- 3 -

Санкт-Петербург в живописи

 

Неизвестный художник.
Возвращение гвардейских полков в Петербург 30 июля 1814 года.
1810-е.

Неизв. худ. Возвращение гвардейских полков в Петербург 20 июля 1814 года. 1810-е.

 

Неизвестный художник.
Петербург. Академия художеств.
1-я половина XIX века.

Неизв. худ. Петербург. Академия художеств. 1-я половина XIX века.

 

Основание Санкт-Петербурга Петром Великим.
Из книги: В. О. Ключевский. «Русская история». Москва, «Эксмо». 2005.

Основание Санкт-Петербурга. Из книги: В. О. ключевский. "Русская история". Москва, "Эксмо". 2005.

 

Петербургская весна
    
После похорон в Санкт-Петербург пришла весна, первая весна без Петра. Он всегда ждал ее: ведь весна - начало навигации, плаваний, морских приключений. Петр очень грустил, если она приходила в город в его отсутствие. «Что же Нева только три месяца стояла, - писал он с шутливой обидой Меншикову в 1711 году из Прутского похода, - то я думаю, что Нептунус зело на меня гневен, что в мою бытность ни однажды такою короткою зимою не порадовал, и хотя я всем сердцем ко оному всегда пребываю, но он ко мне зело не склонен». Теперь уже не было на свете Нептунова приятеля, а Нева вскрылась, прошел ладожский лед, пришли первые корабли, зазеленели деревья в Летнем саду. Екатерина впервые одна, без своего «дорогого старика», перебралась из Зимнего дворца в Летний. Скорбь не может быть бесконечной - жизнь продолжалась, особенно весной, которой наслаждались земля, люди, город.

Путешественники, которые прибывали в российскую столицу в середине 1720-х годов, не могли не удивиться той целеустремленной энергии, размаху, с которыми возводился Петербург. В 1725 году сквозь строительные леса уже проглядывал город, так непохожий на традиционные русские города. Длинные, просторные, обсаженные деревьями улицы были на удивление чисты и ровны. «Царь, - пишет иностранный путешественник, - приказал каждому вымостить часть улицы, на которой стоит дом, предписал форму и качество камней, и теперь улицы повсюду хорошо и ровно вымощены, они регулярны и широки».

Сердцем города была Петропавловская крепость. Ее мощные оборонительные сооружения еще не были одеты камнем, но крепость была хорошо вооружена и могла дать отпор любому врагу. Строительство не закончилось и после смерти Петра. Блестящий мастер Доменико Трезини знал свое дело, и оно спорилось: возводились новые здания, поднимались каменные стены Петропавловского собора, окружавшие старую церковь, в которой лежал царь. А над всем этим круто в небо уходила колокольня собора с золоченым, видным издалека шпилем. Подняться на вершину колокольни, послушать музыку часозвонницы и осмотреть панораму города мог каждый желающий.

Особенно запоминался полуденный час. Механические часы, привезенные из Амстердама, отбивали одиннадцать часов. После этого в течение получаса оркестр из трубачей и гобоистов играл музыкальные пьесы, а с половины двенадцатого и до удара пушки играли «ручные куранты» - звонарь с помощниками. «Чрезвычайно любопытно поглядеть на игру музыканта, особенно тому, кто не видывал ничего подобного, - пишет Берхгольц. - Я, впрочем, не избрал бы себе его ремесла, потому что для него нужны трудные и сильные телодвижения. Не успел он исполнить одной пьесы, как уже пот катился с его лица».

А какой вид открывался с площадки колокольни! Я думаю, что если бы мы поднялись тогда по скрипучим ступенькам наверх, то сердца наши вздрогнули бы - упругий морской ветер ударил бы в лицо, наполнил грудь, а внизу лежал наш уже такой узнаваемый, родной город. Он был похож на ребенка, чьи живые и милые черты не исчезнут с годами, а лишь станут более выразительными, мужественными, но по-прежнему красивыми и родными.

Вон напротив, за Невой, так напоминавшей англичанам широкую серую Темзу, выстроился парадный ряд зеленых и красных дворцов первейших вельмож - Дворцовая набережная, блестящий фасад Петербурга. Слева, закрывая Царицын луг - Марсово поле, - виднелся Почтовый двор - место публичных празднеств и маскарадов, еще левее качались на ветру уже подросшие липы Летнего сада - любимого Петром «огорода». Его аллеи ровны и желты от чистого речного песка, бьют фонтаны, и среди зелени блистают белизной мраморные статуи.

