Семья в живописи

 

Абрахам Ламберт Якобс ван ден Темпел.
Семейный портрет.
2-я половина 1660-х.

Абрахам Ламберт Якобс ван ден Темпел. Семейный портрет. 2-я половина 1660-х.

 

Адриан ван Остаде.
Крестьянская семья.
1647.

Адриан ван Остаде. Крестьянская семья. 1647.

 

К родителям на Севере никогда не обращались на «вы», как это распространено на Украине. Неродные отец и мать, как известно, назывались отчимом и мачехой, а неродные дочь и сын - падчерицей и пасынком. Дети родных братьев и сестер назывались двоюродными. Маленькие часто называли деда «дедо», а бабку «баба», дядюшку и тетушку племянники звали иногда божатом, божатком, божаткой, божатушкой или крестным, крестной. Так же называли порой и других, более дальних родственников. Невестка, пришедшая в дом из другой семьи, свекра и свекровь обязана была называть батюшкой и матушкой, они были для нее «богоданными» родителями. По отношению к свекру она считалась снохой, а по отношению к свекрови и сестрам мужа - невесткой. Сестра называла брата брателько, братья двоюродные иногда называли друг друга побратимами, как и побратавшиеся неродные…
Деверьями женщины звали мужниных братьев, а сестер мужа - золовками. По этому поводу создана пословица: «Лучше семь топоров, чем семь копылов». То есть лучше семь братьев у мужа, чем семь сестер. Зять, как известно, муж дочери. Отец и мать жены или невесты—это тесть и теща, но в глаза их было положено называть батюшкой и матушкой. Родители невестки (снохи) и родители зятя называли друг друга сват и сватья. (Сват в свадебном обряде - совсем другое.) Женатые на родных сестрах считались свояками, а свояченицей называлась почему-то сестра жены. Звание «шурин» существует лишь в мужском роде и для мужского пола, оно обозначает брата жены, а муж сестры является зятем для обоего пола. По этому поводу в народе бытовала шутливая загадка: «Шурина племянник какая зятю родня?» Не сразу и догадаешься, что речь идет о родном сыне.

Василий Белов. Лад. Москва, «Молодая гвардия». 1982.

* * *

 

Бартоломеус ван дер Хелст.
Семейный портрет.
1642.

Бартоломеус ван дер Хелст. Семейный портрет. 1642.

 

Василий Андреевич Тропинин.
Семейный портрет графов Морковых.
1813.

Василий Тропинин. Семейный портрет графов Морковых. 1813.

 

