Лев Николаевич Толстой в живописи

 

Айна Леон.
Офицер Толстой на Кавказе.

Айна Леон. Офицер Толстой на Кавказе.

 

Я должна вернуться назад и рассказать о появлении графа Льва Николаевича Толстого в кружке «Современника». Он был тогда еще офицер и единственный сотрудник «Современника», носивший военную форму. Его литературный талант настолько уже проявился, что все корифеи литературы должны были признать его за равного себе.

Впрочем, граф Толстой был не из робких людей, да и сам сознавал силу своего таланта, а потому держал себя, как мне казалось тогда, с некоторой даже напускной развязностью.

Я никогда не вступала в разговоры с литераторами, когда они собирались у нас, а только молча слушала и наблюдала за всеми. Особенно мне интересно было следить за Тургеневым и графом Л. Н. Толстым, когда они сходились вместе, спорили или делали свои замечания друг другу, потому что оба они были очень умные и наблюдательные.

Мнения графа Толстого о Тургеневе я не слышала, да и вообще он не высказывал своих мнений ни о ком из литераторов, по крайней мере, при мне. Но Тургенев, напротив имел какую-то потребность изливать о всяком свои наблюдения.

Когда Тургенев только что познакомился с графом Толстым, то сказал о нем:

- Ни одного слова, ни одного движения в нем нет естественного! Он вечно рисуется перед нами, и я затрудняюсь, как объяснить в умном человеке эту глупую кичливость своим захудалым графством!

А. Я. Панаева. Воспоминания. Москва, «Правда». 1986.

* * *

 

Иван Николаевич Крамской.
Портрет Л. Н. Толстого.
1873.

Иван Николаевич Крамской. Портрет Л. Н. Толстого. 1873.

 

Графу Л. Н. Толстому

Как ястребу, который просидел
На жёрдочке суконной зиму в клетке,
Питаяся настрелянною птицей,
Весной охотник голубя несёт
С надломленным крылом – и, оглядев
Живую пищу, старый ловчий щурит
Зрачок прилежный, поджимает перья
И вдруг нежданно, быстро, как стрела,
Вонзается в трепещущую жертву,
Кривым и острым клювом ей взрезает
Мгновенно грудь и, весело раскинув
На воздух перья, с алчностью забытой
Рвёт и глотает трепетное мясо, -
Так бросил мне кавказские ты песни,
В которых бьётся и кипит та кровь,
Что мы зовём поэзией. – Спасибо.

Афанасий Фет.
Конец октября или начало ноября 1875.

* * *

 

Иван Николаевич Крамской.
Портрет Льва Толстого.
1873.

Иван Николаевич Крамской. Портрет Льва Толстого. 1873.

 

- Мистики считают, - говорит А. Ф. Охатрин, - что любой человек способен оказывать энергоинформационное воздействие на свой образ во время нервных потрясений. Но самое сильное воздействие бывает во время смерти. Недаром Лев Толстой считал её важнейшим событием, к которому надо готовиться всю жизнь.

Станислав Зигуненко. Запрограммированные убийцы.  Книга тайн-3. Москва, «Мистерия». 1993.

* * *

 

Айна Леон.
Портрет Л. Н. Толстого.

Айна Леон. Портрет Л. Н. Толстого.

 

До пятидесяти лет был первый Толстой – чистый гений. А после пятидесяти лет был второй Толстой – помешанный гений, душевнобольной. Вот этого-то второго Толстого и отлучили от церкви. И этого же второго Толстого расхваливал Ленин, говоря, что это зеркало русской революции.

Гр. Климов. Князь мира сего. Имя мое легион. Ростов-на-Дону, «Феникс». 1995.

* * *

 

Николай Николаевич Ге.
Портрет писателя Льва Николаевича Толстого.
1884.

Николай Николаевич Ге. Портрет писателя Льва Николаевича Толстого. 1884.

 

Как известно, Толстой считал, что успехи науки и техники не приносят добра людям – «они только увеличивают власть богатых над порабощенными рабочими и усиливают ужасы и злодейства войн»; путь прогресса он видел в религиозно-нравственном самоусовершенствовании людей…

Говорят, что Толстой как-то сказал о Мечникове: «Он милый, простой человек, но как бывает у людей слабость – другой выпивает, - так и он со своей наукой!.. Как вы думаете, сколько ученые насчитали разных видов мух? Семь тысяч! Ну где же тут найти время для духовных вопросов!»

Б. Токин. Мечниковы в Ясной поляне. «Наука и жизнь».