Возле Летнего дворца виден гаванец - отводной канал с бассейном, где, сверкая золоченым убранством, покачиваются императорские суденышки. В чистом, прозрачном воздухе слышен шум торговой площади у длинного Гостиного ряда на Городской - Петербургской стороне. Эта площадь, Троицкая, - порт с причалами, у которых разгружались корабли со всей Европы, - своей живописной красочностью напоминала иностранцам торговые прибрежные кварталы Стамбула. А направо - зеленая овальная громада Васильевского острова. Четкие, блестящие на солнце линии каналов пересекаются под прямым углом. Их берега не были еще сплошь застроены домами, но уже просматриваются улицы и площади - совсем как на плане, с которого их, собственно, и перенесли на землю. А еще дальше, на материковом берегу, там, за Адмиралтейством, виднелся среди лесов Екатерингоф, а за ним открывалось голубое море, плывущие от Кронштадта корабли под белыми парусами - простор и благодать…

Город, как хилый саженец, согретый заботливым уходом великого Садовника, поднимался на плоской лесистой и болотистой равнине. И хотя однажды весной Садовник не пришел к своему питомцу, тот жил уже самостоятельно, прочно вцепившись корнями в почву, на которой раньше ничего кроме осоки и кустарника не росло. Ведь прошло больше двадцати лет, родились и даже выросли люди, которые увидели свет уже петербуржцами, и - что бы ни случилось с их городом - он был и оставался для них навсегда родиной, отчим домом. Великая мечта первого Петербуржца исполнилась…

Евгений Анисимов. Женщины на российском престоле.

* * *

 

П. Пикарт.
Первый вид Петербурга.
1704.

П. Пикарт. Первый вид Петербурга. 1704.

 

П. П. Мельников (1804-1880 гг.) - руководитель строительства магистрали Санкт-Петербург - Москва.
Из книги «Школьная энциклопедия. История России 18-19 вв.». Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003.

П. П. Мельников - руководитель строительства магистрали Сагкт-Петербург - Москва.

 

Первая железная дорога из Петербурга в Москву.
Лубок.
1852.

Первая железная дорога из Петербурга в Москву. Лубок. 1852.

 

Первоначальный вид Петербурга.
Из книги: В. О. Ключевский. «Русская история». Москва, «Эксмо». 2005.

Первоначальный вид Петербурга. Из книги: В. О. Ключевский. "Русская история". Москва, "Эксмо". 2005.

 

Поэт Мих. Дмитриев тему гибели Петербурга разработал в образе затонувшего города. В стихотворении «Подводный город» он как бы создает третью часть картины Пушкинского Петербурга. «Из тьмы веков, из топи блат вознесся пышно, горделиво» и вновь исчезает, погребенный морскими волнами. Болото – город – море.

Тут был город всем привольный
И над всеми господин;
Ныне шпиль от колокольни
Виден из моря один.
Город, слышно, был богатый
И нарядный, как жених;
Да себе копил он злато,
А с сумой пускал других!
Богатырь его построил;
Топь костьми он забутил,
Только с Богом как ни спорил,
Бог его перемудрил!
В наше море в стары годы,
Говорят текла река,
И сперла гранитом воды
Богатырская рука!
Но подула буря с моря,
И назад пошла их рать,
Волн морских не переспоря,
Человеку вымещать!
Все за то, что прочих братий
Брат богатый позабыл;
Ни молитв, ни их проклятий
Он не слушал, ел да пил.

Н. П. Анциферов. «Непостижимый город»… «Лениздат». 1991.

* * *

 

Перевозка Гром-камня на памятник Петру Великому в Санкт-Петербурге.
Со старинной гравюры.

Перевозка Гром-камня на памятник Петру Великому в Санкт-Петербурге. Со старинной гравюры.

 

Перенесение Петром I мощей Александра Невского в Петербург в 1723 году.

Перенесение Петром I мощей Александра Невского в Петербург в 1723 году.

