Фрикселем, который пользовался делами в шведском государственном архиве, говорится, что Мазепа был склонен на сторону Станислава преимущественно иезуитами, которым он поддался, потому что с юности был привязан к римской церкви, и хотя впоследствии из видов казался православным, но на самом деле он только притворялся и внутренне не терпел православного исповедания. Подобное качество в Мазепе признается в манифестах царя Петра и в универсалах гетмана Скоропадского, где обличают Мазепу в намерении отдать Польше Малую Россию с целью ввести римскую веру и унию. Такое же намерение приписывается Мазепе в истории Петра Великого до Полтавской битвы Феофана Прокоповича.

Н. Костомаров. «Мазепа».

* * *

 

К. О. Трутовский.
«Встреча Мазепы».

К. О. Трутовский. "Встреча Мазепы".

Мазепа от молодости до глубокой старости был большой женолюбец. Его супруга скончалась в 1702 году. У Кочубея была красивая дочь по имени «Мотря» (Матрена), крестница гетманская. Существуют свидетельства, что Мазепа делал ее родителям предложение, но получил отказ, так как брак между ним и Мотрею был невозможен по уставам церкви. Тот же Мазепа «подговаривал» Мотрю через своего служителя Демьяна, но нам неизвестно — прежде ли таких «подговоров» было сватовство его или же после, и сватать ее он начал только после того, как не успел соблазнить без брака. Как отец Мотри смотрел на сватовство гетмана, показывает то негодование, с каким он относился об этом в своем донесении государю.

Н. Костомаров. «Мазепа».

* * *

 

Алексей Агапиевич Осипов.
«Портрет И. С. Мазепы».
Первая половина XIX века.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Алексей Агапиевич Осипов. "Портрет И. С. Мазепы". Первая половина XIX века. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Пока извещали шведского короля, Мазепа опять созвал своих Козаков и велел им присягнуть, что вступают в союз со шведами для освобождения Украины от московского ига. Но тут только увидал Мазепа, как мало военной силы приходилось ему представить своему союзнику. Осталось у него, по одним известиям, полторы тысячи человек, по другим — несколько сот, — много до тысячи. Все остальные дали тягу, раскусивши в чем дело и что с ними замышляют творить, не спросивши у них предварительно о желании.

Вечером 28 октября Мазепа приехал к шведскому королю. Гетман представился ему на другой день, 29 октября. Около короля находились тогда знатнейшие вельможи и военачальники; между ними были: канцлер граф Пипер, генерал-квартирмейстер Гилленкрок, верховный судья, два генерал-адъютанта и несколько полковников. С Мазепою внесли два знамени его гетманского достоинства — бунчук и булаву. Мазепа произнес перед королем короткую, но складно составленную речь на латинском языке. В этой речи он просил короля оказать козакам покровительство и благодарил Бога за то, что посылает им избавление от царского рабства. В уважение к летам и к подагрическим страданиям гетмана его пригласили сесть. Король беседовал с ним стоя.

Так велась беседа шведского короля с гетманом до полудня. Шведы с любопытством смотрели на Мазепу и слушали его речи. По известию секретаря Карла XII, перед ними был старик 66 лет от роду, среднего телосложения, худощавый, без бороды, но с усами по польскому обычаю. Вообще, он имел вид важный, но временами проявлял проблески веселого и живого нрава, шутил с очень метким остроумием и развеселял слушателей; в речах его замечали большой такт и много ума. Видно было, что он был человек образованный и превосходно владел латинским языком. Карлу он сразу понравился и был приглашен к королевскому столу вместе с ближайшими к нему особами из генеральных старшин. Для прочих Козаков накрыто было два больших стола и, кроме того, некоторых из них пригласили еще обедать к себе граф Пипер и генерал Реншильд.

Н. Костомаров. «Мазепа».

* * *

 

«Иван Степанович Мазепа».

"Иван Степанович Мазепа".

Петр I настойчиво требовал от Турции выдачи ему изменника Мазепы, и на ясновельможного, погруженного в ужас расплаты, вдруг напали вши! Мазепа выл и скребся, отряхивал вшей горстями, но они возникали вновь с такой непостижимой быстротой, будто организм старца сам порождал эту нечисть. Согласно легендам, Мазепа был буквально заеден вшами, отчего и умер, а Карл XII сказал:

- Достойная смерть великого человека! Вши заели и римского диктатора Суллу, они загрызли иудейского царя Ирода, а испанского короля Филиппа Второго вши не покинули даже в гробу.