СЕМЬЯ. Бобыль, бродяга, шатун, вообще человек без семьи считался обиженным судьбою и богом. Иметь семью и детей было так же необходимо, так же естественно, как необходимо и естественно было трудиться.
Семья скреплялась наибольшим нравственным авторитетом. Таким авторитетом обычно пользовался традиционный глава семьи. Но сочетание традиционного главенства и нравственного авторитета вовсе не обязательно. Иногда таким авторитетом был наделен или дед, или один из сыновей, или большуха, тогда как формальное главенство всегда принадлежало мужчине, мужу, отцу, родителю.
Доброта, терпимость, взаимное прощение обид переходили в хорошей семье во взаимную любовь, несмотря на семейную многочисленность. Ругань, зависть, своекорыстие не только считались грехом. Они были просто лично невыгодны для любого члена семьи.
Любовь и согласие между родственниками давали начало любви и за пределами дома. От человека, не любящего и не уважающего собственных родных, трудно ждать уважения к другим людям, к соседям по деревне, по волости, по уезду. Даже межнациональная дружба имеет своим истоком любовь семейную, родственную. Ожидать от младенца готовой любви, например, к дяде или же тетушке нелепо, вначале его любовь не идет далее матери. Вместе с расширением физической сферы познания расширяется и нравственная. Ребенку постепенно становится жаль не только мать, но и отца, сестер и братьев, бабушку с дедом, наконец, родственные чувства настолько крепнут, что распространяются и на теток с дядюшками. Прямое кровное родство становится основанием родству косвенному, ведь сварливая, не уважающая собственных дочерей старуха не может стать доброй свекровью, как и из дочери-грубиянки никогда не получится хорошей невестки. Доброта и любовь к родственникам кровным становится обязательным условием если не любви, то хотя бы глубокого уважения к родственникам некровным. Как раз на этой меже и зарождаются роднички высокого альтруизма, распространяющегося за пределы родного дома. Сварливость и неуживчивость как свойства характера считались наказанием судьбы и вызывали жалость к их носителям. Активное противодействие таким проявлениям характера не приносило семье ничего хорошего. Надо было уметь уступить, забыть обиду, ответить добром или промолчать.
Веками складывалось в крестьянской семье и взаимоотношение полов. Например, жены с мужем, сестры и братьев. Особенно наглядно выглядят эти взаимоотношения в труде. Женщина, закатывающая на воз многосаженное бревно или махающая кувалдой в кузнице, была так же нелепа, как и прядущий кузнец или доящий корову мужчина. Только по великой нужде женщина, обычно вдова, бралась за топор, а мужчина (тоже чаще всего овдовевший) садился с подойником под корову.
Все руководство домашним хозяйством держала в руках большуха - женщина, жена и мать. Она ведала, как говорится, ключами от всего дома, вела учет сену, соломе, муке и заспе* (* Заспа - овсяная крупа (сев. ж.)). Весь скот и вся домашняя живность, кроме лошадей, находились под присмотром большухи. Под ее неусыпным надзором находилось все, что было связано с питанием семьи: соблюдение постов, выпечка хлеба и пирогов, стол праздничный и стол будничный, забота о белье и ремонте одежды, тканье, баня и т.д. Само собой, все эти работы она делала не одна. Дети, едва научившись ходить, понемногу вместе с игрой начинали делать что-то полезное. Большуха отнюдь не стеснялась в способах поощрения и наказания, когда речь шла о домашнем хозяйстве.
Звание «большуха» с годами незаметно переходило к жене сына.
Хозяин, глава дома и семьи, был прежде всего посредником в отношениях подворья и земельного общества, в отношениях семьи и властями предержащими. Он же ведал главными сельхозработами, пахотой, севом, а также строительством, заготовкой леса и дров. Всю физическую тяжесть крестьянского труда он вместе со взрослыми сыновьями нес на своих плечах. Дед (отец хозяина) часто имел во всех этих делах не только совещательный, но и решающий голос. Кстати, в добропорядочной семье любые важные дела решались на семейных советах, причем открыто, при детях. Лишь дальние родственники (убогие или немощные, до самой смерти живущие в доме) благоразумно не участвовали в этих советах.
Семья крестьянина складывалась веками, народ отбирал ее наиболее необходимые «габариты» и свойства. Так, она разрушалась или оказывалась неполноценной, если была недостаточно полной. То же происходило при излишней многочисленности, когда, к примеру, женились два или три сына. В последнем случае семья становилась, если говорить по-современному, «неуправляемой», поэтому женатый сын, если у него имелись братья, стремился отделиться от хозяйства отца. Мир нарезал ему землю из общественного фонда, а дом строили всей семьей, помочами. Дочери, взрослея, тоже покидали отцовский дом. При этом каждая старалась не выходить замуж раньше старшей сестры. «Через сноп не молотят», - говорилось о неписаном законе этой очередности.
Дети в семье считались предметом общего поклонения. Нелюбимое дитя было редкостью в русском крестьянском быту. Люди, не испытавшие в детстве родительской и семейной любви, с возрастом становились несчастными. Не зря вдовство и сиротство издревле считались большим и непоправимым горем. Обидеть сироту или вдову означало совершить один из самых тяжких грехов. Вырастая и становясь на ноги, сироты делались обычными мирянами, но рана сиротства никогда не зарастала в сердце каждого из них.

Василий Белов. Лад. Москва, «Молодая гвардия». 1982.

* * *

 

Василий Григорьевич Перов.
Путешествие квартального с семейством на богомолье. Эскиз.
1868.

Василий Перов. Путешествие квартального с семейством на богомолье. Эскиз. 1868.