 

Петр возымел желание дать своему Петербургу местного патрона и избрал для этой цели святого князя Александра Невского. 4 июня 1723 года государь приказал перевезти его мощи из Владимира в Александро-Невский монастырь. За счет монастырских доходов положено построить раку в ковчеге с балдахином, везти ее на переменных лошадях, от города до города, посадским, ямщикам и всяким крестьянам, и прибыть в Петербург к 25 августа. Воеводы в городах и сельские начальства должны были встречать с подобающею честью эти мощи во время провоза их в Петербург. Мощи были встречены за несколько верст от Петербурга самим царем и доставлены на судне в Александро-Невский монастырь, где положены были в позолоченной раке, наглухо запертой. По этому поводу новгородский епископ делал пиршество для всего двора в монастыре, потом князь Меншиков делал вечер, ужин, а адмирал Апраксин – маскарад, на котором присутствовал государь.

Н. И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Санкт-Петербург, «Весь». 2005. С. 661.

* * *

 

Петербург. Английская набережная, где находилась Коллегия иностранных дел.
Литография 1820-х.

Петербург. Английская набережная, где находилась Коллегия иностранных дел. Литография 1829-х.

 

Продолжением Разъезжей улицы служит Чернышев переулок. Поэтому и та и другой - не что иное, как одна и та же артерия, соединяющая два такие пункта, как Толкучка, с одной стороны, и с другой - Глазов кабак, находящийся на Лиговке, по Разъезжей же улице, в тех первобытных странах, известных под именем Ямской, где обитает преимущественно староверческая, раскольничья и скопческая часть петербургского населения. Туда же тянется и татарская.

Странное, в самом деле, явление представляют осадки петербургской оседлости. В Мещанских, на Вознесенском и в Гороховой сгруппировался преимущественно ремесленный, цеховой слой, с сильно преобладающим немецким элементом. Близ Обухова моста и в местах у церкви Вознесенья, особенно на Канаве, и в Подьяческих лепится население еврейское, - тут вы на каждом почти шагу встречаете пронырливо-озабоченные физиономии и длиннополые пальто с камлотовыми шинелями детей Израиля. Васильевский остров - это своего рода status in statu - отличается совсем особенной, пустынно-чистоплотной внешностью с негоциантски-коммерческим и как бы английским характером. Окраины городского центра, как, например, Английская, Дворцовая и Гагаринская набережные, и с другой стороны Сергиевская и параллельно с нею идущие широкие улицы представляют царство различных палаццо, в которых засел остаток аристократический и вечно лепящийся к нему, как паразитное растение, элемент quasi-аристократический или откупной. Впрочем, та часть этого последнего разряда, которая резюмируется Сергиевской улицей, кроме аристократического, имеет еще характер отчасти военный, и именно учено-военный, с артиллерийским оттенком. Но все то, что носит на себе характер почвенный, великороссийский, - все это осело в юго-восточной окраине города, все это как-то невольно тянет к Москве и даже, по преимуществу, сгруппировалось в части, которая и название-то носит Московской.

Загородный проспект и особенно Разъезжая улица с Чернышевым переулком являются самыми живыми, самыми сильными и деятельными артериями этой последней части.

Мы уже сказали, что Разъезжая с Чернышевым соединяют два такие пункта, как Толкучка и Глазов кабак. Поэтому они вечно кишат снующим взад и вперед народом. Но это не народ Невского проспекта, - "чистой публики" вы здесь не встретите. Изящный экипаж, и модный джентльмен, и изящно одетая дама составляют здесь редкое исключение (мы не говорим о Загородном проспекте). Публика Чернышева и Разъезжей в общей массе своей носит сероватый характер, с примесью громкого, крепкого говора и запаха пирогов, продающихся на лотках под тряпицею. Тут все народ, заботящийся о черствых повседневных нуждах, о работишке да куске насущного хлеба.

На всем пространстве этих двух улиц, от Толкучки до Глазова, вы встретите отчасти странные личности, то в чуйках, то в холуйских пальтишках, то отставных солдат с ворохом разного старого платья, перекинутого на руку. Эти странные личности, с пытливым, бойким и нагло-беспокойным, как бы вечно ищущим, взглядом, называются "маклаками" или "барышниками-перекупщиками".

Всеволод Крестовский. Петербургские трущобы.

* * *

 

Петербург. Здание Государственных Коллегий.
Из книги «Школьная энциклопедия. История России 18-19 вв.». Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003.

Петербург. Здание Государственных Коллегий.

 

Петербург при Петре Великом. Типы домов.
Из книги: В. О. Ключевский. «Русская история». Москва, «Эксмо». 2005.

Петербург при Петре Великом. Типы домов.

 

Петербург. Аничков дворец и Невский проспект.
Из книги: В. О. Ключевский. «Русская история». Москва «Эксмо». 2005.

Петербург. Аничков дворец и Невский проспект.

 

Что же дают нам названия Петербурга? Ничего яркого, особенно выразительного мы в них не найдем. И разве это не характеризует его, разве это не к лицу строгому и сдержанному городу. Его имена либо топографические: Невский, Каменноостровский, либо ремесленного происхождения: Литейный, Ружейная, Гребецкая, Барочная и т. д., либо свойственные столицам, в честь дружественных наций: Итальянская, Английская, Французская, либо совершенно лишенные образности, наиболее характерные для Петербурга: Большие, Малые, Средние проспекты и бесчисленные линии и роты – вытянутые в шеренгу и занумерованные.

Городские названия – язык города. Они расскажут о его топографии, о его окрестностях, истории, героях, промышленности,  идеях,  вкусах,  юморе. Они так же определяют стиль города, как его строения, его легенды, его сады.

Н. П. Анциферов. «Непостижимый город…». «Лениздат». 1991.

* * *

 

Петербургский Малый театр. Фрагмент.
Гравюра по рисунку К. Ф. Сабата.
1820-е.

Петербургский Малый театр. Фрагмент. Гравюра по рисунку К. Ф. Сабата. 1820-е.

 

Перербургское наводнение 7 ноября 1824 года.
Гравюра.
1820-е.

Петербургское наводнение 7 ноября 1824 года. Гравюра. 1820-е.

 

Вот тебе подробная моя Одиссея. Ты помнишь, что от тебя уехал я в самую бурю. Приключения мои начались у Троицкого моста. - Нева так была высока, что мост стоял дыбом: веревка была протянута, и полиция не пускала экипажей. Чуть было не воротился я на Черную речку. Однако переправился через Неву выше и выехал из Петербурга. Погода была ужасная. Деревья по Царскосельскому проспекту так и валялись, я насчитал их с пятьдесят. В лужицах была буря. Болота волновались белыми волнами. По счастью, ветер и дождь гнали меня в спину, и я преспокойно высидел все это время. На другой день погода прояснилась. Мы с Соболевским шли пешком 15 верст, убивая по дороге змей, которые обрадовались сдуру солнцу и выползли на песок.
ПУШКИН - Н. Н. ПУШКИНОЙ, вторая половина августа 1833 г., из Торжка.

Викентий Вересаев. Пушкин в жизни.

* * *

 

Петропавловская крепость.
Фрагмент плана столичного города Санкт-Петербурга.

Петропавловская крепость. Фрагмент плана столичного города Санкт-Петербурга.

 

Наша резиденция
    
1730-е годы были временем оживления Петербурга: державность всегда была не только его внешней чертой, но и стимулом его процветания. В аннинское время строительству столицы уделялось внимания не меньше, чем при Петре Великом. Для Анны Иоанновны город стал тем же, чем и для других царей, - резиденцией, парадным въездом в империю. И денег, и сил для его украшения не жалели.

Ныне мало что осталось от аннинского Петербурга. Уже давным-давно снесены Летний и Зимний дворцы императрицы, и уже нельзя взойти по белокаменной лестнице в тронный зал Зимнего с плафоном, расписанным Луи Караваком, изящными хрустальными люстрами и голубыми изразцовыми печами. Здесь, сидя на троне, Анна Иоанновна принимала послов, устраивала торжественные приемы и праздники. Исчез, будто растворился в воде, Подзорный дворец, построенный на крошечной косе в устье Фонтанки. Он казался сказочным замком, выплывающим из водных глубин. Его зеркальные окна ярко горели золотом на закате.

Но кое-что все же сохранилось. Летом 1733 года освятили Петропавловский собор, и великий основатель города под полом его нашел, наконец, вечный покой. Были открыты Кунсткамера, а затем и здание Двенадцати коллегий работы Доменико Трезини. Иван Коробов построил новое Адмиралтейство, и на нем засверкал золотой шпиц с корабликом.

В 1736 и 1737 годах два сильных пожара уничтожили петербургский «шанхай» - хаотичную слободу у Адмиралтейства. Специальная комиссия под началом Петра Еропкина - талантливого ученика итальянского архитектора Чиприани - разработала новый проект застройки центра города. Именно Еропкин придумал трехлучевой «каркас» материковой части города: три длинные першпективы - Невская, Вознесенская и Средняя (Гороховая) «вытекали» из единого центра - Адмиралтейства, а их расходящиеся «лучи» были связаны цепью улиц, проспектов и площадей, так что, двигаясь, например, по Садовой, и до сих пор можно трижды увидеть золотой кораблик Адмиралтейства.

Владимирский и Царскосельский (Московский) проспекты, Сенатская площадь и многие другие площади и улицы сошли с чертежей Еропкина и воплотились в камень мостовых и домов блистательного Петербурга. Строгий и стройный вид городу придавали его регулярные улицы и набережные. Для приплывающего из Кронштадта иностранца город разворачивался чудесной панорамой. «По обеим сторонам Невы, - вспоминает датчанин П. Хафен, - стояли отличные дома, все каменные в четыре этажа, построенные на один манер и выкрашенные желтой и белой краской». Потом путешественник поражался удивительной гладкости мостовых, чистоте и порядку на улицах столицы.

Царицу можно было часто видеть на улицах города, особенно зимой. Гулянье на санях по Невской першпективе особенно нравилось Анне Иоанновне, а легкий морозец и быстрая езда улучшали самочувствие и аппетит. Летом же город пустел - двор выезжал в Петергоф, зато особенно оживленной была Нева - ее заполняли сотни судов и суденышек. Сверху, с Ладоги, везли в столицу бесчисленные товары - богатство России, а с запада в Неву входили суда разных стран, чтобы пристать к причалам торгового порта на Стрелке Васильевского острова.

Здесь неподалеку, в треугольнике между Стрелкой, Петропавловской крепостью и Зимним дворцом, устраивались зимой на льду Невы молебны у проруби в день Водосвятия, парады армии, фейерверки. Столица пышно отмечала утвержденные законом календарные празднества, и небо над городом, и так часто озаряемое северным сиянием, блистало от фейерверочных огней. Особую забаву составляло кормление народа за казенный счет. Как писал Эрнст Миних, «народ по данному сигналу бросился на выставленного на площади жареного быка и другие съестные припасы, равно как и на вино, и на водку, которые фонтаном били в нарочно сделанные большие бассейны». С высокого балкона на народное веселье, огненное великолепие в небе, на весь этот город благосклонно смотрела высокая, тучная женщина в роскошной царской шубе. Ее жизнь была уже навсегда связана с этим городом, с этими берегами.

Евгений Анисимов. Женщины на российском престоле.

* * *

 

План Петербурга в 1705 году.
Из книги: В. О. Ключевский. «Русская история». Москва, «Эксмо». 2005.

План Петербурга в 1705 году.

 

Кроме набора рекрут, царь велел брать рабочих, преимущественно в северных областях, и отсылать их на Олонецкую верфь в Шлиссельбург, а более всего – в Петербург. Народ постоянно всеми способами убегал от службы, и царь издавал один за другим строгие указы для преследования беглых; за побег угрожали смертною казнью не только самим беглым, но и тем, которые будут их передерживать, не станут доносить о них и не будут способствовать их поимке.

Н. И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Санкт-Петербург, «Весь». 2005.

* * *

 

План Петербурга 1716-1719 годов.
Голландская гравюра.

План Петербурга 1716-1719 годов. Голландская гравюра.

 

После победы над шведами Петр, считая свой любимый Петербург уже крепким за Россией, принялся за устройство его более энергическим образом, а это послужило поводом к такому отягощению народа, с каким едва могли сравниться все другие меры. В 1708 году выслано было в Петербург 40 000 рабочих. В декабре 1709 года со всех посадов и уездов, с дворцовых, церковных, монастырских и частных имений велено было собрать, кроме каменщиков и кирпичников, такое же число – 40 000 человек и пригнать на работу в Петербург. На хлеб и на жалованье рабочим, по полтине в месяц, назначено собрать с тех дворов, с которых не было взято рабочих, что составило сумму 100 000 рублей. В 1710 году из Московской губернии велено было взять в Петербург 3000 рабочих, распределив их по десяткам, так что в каждом десятке был плотник с инструментами, и жалованье назначено ему по рублю в месяц; в том же году велено выслать к следующему 1711 году на две перемены по 6075 человек, приставивши к ним приказчиков из тех селений, из которых будут выбраны работники. …На 100 верст кругом Москвы велено было набрать молодых людей от 15 до 20 лет и отправить в матросы в Петербург. В 1711 году опять потребовали в Петербург новых 40 000 рабочих и приказали собрать на них 100 000 рублей. Но полное число требуемых работников не высылалось, потому что много дворов, значившихся по книгам, оставались на деле пустыми.

Н. И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Санкт-Петербург, «Весь». 2005. С. 577.

* * *

 

План Санкт-Петербурга, сочиненный при Петре Великом.
Из книги: В. О. Ключевский. «Русская история». Москва, «Эксмо». 2005.

План Санкт-Петербурга, сочиненный при Петре Великом.

 

Строились крепости в областях Киевской, Воронежской, Нижегородской, Азовской; рабочих для таких построек сгоняли только со своей области, тогда как на постройку Петербурга сгоняли их со всей России. Рабочие, определяемые к постройкам областных крепостей, брались на полгода, и на этот срок давалось им продовольствие, но многие не возвращались домой; рабочая повинность была, по замечанию одного современника, бездна, в которой погибало бесчисленное множество русского народа; одна таганрогская поглотила более 30 000 рабочих, но это число было незначительно в сравнении с тем, сколько народа погибло на работах в Петербурге и Кроншлоте.

Н. И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Санкт-Петербург, «Весь». 2005. С. 588.

* * *

 

Постройка берегового устоя для нового Исаакиевского моста. [Петербург].
Литография по рисунку Г. Треттера.
1820-е.

Постройка берегового устоя нового Исаакиевского моста. [петербург]. Литография по рисунку Г. Треттера. 1820-е.

 

Ратник Санкт-Петербургского ополчения 1812 года.
Из книги «Школьная энциклопедия. История России 18-19 вв.». Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003.

Ратник Санкт-Петербургского ополчения 1812 года.

 

С. Ефошкин.
Офицер Санкт-Петербургской полиции. Начало XVIII века.

С. Ефошкин. Офицер Санкт-Петербургской полиции. Начало XVIII века.

 

Около самого Петербурга [1722 г.] не было проезда за разбойничьими шайками, а одна из этих шаек, доходившая, как говорят, до 9000, под командою отставного полковника, помышляла напасть на столицу, сжечь адмиралтейство и все военные склады и перебить всех иностранцев. 36 разбойников были схвачены, посажены на кол и повешены за ребра.

Н. И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Санкт-Петербург, «Весь». 2005. С. 660.

* * *

 

С. Ефошкин.
Сержант Санкт-Петербургской полиции. Начало XVIII века.

С. Ефошкин. Сержант Санкт-Петербургской полиции. Начало XVIII века.

 

Степан Филиппович Галактионов.
Петербургский Большой театр. Зрительный зал.
Гравюра по рисунку П. П. Свиньина.
1820-е.

Степан Галактионов. Петербургский Большой театр. Зрительный зал. Гравюра по рисунку П. П. Свиньина. 1820-е.

 

Строительство Санкт-Петербурга.
Из книги: В. О. Ключевский. «Русская история». Москва, «Эксмо». 2005.

Строительство санкт-Петербурга.

 

Т. А. Васильев.
Вид петербургских островов и Невы с одним из первых русских пароходов.
1820.

Т. Васильев. Вид петербургских островов и Невы с одним из первых русских пароходов. 1820.

 

Ф.-В. Перро.
Троицкая площадь на Петербургской стороне. Фрагмент.
Около 1840.

Ф. Перро. Троицкая площадь на Петербургской стороне. Фрагмент. Около 1840.

 

Фёдор Яковлевич Алексеев.
Вид Казанского собора в Петербурге.
1810-е.

Фёдор Алексеев. Вид Казанского собора в Петербурге. 1810-е.

 

Фёдор Яковлевич Алексеев.
Вид на Михайловский замок и площадь Коннетабля в Петербурге.
Около 1800.

Фёдор Алексеев. Вид на Михайловский замок и площадь Коннетабля в Петербурге. Около 1800.

 

Фёдор Яковлевич Алексеев.
7 ноября 1824 года на площади у Большого театра. [Петербург].
1824.

Фёдор Алексеев. 7 ноября 1824 года на площади у Большого театра. [Петербург]. 1824.

 

Х. Марселиус.
Вид на Адмиралтейство со стороны Невы в Петербурге.

Х. Марселиус. Вид на Адмиралтейство со стороны Невы в Петербурге.

 

Проснувшись на другой день около двенадцати часов дня, я первым делом подбежал к окну: передо мной высилось Адмиралтейство со своей длинной золотой иглой, на которой красовался маленький кораблик. Адмиралтейство было окружено деревьями. Слева находился сенат, а справа – Зимний дворец и Эрмитаж. Между ними виднелись изгибы Невы, показавшейся мне широкой, как море.

Одевшись, я наскоро позавтракал, тотчас же выбежал на Дворцовую набережную и добрался до Троицкого моста, длиною в 1800 шагов, откуда мне советовали посмотреть на город. Должен сказать, что это был один из лучших советов, данных мне в жизни.

Не знаю, есть ли в мире вид, который мог бы сравниться с развернувшейся перед моими глазами панорамой.

Справа, неподалеку от меня, стояла крепость, колыбель Петербурга, как корабль пришвартованная к Аптекарскому острову двумя легкими мостами. Над ее стенами возвышались золотой шпиль Петропавловского собора, места вечного упокоения русских царей, и зеленая крыша Монетного двора. На другом берегу реки, против крепости, я увидел Мраморный дворец, главный недостаток которого заключается в том, что архитектор как бы случайно забыл сделать ему фасад. Далее шли Эрмитаж, великолепное здание, построенное Екатериной II, Зимний дворец, привлекающий внимание скорее своей массой, чем формой, своей величиной, чем архитектурой, и Адмиралтейство с двумя павильонами и гранитными лестницами. К нему ведут два главных проспекта Петербурга: Невский, Вознесенский и Гороховая улица. Наконец за Адмиралтейством виднелась Английская набережная с ее великолепными зданиями, которая упирается в Новое Адмиралтейство.
Прямо передо мной находились Васильевский остров, биржа, модное здание, построенное – не знаю почему – между двумя ростральными колоннами. Две ее полукруглые лестницы спускаются к самой Неве. Тут же неподалеку расположены всякие научные учреждения – Университет, Академия наук. Академия художеств и там, где река делает крутой изгиб, – Горный институт.

С другой стороны Васильевский остров, обязанный своим названием одному из приближенных Петра I по имени Василий, омывается Малой Невкой, отделяющей его от Вольного острова. Здесь, в прекрасных садах, за позолоченными решетками цветут в течение трех месяцев, что длится петербургское лето, всевозможные редчайшие растения, вывезенные из Африки и Италии; здесь же расположены роскошные дачи петербургских вельмож.

Если встать спиной к крепости, а лицом против течения реки, панорама меняется, по-прежнему оставаясь грандиозной. В самом деле, неподалеку от моста, где я стоял, находятся на одном берегу Невы Троицкий собор, а на другом – Летний сад. Кроме того, я заметил слева от себя деревянный домик, в котором жил Петр I во время постройки крепости. Около этого домика до сих пор сохранилось дерево, к которому на высоте десяти футов прикреплен образ богоматери.

Когда основатель Петербурга спросил у кого-то, до какой высоты поднимается вода в Неве во время наводнения, ему показали этот образ божьей матери, и он был готов отказаться от своего грандиозного плана основать здесь столицу. Дерево и прославленный домик окружены каменным строением с аркадами для защиты их от влияния времени и от разрушительного действия климата. Сам домик поражает своей удивительной простотой. В нем всего три комнаты: гостиная, столовая и спальня. Петр I строил город и не имел времени построить для себя дворец.

Дальше и по-прежнему слева от меня лежал старый Петербург с Военным госпиталем и Медицинской академией, а за ним деревня Охта и ее окрестности. На противоположном берегу, правее кавалергардских казарм, были расположены Таврический дворец под изумрудной крышей, артиллерийские казармы и старый Смольный монастырь.

Трудно сказать, сколько времени я оставался на мосту, восхищаясь этой дивной панорамой. Правда, при более внимательном рассмотрении всех этих дворцов и садов они кажутся оперной декорацией: колонны, производившие издали впечатление мраморных, были на самом деле кирпичными, но на первый взгляд вид их был так восхитителен, что он превосходил все, что можно себе представить.

Александр Дюма. Учитель фехтования.

* * *

 

1 2 ...

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ: ЖИВОПИСЬ.

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.