Мазепу увезли в румынский Галац, там и закопали. Но янычары в поисках золота отрыли труп гетмана, обобрали с него одежды и швырнули в Дунай.

Валентин Пикуль. «Железная башка» после Полтавы.

* * *

 

«Иван Мазепа».

"Иван Мазепа".

5 ноября совершено было отрешение Мазепы от гетманства. Оно совершилось театральным способом. Устроен был эшафот, на нем воздвигнута виселица; взнесли на эшафот куклу, изображавшую Мазепу в андреевской ленте. Затем взошли на возвышение Меншиков и Головкин и разодрали патент на звание кавалера. Потом прочитано было длинное писание, где излагались благодеяния Петра, долговременная доверенность государя к гетману и неблагодарность последнего. Вслед за тем сорвали с куклы андреевскую ленту, палач зацепил куклу веревкою и повесил на виселице. Такая казнь над отсутствующим врагом была в духе того времени. Почти около того же времени, по поводу политической вражды между Францией и Англией, во Франции подобным способом творили поругание над изображением английского короля Вильгельма III, а в Лондоне над изображением Людовика XIV.

Н. Костомаров. «Мазепа».

* * *

 

«Иван Степанович Мазепа».

"Иван Степанович Мазепа".

Петр I настойчиво требовал от Турции выдачи ему изменника Мазепы, и на ясновельможного, погруженного в ужас расплаты, вдруг напали вши! Мазепа выл и скребся, отряхивал вшей горстями, но они возникали вновь с такой непостижимой быстротой, будто организм старца сам порождал эту нечисть. Согласно легендам, Мазепа был буквально заеден вшами, отчего и умер, а Карл XII сказал:

- Достойная смерть великого человека! Вши заели и римского диктатора Суллу, они загрызли иудейского царя Ирода, а испанского короля Филиппа Второго вши не покинули даже в гробу.

Мазепу увезли в румынский Галац, там и закопали. Но янычары в поисках золота отрыли труп гетмана, обобрали с него одежды и швырнули в Дунай.

Валентин Пикуль. «Железная башка» после Полтавы.

* * *

 

Густав Садерстрём.
«Мазепа и Карл XII после Полтавской битвы».

Густав Садерстрём. "Мазепа и Карл XII после Полтавской битвы".

Он умер 22 августа. Распространяли слух, будто он, от страха быть выданным Петру, отравил себя ядом, но это известие не имеет за собою никакой исторической достоверности. Тело его было, по распоряжению Войнаровского, отвезено Григорием Герциком в Галац и там опущено в землю, вероятно, в тамошнем монастыре. По шведским источникам, спустя немного времени перевезли гроб его в Яссы и там совершили торжественные похороны. Карл присутствовал при отдаче последнего долга своему союзнику. Впереди погребального поезда играли королевские трубачи; гроб, обитый красным бархатом с широкими золотыми позументами, везли на повозке, запряженной шестью белыми лошадьми. По обеим сторонам его шли рядами козаки с обнаженными саблями. Перед гробом гетманский бунчужный нес гетманскую булаву, блиставшую жемчугом и драгоценными камнями. За гробом шла толпа малороссиянок, последовавших за мужьями и родными, приставшими к гетману; по народному обычаю они голосили и кричали. Сзади за ними ехали верхом два тогдашние претендента на гетманство: неизменный товарищ и доверенный Мазепы Орлик и более всех родственно любимый покойником его племянник Войнаровский. За ними следовали все старшины. Козаки шли с опущенными вниз знаменами и оружием; гроб малороссийского гетмана опустили в могилу, приготовленную в церкви, находившейся за городом, и козаки, в знак почести, в эту минуту дали залп из своих мушкетов.

В Малороссии составилось предание, сохранившееся до сих пор, будто Мазепа не умер и не был погребен в Молдавии, а для вида устроили там фиктивные похороны; сам же бывший гетман тайком пробрался в Киев, принял иночество, а потом и схиму в Печерской лавре под чужим именем и там окончил дни свои в покаянии. Эта легенда, переходившая из уст в уста, не подтверждается никакими фактами и соображениями, так же точно, как и анекдот, сообщенный фальшивою историей Кониского, будто Мазепа перед смертью приказал принести к себе свои бумаги и сжег их с тем, чтобы не открылось участие в его замысле таких лиц, о которых никому и в голову не приходило. «Пусть, — говорит он, — я один буду несчастен: я хотел счастия своему отечеству, но судьба решила иначе на непредвиденный конец».