* * *

 

Илья Ефимович Репин.
Пахарь. Лев Николаевич Толстой на пашне.
1887.

Илья Ефимович Репин. Пахарь. Лев Николаевич Толстой на пашне. 1887.

 

Не успели мы усесться, как опять пришел Л. Н., неся поднос со своим кофе и хлебом. Он сказал, что хочет посидеть с нами и выпьет кофе здесь, а не у себя, как обыкновенно это делает. Стали говорить о гигиеническом режиме о вегетарьянстве. Л. Н. говорил, что теперь ему было бы немыслимо уже есть говядину и что даже вид ее вызывает в нем отвращение. Из нерастительной пищи он ест только яйца и кислое молоко. Вина пьет несколько глотков, как лекарство, по настоянию доктора…

Потом пошли мы на село. Видимо, крестьяне вполне зажиточные: почти все избы – кирпичные и на некоторых даже железные крыши. При встрече все крестьяне останавливались, дружелюбно разговаривали, сообщали свои семейные и сельские новости и т. д. Сейчас видно, что отношения у них с Толстыми – самые хорошие, без всякой слащавости или неискренности с какой бы то ни было стороны.

Школа, оказывается, только сельско-приходская, очень скверная. Как это ни парадоксально, но Толстым не разрешается иметь своей школы из-за дурного влияния идей Л. Н.

Вернулись мы около 12 часов, к завтраку, и в саду навстречу шла нам Софья Андреевна, жена Л. Н. Она высокая, полная, еще красивая женщина, очень моложавая. У нее необыкновенно живые, блестящие черные глаза. В ней чувствуется что-то властное и энергичное. Встретила она нас очень любезно и стала говорить о том, что Л. Н. теперь в отличном периоде, бодр и спокоен. Затем сказала, что, вероятно, мы о ней слышали много дурного; всюду распространено мнение, что Л. Н. – небо, а она – земля. Но что поневоле будет так, когда надо же кому-нибудь заботиться о материальной стороне, которая дала бы возможность тому же Л. Н. спокойно работать, без мысли о зарабатывании, мысли, которая неизбежно имела бы дурное влияние на его произведения, так как он пишет медленно и долго и должен иметь спокойствие духа, мочь делать это. Кроме того – у них 23 внука! Поэтому ей приходится всем – и хозяйством, и изданиями – заниматься самой. Весь день поглощена она этим. По ночам же – до 3-х час. Она пишет записки «Моя жизнь», в сущности, биографию Л. Н. Она довела ее уже до 1892 года.

К завтраку опять пришел Л. Н. Ел он овсянку, картофель, кислое молоко и компот.

Стали говорить о литературе,.. Л. Н. доказывал, что писать в форме романа опасно, в том отношении, что романтическая сторона часто затемняет основную нравственную идею, так как большинство читателей обращает внимание на эту сторону, и часто, еще хуже, на одну чувственную. Таким образом результат достигается как раз обратный.

Как искусство, так и науку, Л. Н. признает только, поскольку они служат для объединения людей в добре. По этому поводу мы заговорили об Анне Карениной и были ужасно поражены, когда Л. Н. сказал, что, признаться, забыл ее содержание!!! Если бы не вполне простой и искренний тон, каким он сказал это, то не верилось бы.

После завтрака мы поехали к друзьям и соседям – к Чертковым. Туда Л. Н. сам правил, а назад он пересел на лошадь, на кот. Ехал раньше его сын. Ездит он великолепно, как юноша (он даже перескакивал через широкую канаву! Накануне он ездил верхом в Тулу – туда и назад 30 верст).

К 5 часам мы вернулись в Ясную Поляну и Л. Н., по своему обыкновению, лег спать до 6 час., когда обедают. В это время Соф. Андр. показала нам весь дом…

Дом Толстых похож на все помещичьи дома средней руки, но выделяется своей простотой. Мебель самая необходимая, старая, лишь бы на чем было сидеть. Никакого стремления ни к роскоши, ни даже к изяществу. Все – и стены, и полы, и обстановка, видимо, бесконечно давно не были возобновлены и стоят так, пока совсем перестанут быть годными. Как все это далеко от того, что рассказывают про роскошь и непоследовательность Толстого!

Письмо Ольги Николаевны Мечниковой Вере Александровне Чистович [1909]. «Наука и жизнь».

* * *

 

Илья Ефимович Репин.
Пахарь. Л. Н. Толстой на пашне.
1887.