 

В нормальной крестьянской семье все дети рождались по преимуществу в первые десять-пятнадцать лет брачной жизни. Погодками назывались рождаемые через год. Таким образом, даже в многодетной семье, где было десять-двенадцать детей, при рождении последнего первый или самый старший еще не выходил из отрочества. Это было важно, так как беременность при взрослом, все понимающем сыне или дочери была не очень-то и уместна. И хотя напрямую никто не осуждал родителей за рождение неожиданного «заскребыша», супруги - с возмужанием своего первенца и взрослением старших - уже не стремились к брачному ложу... К ним как бы понемногу возвращалось юношеское целомудрие.

Василий Белов. Лад. Москва, «Молодая гвардия». 1982.

* * *

 

Василий Григорьевич Перов.
Трудовое семейство. Эскиз.

Василий Перов. трудовое семейство. Эскиз.

 

Г. Васько.
Портрет юноши из семьи Томары.
1847.

 

Григорий Семёнович Мусикийский.
Семья Петра I в 1717.

Григорий Мусикийский. Семья Петра I в 1717.

 

Елизавета Бём (Эндаурова).
Сердце на месте, когда вся семья вместе!

Елизавета бём (Эндаурова). Сердце на месте, когда вся семья вместе!

 

Елизавета Меркурьевна Бём (Эндаурова).
В семье друг друга все дарят яичком ярко-красным.

Елизавета Бём (Эндаурова). В семье друг друга все дарят яичком ярко-красным.

 

Иван Васильевич Лучанинов.
Возвращение ратника в свое семейство.
1815.

Иван Лучанинов. Возвращение ратника в свое семейство. 1815.

 

Иван Глазунов.
Семья художника.

Иван Глазунов. Семья художника.

 

Илья Ефимович Репин.
Семейный портрет Деларовых.
1906.

Илья Репин. Семейный портрет Делоровых. 1906.

 

Карл Павлович Брюллов.
Семья итальянца.
1831.

Карл Брюллов. Семья итальянца. 1831.

 

Константин Маковский.
Семейный портрет.
1882.

Константин Маковский. Семейный портрет. 1882.

 

Леонид Осипович Пастернак.
Лев Николаевич Толстой с семьей в Ясной Поляне.
1902.

Леонид Пастернак. Лев Николаевич Толстой с семьей в Ясной Поляне. 1902.

 

Ловис Коринф.
Семья художника Фрица Румпфа.

Ловис Коринф. Семья художника Фрица Румпфа.

 

Моронобу Хисикава.
Сцены, связанные с семьей Сога.

Моронобу Хисикава. Сцены, связанные с семьёй Сога.

 

Николай Иванович Аргунов.
Портрет мальчика из семьи Шереметевых.
1803.

Николай Аргунов. Портрет мальчика из семьи Шереметевых. 1803.

 

О. Верейский.
Семейный портрет.

О. Верейский. Семейный портрет.

 

Ольга Каблукова.
Столетняя царскосельская крестьянка с семьей.
1815.

Ольга Каблукова. Столетняя царскосельская крестьянка с семьей. 1815.

 

Пётр Петрович Кончаловский.
Семейный портрет («сиенский».).
1912.

Пётр Кончаловский. Семейный портрет ("сиенский"). 1912.

 

Рембрандт Харменс ван Рейн.
Ангел Рафаил, покидающий семейство Товия.
1637.

Рембрандт ван Рейн. Ангел Рафаил, покидающий семейство Товия. 1637.

 

Рембрандт Харменс ван Рейн.
Семейный портрет.
1668-1669.

Рембрандт ван Рейн. Семейный портрет. 1668-1669.

 

Сандро Ботичелли.
Алтарь Заноби. Поклонение волхвов с изображением членов семьи Медичи.

Сандро Ботичелли. Алтарь Заноби. Поклонение волхвов с изображением членов семьи Медичи.

 

Т. Шевченко.
Крестьянская семья.
1843.

Т. Шевченко. Крестьянская семья. 1843.

 

Фёдор Петрович Толстой.
Семейный портрет.
1830.

Фёдор Толстой. Семейный портрет. 1830.

 

Эдгар Дега. Семейство Беллелли.
1858-1859.

Эдгар Дега. Семейство Беллелли. 1858-1859.

 

Эдуард Мане.
Семья Моне в саду.
1874.

Эдуард Мане. Семья Моне в саду. 1874.

 

Якоб Йорданс.
Семья художника в саду.
1621.

Якоб Йорданс. Семья художника в саду. 1621.

 

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