О последних минутах гетмана не осталось нам достоверных известий. Мазепа оставил после себя 160 000 червонцев, из которых король взял себе 40 000 взаймы; по другим известиям, Карл еще прежде занял у Мазепы 240 000 талеров, обещая в случае кончины Мазепы заплатить его племяннику Войнаровскому. Это подало повод к известию совершенно легендарного свойства, будто Мазепа, собираясь приставать к шведам, послал Карлу 30 возов, наполненных золотыми и серебряными монетами. Как бы то ни было, Мазепа успел увезти с собой в изгнание и оставить после своей смерти значительную по тому времени сумму. Все это были ничтожные обломки огромного богатства, которое он приобрел в Украине во время своего гетманства, благодаря щедротам искренно любившего его Петра. Все его имения — и жалованные, и купленные — были конфискованы. Множество движимого имущества и принадлежавших ему денежных сумм отнято русскими. Все нажитое им и правыми, и кривыми способами пошло прахом, как и все его планы, замыслы и затеи.

Н. Костомаров. «Мазепа».

* * *

 

«Иван Степанович Мазепа».

"Иван Степанович Мазепа".

Гетман Мазепа как историческая личность не был представителем никакой национальной идеи. Это был эгоист в полном смысле этого слова. Поляк по воспитанию и приемам жизни, он перешел в Малороссию и там сделал себе карьеру, подделываясь, как мы видели, к московским властям и отнюдь не останавливаясь ни перед какими безнравственными путями. Самое верное определение этой личности будет сказать, что это была воплощенная ложь. Он лгал перед всеми, всех обманывал — и поляков, и малороссиян, и царя, и Карла, всем готов был делать зло, как только представлялась ему возможность получить себе выгоду или вывернуться из опасности. Он воспользовался сущестовавшим у малороссиян желанием сохранить автономию своей страны и свою национальность и обманывал старшин, будто у него план — приобресть для Украины самостоятельность. Но на самом деле, как показывает его тайный договор с Лещинским, он думал отдать Украину под власть Польши, иначе сказать, он в старости делал то, что делал в юности, когда король Ян Казимир посылал его агентом в Украину проводить план возвращения этого отпавшего от Польши края к прежнему господству.

Н. Костомаров. «Мазепа».

* * *

 

«Иван Степанович Мазепа».

"Иван Степанович Мазепа".