Илья Ефимович Репин. Пахарь. Л. Н. Толстой на пашне. 1887.

 

Одним из самых усердных читателей «Робинзона» был Толстой. С книгой Дефо он фактически не расставался всю жизнь. По заданию Толстого один из учителей яснополянской школы сделал краткий пересказ «Робинзона», Толстым опубликованный. Толстой не только читал «Робинзона», он старался «робинзонить» (выражение Руссо) на деле. Простая трудовая жизнь – вот что привлекало Толстого в судьбе Робинзона, который был для Толстого примером «нормального человека».

М. и У. Урновы. Робинзон Крузо. (Даниель Дефо. Робинзон Крузо. История полковника Джека. Кишинев, «Лумина». 1981.)

* * *

 

Илья Ефимович Репин.
Портрет писателя Л. Н. Толстого.
1887.

Илья Ефимович Репин. Портрет писателя Л. Н. Толстого. 1887.

 

Кстати, скажите мне, кто, по-вашему, изобрел теорию концлагерей?

- Ну, пожалуй, ГПУ или НКВД, - раздалось из аудитории. – Или попозже в Гестапо.

- Нет, товарищи, теорию концлагерей разработал не Дзержинский и не Ягода, не Гитлер и не Гиммлер. Философскую подоплеку концлагерей подсказал не кто иной, как великий гуманист земли русской Лев Николаевич Толстой. Если вы почитаете его философствования, то найдете там и проповедь «лечения трудом». Исходя из этого, граф Толстой надевал крестьянские лапти и ходил за сохой или сам тачал сапоги. Ничего нового или оригинального он не выдумал. Это уже давным-давно применялось в монастырях: тяжелый труд и суровая жизнь, что умерщвляет плоть, но спасает душу. А граф Толстой действительно нуждался в спасении души: на старости лет у него зашел ум за разум, и он немножечко помешался.
- Когда революционеры сотнями убивали царских губернаторов, графов и князей, тогда граф Толстой молчал, как рыба. Но когда царское правительство по суду повесило несколько этих революционеров-убийц, тогда великий гуманист Толстой вдруг разразился на весь мир статьей-истерикой «Не могу молчать». Почему? Где логика? Да потому, что граф Толстой прекрасно знал, что эти революционеры такие же душевнобольные выродки, как он сам, его собратья. Кстати, скажите мне, где был первый советский концлагерь?

- На Соловках, - сказал кто-то.

- Да, на базе знаменитого Соловецкого монастыря. Вот вам прямая связь между монастырями и концлагерями. Лев Толстой удостоился похвалы от самого товарища Ленина в статье «Толстой, как зеркало русской революции». Само название говорит, какую роль сыграл граф Толстой в подготовке этой революции, которая уничтожила монастыри, но зато создала концлагеря. Если бы Толстой не умер, то по закону единства и борьбы противоположностей сидеть бы ему в одном из этих лагерей. И таскали бы там его за бороду: «Ну, как, граф? За что боролись – на то и напоролись?»

Гр. Климов. Протоколы советских мудрецов. Ростов-на-Дону, «Феникс». 1994. С. 75.

* * *

 

Илья Ефимович Репин.
Лев Николаевич Толстой в яснополянском кабинете.
1887.

Илья Ефимович Репин. Лев Николаевич Толстой в яснополянском кабинете. 1887.

 

- Рядом с комплексом вины и саморазрушения идет комплекс кастрации, служащий психологической мотивировкой секты скопцов. Ведь можно было бы просто уйти в монахи, а не заниматься варварским членовредительством. Этими скопцами очень интересовался Лев Толстой, который под конец проповедовал умерщвление плоти, а в реальной жизни наплодил 13 детей.

Гр. Климов. Протоколы советских мудрецов. Ростов-на-Дону, «Феникс». 1994. С. 97.

* * *

 

Илья Ефимович Репин.
Портрет Л. Н. Толстого.
1891.

Илья Ефимович Репин. Портрет Л. Н. Толстого. 1891.

 

В своем дневнике от 12 июня 1900 г. Толстой пишет: «Я серьезно убежден, что миром управляют совсем сумасшедшие. Несумасшедшие или воздерживаются или не могут участвовать».

Гр. Климов. Протоколы советских мудрецов. Ростов-на-Дону, «Феникс». 1994. С. 159.

* * *

 

Илья Ефимович Репин.
Этюды Л. Н. Толстого.
1891.

Илья Ефимович Репин. Этюды Л. Н. Толстого. 1891.

 

- Затем Нордау берется за великого писателя земли русской Льва Толстого и пишет: «Какими бы достоинствами ни отличался художественный талант Толстого, своею мировой славою и влиянием на современников он обязан не ему. Его романы были признаны замечательнейшими произведениями литературы: и, тем не менее, в продолжение десятилетий «Война и мир» и «Анна Каренина» почти не имели читателей за пределами России, и критика восторгалась автором только с большими оговорками… Только появившаяся в 1889 году «Крейцерова соната» разнесла его имя по всем углам земного шара; небольшой рассказ переведен был на все европейские языки, издан в сотнях тысяч экземпляров; миллионы людей страстно зачитывались им. Начиная с этого момента, общественное мнение Запада поставило его в первые ряды современных писателей; его имя было у всех на устах… «Крейцерова соната», как художественное произведение, далеко ниже большей части его романов и рассказов; тем не менее, славу, не дававшуюся так долго автору «Войны и мира», «Казаков» и «Анны Карениной», она завоевала одним ударом…»

- В чем же загадка этой «Крейцеровой сонаты»? Там муж убивает жену якобы из ревности к любовнику. Но психоаналитики, почитав этот рассказ, усмехаются и говорят, что муж был влюблен вовсе не в свою жену, а в ее любовника. И поэтому он кокнул свою жену не из ревности к ней, а из ревности к любовнику. Все наоборот – как 69. Знаете, 69 способов быть несчастным. Поэтому этот рассказ стоит во всех справочниках психопатологии, как яркий пример латентного или подавленного гомосекса. Кстати, жена Толстого терпеть не могла этот рассказ…

- Доктор Нордау считает, что основную славу Толстому принесли не его романы, а его философия – больная философия, так называемое «толстовство», где основная заповедь – «непротивление злу насилием», то есть: «Не противьтесь пороку, не судите, не убивайте. Долой, таким образом, суды, войска, тюрьмы, подати»…

«Существенным пунктом учения Толстого о нравственности является умерщвление плоти. Всякое сношение с женщиной нечисто; брак – такое же греховное дело, как и свободное сожительство между двумя полами. «Крейцерова соната» воспроизводит это учение в художественных образах. Убийца из ревности Позднышев говорит: «Медовый месяц! Ведь название-то одно какое подлое!.. Это нечто вроде того, что я испытывал, когда приучался курить, когда меня тянуло рвать и текли слюни, а я глотал их и делал вид, что мне приятно».

- Затем Позднышев, устами которого проповедует Толстой, признается, что «его считают сумасшедшим». Кстати, образ жены Позднышева Толстой списал со своей собственной жены. Возможно, что это он описывал и свой медовый месяц – тянуло рвать и так далее.

- В чем же дело? Толстого считают сверхмужчиной, у которого была целая куча детей. Но сам Толстой в своем дневнике от 29 ноября 1851 года, в возрасте 23 лет, пишет следующее: «Я никогда не любил женщину… но я довольно часто влюблялся в мужчин… Я влюбился в мужчину, еще не зная, что такое педерастия… Например, Дьяков – я хотел задушить его поцелуями и плакать. Это опубликовано во многих биографиях Толстого.

- А жена Толстого все эти дневнички читала. Когда Толстому было уже за 80, а его жене за 60, взял он себе в секретари некого Черткова. А графиня бегает вокруг графа, во весь голос обвиняя его в педерастии – и грозится пристрелить чертова Черткова. И все это на глазах у их взрослых детей. Представляете себе – семейное счастье!

- Потому-то в своем рассказе «Семейное счастье» Толстой уверяет, что мужчина и женщина, даже если они женятся по любви, после брака должны сделаться врагами. Толстой описывает дегенератов, но не говорит этого – и переносит эту мерку на всех людей. Вот вам и великий правдоискатель!..

- Добавлю вам еще кое-что о Толстом. Известный немецкий писатель Стефан Цвейг в своей книге «Три певца своей жизни», анализируя жизнь Толстого, считает, что после 50 лет у Толстого началось то, что называется климактерическим психозом или климактерическим помешательством. Обычно эти психозы случаются у некоторых женщин в период, когда угасает деятельность половых желез. Но и у некоторых мужчин с надломленной психикой, где в душе перепутаны мужские и женские начала, этот период является как бы толчком, когда обостряются психические болезни, которые до этого как бы дремали в их душе…

- Толстой хочет осчастливить весь мир. А самого близкого к нему человека, свою жену, он доводит до грани самоубийства и говорит, что она у него «камень на шее». Жена то хочет отравиться, то бегает в пруд топиться. А сам Толстой прячет от себя ружья и веревки, чтобы не застрелиться или не повеситься…

- Весь мир восхищается необычайной добротой Толстого. А дети Толстого потом пишут в мемуарах, что его доброта хуже всякой подлости.

- К концу жизни семейная жизнь Толстого напоминает сумасшедший дом. Наконец вызывают знаменитого психиатра Россолимо. Тот ставит диагноз: «Дегенеративная двойная конституция: паранойяльная и истерическая с преобладанием первой».

Гр. Климов. Протоколы советских мудрецов. Ростов-на-Дону, «Феникс». 1994. С. 176.

* * *

 

Илья Ефимович Репин.
Л. Н. Толстой за работой у круглого стола.
1891.

Илья Ефимович Репин. Л. Н. Толстой за работой у круглого стола. 1891.

 

- В период своей «духовной трансформации» Толстой очень интересовался всяким сектантством – духоборами, скопцами, молоканами. Некоторые подумают, что секта молокан берет свое название от слова «молоко», но на самом деле это берет свое начало от греческого слова «малокой», что означает педерастию, о чем говорил уже апостол Павел.

- Насчет скопцов можно сказать, что в психиатрии этому соответствует комплекс вины и кастрации, где люди таким варварским способом пытаются спастись от соблазняющего их дьявола.

- Духоборы сейчас живут в Канаде и называют себя «Сынами свободы». Эти свободолюбы прославились в основном отказом посылать своих детей в школы, голыми маршами, взрывами и поджогами. В общем, канадскому правительству от них одни неприятности. А благодарить за это нужно никого иного, как великого человеколюбца Толстого, который играл главную роль в деле переселения «Сынов свободы» из России в Канаду и даже отдал на это весь свой гонорар за «Воскресение» - 40.000 рублей.

Гр. Климов. Протоколы советских мудрецов. Ростов-на-Дону, «Феникс». 1994. С. 182.

* * *

 

Илья Ефимович Репин.
Лев Николаевич Толстой за чтением.
1891.

Илья Ефимович Репин. Лев Николаевич Толстой за чтением. 1891.

 

- Сравнивая Толстого и Достоевского нужно отметить, что эволюция Толстого происходила от Бога к дьяволу, а у Достоевского как раз наоборот – от дьявола к Богу. Соответственно этому Достоевский умер счастливым, просветленным человеком. А жизнь Толстого перед смертью была сущим адом, где он все время носился с мыслью о самоубийстве.

Гр. Климов. Протоколы советских мудрецов. Ростов-на-Дону, «Феникс». 1994. С. 268.

* * *

 

Илья Ефимович Репин.
Лев Николаевич Толстой на отдыхе в лесу.
1891.

Илья Ефимович Репин. Лев Николаевич Толстой на отдыхе в лесу. 1891.

 

Его навестили пасынки, графы Мусины-Пушкины, военные люди под тридцать лет, звенящие саблями и шпорами, строгие и внимательные. Они привели с собою и друга детства, графа Льва Толстого, доводившегося Горчакову троюродным племянником. Александр Михайлович завел с Левушкой речь о его «Севастопольских рассказах», подчеркнуто именуя их «очерками»… В ответ на критику автор отвечал:

- Но мой «Севастополь в мае» прошел тройную цензуру, из восьмидесяти тысяч печатных знаков цензура выкинула тридцать тысяч. Как же при таком насилии писать правду?

Валентин Пикуль. Битва железных канцлеров. «Лениздат». 1978. С. 370.

* * *

 

Илья Ефимович Репин.
Л. Н. Толстой. Этюд.
1891.

Илья Ефимович Репин. Л. Н. Толстой. Этюд. 1891.

 

Лев Толстой писал про свою жену, что она для него – камень на шее.

Гр. Климов. Протоколы советских мудрецов. Ростов-на-Дону, «Феникс». 1994. С. 56.

* * *

 

Илья Ефимович Репин.
Лев Николаевич Толстой в кабинете под сводами.
1891.

Илья Ефимович Репин. Лев Николаевич Толстой в кабинете под сводами. 1891.

 

Лев Толстой 22 раза начинал писать роман из времен Петра Внликого и отказался наконец потому, сказал он, что «души этих людей для меня уже непонятны».

Илья Фейнберг. Читая тетради Пушкина. Москва, «Советский писатель». 1985. С. 451.

* * *

 

Леонид Осипович Пастернак.
За чтением рукописи (Л. Н. Толстой и Н. Н. Ге в зале под сводами).
1893.

Леонид Осипович Пастернак. За чтением рукописи(Л. Н. Толстой и Н. Н. Ге в зале под сводами). 1893.

 

Могучий, независимый мыслитель Лев Толстой не подчинялся никаким авторитетам и всякий вопрос, всякую проблему передумывал по-своему. Некоторое время он сомневался в правильности учения Коперника и начал даже придумывать свою теорию движения Земли и планет. Желая обсудить свои построения с кем-нибудь из специалистов, он встретился как-то с Ф. Бредихиным. Выслушав Толстого, знаменитый астроном сказал ему: «Граф, пишите лучше свои повести, а заботы о планетах предоставьте нам».

«Граф, пишите лучше свои повести…». «Техника – молодежи» №9 1974.

* * *

 

Леонид Осипович Пастернак.
Л. Н. Толстой на Передвижной выставке.
1893.

Леонид Осипович Пастернак. Л. Н. Толстой на Передвижной выставке. 1893.

 

12 февраля 1871 года – в семье Льва Толстого родился пятый ребенок – дочь Мария. «Роды были очень тяжелые, и мать, заболев родильной горячкой, была при смерти. Эта болезнь сильно повлияла на Софью Андреевну, ее пугала возможность повторения физических страданий при следующих родах, и у нее явилось желание избежать новой беременности. Такое решение жены было совершенно неприемлемо для Льва Николаевича. Брак без деторождения представлялся ему явлением уродливым, порочным, и у него возникла даже мысль о разрыве…»

В. Жданов. Любовь в жизни Толстого.

* * *

 

Илья Ефимович Репин.
Лев Николаевич Толстой за работой в кабинете хамовнического дома в Москве.
1893.

Илья Ефимович Репин. Лев Николаевич толстой за работой в кабинете хамовнического дома в Москве. 1893.

 

Илья Ефимович Репин.
Л. Н. Толстой босой.
1901.

Илья Ефимович Репин. Л. Н. Толстой босой. 1901.

 

Илья Ефимович Репин.
Портрет Льва Николаевича Толстого.
1901.

Илья Ефимович Репин. Портрет Льва Николаевича Толстого. 1901.

 

Леонид Осипович Пастернак.
Лев Толстой. Эскиз.
1901.

Леонид Осипович Пастернак. Лев Толстой. Эскиз. 1901.

 

Леонид Осипович Пастернак.
Лев Толстой.
1901.

Леонид Осипович Пастернак. Лев Толстой. 1901.

 

Леонид Осипович Пастернак.
Лев Николаевич Толстой с семьей в Ясной Поляне.
1902.

Леонид Осипович Пастернак. Лев Николаевич Толстой с семьей в Ясной Поляне. 1902.

 

В. И. Плотников.
Портрет Льва Николаевича Толстого.
1978.

В. И. Плотников. Портрет Льва Николаевича Толстого. 1978.

 

Елизавета Меркурьевна Бём (Эндаурова).
Л. Н. Толстой среди яснополянских детей.

Елизавета Меркурьевна Бём (Эндаурова). Л. Н. Толстой среди яснополянских детей.

 

Т. Л. Сухотина.
Толстой. Ясная Поляна.
1905.

Т. Л. Сухотина. Толстой. Ясная Поляна. 1905.

 

Леонид Осипович Пастернак.
Портрет Л. Н. Толстого.
1906.

Леонид Осипович Пастернак. Портрет Л. Н. Толстого. 1906.

 

Михаил Нестеров.
Портрет Л. Н. Толстого.
1907.

Михаил Нестеров. Портрет Л. Н. Толстого. 1907.

 

Леонид Осипович Пастернак.
Портрет Л. Н. Толстого.
1908.

Леонид Осипович Пастернак. Портрет Л. Н. Толстого. 1908.

 

Илья Ефимович Репин.
Лев Николаевич Толстой в розовом кресле.
1909.

Илья Ефимович Репин. Лев Николаевич Толстой в розовом кресле. 1909.

 

В. Н. Мешков.
Л. Н. Толстой в яснополянской библиотеке.
1910.

В. Н. Мешков. Л. Н. Толстой в яснополянской библиотеке. 1910.

 

Василий Шульженко.
Лев Толстой.

Василий Шульженко. Лев Толстой.

 

ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ ТОЛСТОЙ (1828-1910)