Во всей русской истории ни одно сражение не имело таких важных последствий, как Полтавское, и ни одно, исключая разве Куликовской битвы, не отпечатлелось до такой степени в народной памяти. Церковь русская освятила его навеки ежегодным воспоминанием. И в самом деле, счастие для Русского государства было неизмеримое. Честь Русской державы вырвана была из бездны почти неминуемой. Опасность была чрезмерно велика. Если бы, как того надеялся Карл, малороссийский народ прельстился обольщениями своего гетмана и славою северного победителя, Петру ни за что бы не сладить с своим соперником. И если кто был истинным виновником спасения Русской державы, то это — малороссийский народ, хотя эта сторона дела не выставлялась до сих пор историею в настоящем свете. В последнее время много было говорено о внутреннем смысле, какой проявляет масса народная в важные минуты своего исторического бытия. Нигде эта истина не явилась так наглядно, как в эпоху Мазепы. Нельзя сказать, чтобы в те времена народ малороссийский питал какую-то привязанность к Русской державе и к соединению с «москалями»; напротив, мы на каждом шагу натыкаемся, так сказать, на факты взаимного недружелюбия и даже вражды между двумя русскими народностями. Нельзя сказать также, чтобы народ малороссийский не сознавал своей народной личности и не желал национальной независимости. Много было условий, делавших возможным отпадение малороссиян от верности к русскому царю. И однако вышло не то. Народ инстинктивно почуял ложь в тех призраках свободы, которые ему выставляли. Он уже и прежде лучше самого Петра и его министров раскусил своего гетмана, считал его ляхом, готовым изменить царю с тем, чтоб отдать Украину в рабство Польше. Никакие уверения изменника, никакие лживые обвинения, рассыпаемые им на московские власти, не переменили к нему народной антипатии. Народ инстинктивно видел, что его тянут в гибель, и не пошел туда. Народ остался верен царю даже не из какой-либо привязанности, не из благоговейного чувства к монарху, а просто оттого, что из двух зол надобно было выбирать меньшее. Как бы ни тяжело было ему под гнетом московских властей, но он по опыту знал, что гнет польских панов стал бы для него тяжелее. Под русскою властью, по крайней мере, оставалось для него всегда духовное утешение — вера его отцов, которую никак уже не могли бы попирать «москали», как бы ни относились они ко всем остальным народным правам. Этого одного уже было достаточно.
Между тем последующая история показала, что русская власть еще менее, чем русские историки, оценила в этом деле здравый смысл малороссийского народа и заслугу, оказанную им Русскому государству. Измена Мазепы ни в каком случае не могла падать на малороссийский народ, который в продолжение двадцати лет так не любил этого гетмана, что последний должен был охранять свою особу великороссийскими стрельцами и солдатами, присылаемыми ему по царской милости. Малороссийскому народу следовало быть совершенно изъятым от пятна, павшего на Мазепу: народ за Мазепой не пошел. Память о Мазепе не испарилась совершенно в народе, но осталась никак не в привлекательном виде. В народных песнях и преданиях — это какое-то злое и враждебное существо, это даже не человек, а какая-то лихая, проклятая сила: «Проклята Мазепа!» Более всего сохранилась в народной памяти его борьба с Палеем: Мазепа хочет сам свергнуть царя с престола и клевещет на Палея. Палея ссылают или засаживают в тюрьму, но скоро открывается злоба «проклятой Мазепы». Палей, хотя уже дряхлый старик, получает свободу и побеждает Мазепу. Самая Полтавская победа, по народному мировоззрению, приписывается Палею. Однако измена Мазепы оставила надолго, если не навеки, подозрение русских властей на малороссийскую народность. Во все остальное царствование Петра в отношении к Малороссии замечалась осторожность, переходившая неоднократно в насилие. Преемник Мазепы, Скоропадский был до того стеснен недоверчивостью верховной власти, что должен был терпеть нарушение своих прав, предоставленных ему законом. После кончины его одно только вполне справедливое и законное ходатайство о выборе нового гетмана повергло Полуботка с его товарищами в заточение и повело к устройству фальшивого отзыва будто бы от всего народа о нежелании иметь гетмана. Потом в продолжение многих лет заставляли Малороссию управляться без выборных властей при посредстве особо учрежденной Малороссийской коллегии, состоявшей главным образом из великороссиян, мало знакомых с малороссийским бытом и языком. Появление избранного гетмана в особе Апостола было только коротким промежутком. Так было до избрания в гетманы Разумовского при императрице Елисавете, которая, однако, только по особому расположению к семейству Разумовских, по-видимому, оказала уважение к старинным формам. Со вступлением на престол Екатерины II русская государственная политика нашла окончательно несообразным с своими видами удерживать отдельное гетманское устройство. Оно действительно имело рядом с хорошими сторонами и некоторые отжившие, требовавшие коренных изменений. Но предприняты ли были такие изменения в пользу народа? Если и были, то мало, напротив, из видов политики принято было известное правило: divide et impera. Опасались, чтоб уничтожение порядка, к которому страна привыкла уже веками, не возбудило в ней смут, и вот создали небывалое в Малороссии дворянство, которое, как показывает история, всегда бывает язвою там, где не вырабатывается само собою из исторической жизни, а навязывается по теории. Поспольство закрепощается во власти этого новоизмышленного дворянства, и таким образом народ разбивается на два сословия, противоположные по своим интересам. Правда, зародыши такого строя существовали уже прежде в отношениях между богатыми землевладельцами и селившимися у них бедняками. Но то бывали злоупотребления, всегда сознаваемые как таковые, а с нового порядка вещей они узаконились, и Малороссия, наравне со всею остальною Россией, подверглась надолго всей мерзости крепостничества, от которого облегчилась только в недавнее время. Кроме того, в великорусском народе измена Мазепы, несмотря даже на царские указы, объяснявшие непричастность малороссийского народа к поступку бывшего когда-то гетмана, не забывалась, и память о ней набрасывала всячески тень на все грядущие поколения.

Н. Костомаров. «Мазепа».

* * *

 

«Гетман Иван Мазепа».

"Гетман Иван Мазепа".

 

Алексей Штанко.
«Иван Мазепа».

Алексей Штанко. "Иван Мазепа".

 

В. М. Брикульц.
«И. С. Мазепа».

В. М. Брикульц. "И. С. Мазепа".

 

Жан-Пьер Норблен де ла Гурден.
«Гетман Иван Степанович Мазепа».
Конец XVIII века.

Жан-Пьер Норблен де ла Гурден. "Гетман Иван Степанович Мазепа". Конец XVIII века.

 

«Мазепа».
С офорта работы Норблена.

"Мазепа". С офорта работы Норблена.

 

ПЕРСОНА. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.

 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: