- 9 -

Краткая характеристика фольклора Северного региона (зоны).

"Кадастр. Достопримечательные природные и историко-культурные объекты Псковской области". Псков. 1997.

 

Фольклорные экспедиции Санкт-Петербургской консерватории (научный руководитель – А. М. МЕХНЕЦОВ.) проводят систематическое экспедиционное обследование северных районов Псковской области и сопредельных территорий.
В Гдовский район состоялось 5 экспедиционных выездов (1978, 1979, 1986, 1991 и 1992 г.),  обследовано 86 населенных пунктов 9-ти сельсоветов (Добручинского, Первомайского, Полновского, Самлововского, Ремдовского, Черневского, Плесновского, Юшкинского, Спицинского). Объем звукозаписей – 1942 текста.

в Плюсский район состоялась 1 экспедиция зимой 1994 г., обследовано 50 населенных пунктов 6-ти сельсоветов (Плюсского, Запольского, Нежадовского, Заянского, Лядовского, Должицкого). Оюъем звукозаписей 1063 текста.
В Стругокрасненский район выезжали 1 раз – зимой 1991 г. Работа проходила в 55 населенных пунктах 6-ти сельсоветов (Сиковицкого, Лосицкого, Новосельского, Марьинского, Симанологского, Цапельского). Объем звукозаписей – 973 текста.
Всего по данной зоне: 191 населенный пункт 21 сельсовет. Общий объем звукозаписей – 3978 текстов.

Гдовский край – естественная составная часть историко-культурного района Псковской земли – Псковско-Чудского обозерья. Во многих своих проявлениях народная традиционная культура этого района сохранила следы архаических форм. В большой мере об этом свидетельствуют и черты празднично-обрядовой системы, и фольклора. Сложно разработанная традиция причитаний, комплекс свадебно-обрядовых песен, необычайно выразительный пласт песен-жалоб, инструментально-хореографическая культура – все эти составляющие обрядово-праздничной стороны народной жизни как в стилистическом, так и в функциональном отношениях связаны с ранними формами традиционной культуры Северо-Западной Руси.

СУПРЯДКИ (вечерки, беседы) – традиционные гуляния молодежи в осеннее и зимнее время – начинались с Покрова. Существовали супрядки «середовые» и «старшие» (по возрастам собиравшихся на них девушек). Девушки пряли, в рыбацких селах (Чудское поозерье) вязали сети. Интересен обычай «зазывания парней» на беседу пением долгих песен. С приходом парней начинались игры (в «ремешок», «золото хоронить»), в том числе игры с поцелуями («на ерши» в сени приглашают) и «озорства» (кудель поджигают). Неотъемлемую часть гуляний составляли хороводы и пляски (см. ниже перечень сюжетов хороводных и плясовых песен). Звучала на беседах также инструментальная музыка (см. раздел о музыкальных инструментах).

СВЯТКИ. В святочный период гуляния назывались «игрищами» и устраивались в специально откупленной избе (откупалась работой на жнивье).

В канун РОЖДЕСТВА для детей пекли фигурки зверюшек. Вечером дворы обходили колядовщики (колядники), пели «Пришла Коляда накануне Рождества» (сюжет с описанием «терема» хозяина).  Им полагалось подавать обрядовое угощение: пироги, пареное толокно, брюкву, свинину, рюмку водки. Обряду колядовавания подобны обходы дворов «со звездой» в день Рождества с пением рождественской молитвы («Христа славят») участники обхода дворов устраивали складчину – съедали собранное угощение, гуляли.

Характерная черта облика колядующих – «одеты как нищие».

РЯЖЕНЫЕ. В святки ходили «скрутивши», «абделавши». Ряженых называли «укрутники», «самокрутки», «погудки». Типичные персонажи ряжения: «покойник» («хахало», «завернется в простынь и пугает»), «дед» («сивой дед», «старик с бородой»), «баба» («баба с брюхом», «старуха»), «чучело», «хохлатый», «чудо», «черт» («весь черный с рогами»); «лягуха», «козел», «медведь», «конь», «лось», «утка», «курица», «журавль»; «побирухи»; ряженый «снопом»; «солдат», «цыган», «клоун», «барыня», «господа». Атрибуты ряжения: вывернутая шуба, солома, старая (дряхлая) или старинная одежда, лицо закрыто (завешено) или вымазано сажей; у зооморфных персонажей – звериные морды, хвосты.

С ряжением связано возникновение обрядово-игровых сцен. Среди них: «мельница» («сивый дед» стегает девок); «лошадь и колдун»; «монашки, поп и цыган»; «лодка»; «охотники бьют лося»; «свадьба» («венчают» вокруг ступы); «блины пекут»; «холст меряют»; «просеку прорубают»; «рыбу удят» на корыте. Наиболее распространенный игровой мотив – парни или ряженые стегают девок.

Демонологический характер святочного периода рождает предостережение, адресованное детям: «Не ходите вечером поздно, «святки» за ноги схватят и утащат!».

Интересен обычай ставить молодоженам под окно чучела соломенных «мужика» и «бабы».

Ритуальные БЕСЧИНСТВА, «ОЗОРСТВА». «Заламывали» (запирали) двери, ворота, закладывали трубы (чтобы печь дымила); ездили на метлах, кочергах (украшенных); таскали бороны, ладьи; сани, дровни, половики, белье – все это складывали вместе, сооружая вышку.

ГАДАНИЯ. Наиболее распространенные: слушают на перекрестках (сухрестках), «полют» снег с приговором: «Суженый-ряженый»; гадают на жениха в бане (или в риге) – какой рукой схватит; забор захватывают («изгороду меряли» - парно – непарно); бумагу жгли, олово лили; валенок кидали – в какую сторону замуж выйдешь; смотрели в стакан с водой и кольцом; иголку в жерна кидали; кота ловили (или таракана) – раскрутят на крестах – куда побежит; гадали на петуха – что клюнет; бегали с кокорой (лепешкой) – имя спрашивали; дугу клали на улице, чтобы конь зацепил; под подушку клали нож (или сковородник или остатки еды); делали «колодец», загадывали – кто приснится; клали на стол деньги, уголь, кольцо и подводили девок с завязанными глазами, они должны «поклониться лбом» - до чего дотронутся.

КРЕЩЕНИЕ. В народной традиции символика праздника связывалась с представлениями о магической силе креста и крещенской воды. Крестики из лучинок, украшенные ленточками, бумажками ставили в сарай, хлев, у колодца (от колдунов и бесов). У колодцев могли ставить также елочку.

Крещенскую прорубь вырубали в форме креста. Крещенской водой подмывали только что отелившуюся корову.
На ярмарках в Крещение высматривали невест – девушки вставали в одну линию на холме.

МАСЛЕНИЦА. Масленицу праздновали всю неделю, начиная с заговенного воскресенья («маленькая Масленица») до прощального («большая Масленица»), основные гуляния были с четверга.

В Заговины невестина родня ездила в гости к жениховой; девке, не вышедшей в этом году замуж, заплетали в косу белую ленту.

Масленица считалась большим праздником. Хозяйки к ней все стирали, вешали чистое. С месяцем, нарождающимся на масленичной неделе, связывался комплекс примет на погоду и благополучие общины.

ОБРЯДОВАЯ ЕДА. Повсеместно пеклись блины, лепешки, ватрушки, жарились яичницы, варились кисели (клюквенный и овсяный). Готовилась и специальная обрядовая еда – сырница (творог с маслом, переложенные слоями). Со стола не убирали на ночь – оставляли «родителям поесть». С трапезой было связано и ритуальное гощение молодых – «зять к теще на блины» приезжал.

«Масленица-катаница» - КАТАЛИСЬ всю неделю, начиная с четверга, в последний день, в Чистый понедельник, в первую неделю поста. Катались с гор на ледянках, на конях по деревне, на озере. Женщины катали детей – для того, «чтобы лен долгий, хороший вырос». Праздничная форма катаний – «наперегонки». Особо отмечаются катания РЯЖЕНЫХ – «потешный мужик запрягал лошадь в корыто и ехал, распевая песни»; персонажи ряжения в Масленицу аналогичны святочным, но представлены в меньшем количестве.

Среди обрядовых игр в Масленицу – «шелыга» («хохлатая шелега»).

Ритуальные бесчинства – таскали по деревне соху, лодку (принесут тем, кто дружит между собой), на крыши домов бороны затаскивали.

СОЖЖЕНИЕ МАСЛЕНИЦЫ – в последний день. «Хлам» и дрова на костер собирали по деревне. Участники обряда: дети, женщины, старухи. Жгли на поле берещенники, солому, веники, корзины с сеном, снопы, бочки, колеса, часто укрепляя на высоких кольях, жердях, стволах сухих деревьев (сосен). «ЧУЧЕЛО» - пук соломы в платке, завязанном «по-бабьи» и кофте – ставили на дрова, сложенные «колодцем», и внутри зажигали огонь. С заранее подготовленным чучелом озоровали на неделе, подводя под окна и пугая, и лишь затем сжигали. К костру подходили старухи и угощали блинами; через костер прыгали; вокруг него ходили и пели долгие песни, плясали (часто также встречается упоминание о пляске на перекрестках). У костра кричали: «Прощай, Маслена ерзовая!», «Гори-гори, Масленца, чтобы не погасла! Куды дым, туды блин, туды Масленка!» и прощались друг с другом.

Зажигание костров могло объединяться с катаниями: сооружали ворота, оборачивали их соломой и зажигали, через них проезжали на лошадях.

Основные сюжеты песен на Масленицу:

«Дорогая ты наша Масленица, полюбовная наша катаница», «Дорогая-та наша Масленица да дорогие и гостечки», «Широкая наша Масляна, дотянися до Петрова дня».

На Масленицу устраивались ярмарки, гуляния. Ходили вдоль деревни с пением долгих песен, девушки водили хороводы («гулявые песни» - см. перечень ниже). Хороводные гуляния так же, как и супрядки, разделялись по возрастам на «маленькие» и «большие». «Маленькие» гуляния предназначались для подростков 14-15 лет. В «большое» гуляние принимались девушки более старшего возраста. В песенном репертуаре также были различия.

С Чистым понедельником связано представление о том, что необходимо как можно дольше спать и позже встать утром, чтобы вырос хороший лен.

СОРОКИ. С этим праздником связаны приметы на погоду; в этот день пекут булочки в форме жаворонков, запекают в них монету; пекут также хлебы, приминают иконой. Хлеб берегут, отрезают для лошадей перед пахотой.

БЛАГОВЕЩЕНИЕ – «разрешенный день». Устанавливали качели в гумнах, в сараях. Молодежь качалась, пела частушки. В этот день ели клюкву – «чтобы крови было больше».

ВЕРБНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ называли «верьбницей». Ломали веточки вербы, святили, ими выгоняли скотину в Егорьев день. По вербе примечали погоду: если мало шишечек – не будет урожая. Дети ходили «вербовать» по дворам, за это им в Пасху давали красное яичко. Приговаривали: «Вот тебе верьбинку, а мне в Пасху яичко!» или «Верба, верба, не я вербую, Христос вербует!» и хлестали хозяев вербой.

Из всех дней ВЕЛИКОГО ПОСТА наиболее насыщен обрядовыми действиями ЧИСТЫЙ (ВЕЛИКИЙ) ЧЕТВЕРГ. С этим днем связаны представления о разгуле нечисти – день «колдовашный», поэтому старались никому ничего не давать, особенно, огня и железа; подпирали дверь осиновым колом, чтобы колдуны не ходили, в подойник наливали воду – чтобы колдуны не испортили скотину. Говорили, что на сухрестках бегают колдуны.

Повсеместно – очистительные действия: умывались утром (с яйцом или из серебра), под утро разжигали огонь из веточек вереса и дети дышали над ним, утром надо было ступить босой ногой на камень. «До свету» ходили в лес делать «рогатки», чтобы сбивать масло. Масло сбивали на крыше, свекровь мазала им голову невестке.

ПАСХА. В 12 часов ночи стреляли из ружей. Старухи пели «Христос воскресе» на улице, чтобы было слышно на кладбище. Детей ставили молиться на колени. Утром «христоносы» ходили по домам славить Христа, им за это платили. Одаривали нищих, которые обходили дворы с пением: поминали родителей.

На Пасху устраивали качели, молодежь гуляла, водила хороводы, устраивала игры, мужчины катали яйца. Дети обходили дворы, им давали яйца.

ФОМИНО ВОСКРЕСЕНЬЕ – гулянье в лесу, жгли костры, жарили яичницу.

ЕГОРЬЕВ ДЕНЬ. «Коровий» праздник. Коровам скармливали 40 клецок. Были разнообразные обходы. Обход хлева – «смывали» водой икону и прыскали по углам хлева, в угол дворовому клали хлеб. Обход скотины – во дворе (хозяином или хозяйкой), в поле (пастухом, старой женщиной, всеми женщинами деревни, священником). Ритуальные предметы на обходе: решето, свеча, икона, верба, верес, яичко, хлеб, соль, жито, кокорки, топор.

Перед выгоном у порога хлева закапывали пасхальное яйцо, подойники ставили в большой угол. В красном углу читали молитву Георгию, произносили заговоры. При обходе в поле стреляли, кидали через стадо яйца. Вербу после обхода кидали в воду, зарывали в землю, ставили в муравейник, сжигали в лесу (пастух).

После обхода в поле устраивалась складчина, гуляние («замачивали роги коровам», «подойники замачивали»). Как только выгонят коров, женщины пели долгие песни («Сама я, красная девушка» и др.), водили хороводы.

ФРОЛ – «лошадиный» праздник. Пекли пироги с овсом для лошадей.

НИКОЛА – молебен во ржи.

ТРОИЦА – «березочный» праздник. Березки ставили около дома, возле окна; ставили столько березок, сколько умерших родственников; вывешивали вышитое полотенце, чтобы прилетала кукушка оплакивать мертвых и утираться. К березкам посыпают дорожку песком в виде лестницы – «чтобы родители ходили».

Троицкий помин родителей считался самым главным. В троицкую (как и в дмитровскую) субботу приходили на кладбище с лепешками, пышками, печеньем, гороховой кутьей, пирожками с рыбой, с рисом («поминальниками»), яйцами, вином. Яйца оставляли по обе стороны креста, могилу посыпали кутьей, опахивали березками, «на послед» ели кисель. На могилах причитали.

Около кладбища парни устраивали драки, потом молодежь гуляла, водила хороводы, за деревней устраивали «лавушки», качели.

ИВАНОВ ДЕНЬ. Жгли костры всю ночь до рассвета, жгли на горах, на берегу, за деревней, где рожь посеяна. Чучело набивали соломой и сжигали. По единичным упоминаниям, в Плюсском районе костры на горе назывались «колужье», в Гдовском – «купало». В субботу топили баню, используя траву «иван-да-марья». Первый веник из этой травы кидают через спину – гадают о замужестве. Парятся веником из 12 трав.

Загадывали на «божанку» (трава богатка), в ручей кидали венки, 12 цветов клали под подушку, загадывали на рассаду (пересаживали капусту).

Широко бытуют поверья о цветущем папоротнике, о русалках, о разгуле колдовской силы в Иванову ночь («колдуны рожь пережинают»).

В Гдовском районе купались на Ивана.

В день ПЕТРА и ПАВЛА – тоже костры. В Плюсском районе парни в каждом доме просили по яйцу, за деревней у реки жарили яичницу, пели, плясали, дрались.

В Гдовском районе в этот день обливались, девушки «ходили в кружки», пели долгие песни.

С Петра начинали косить.

Лето – время престольных праздников. Гуляли по 3-5 дней по очереди в каждой деревне. Устраивали ярмарки. Каждый житель выходил с пивом. После престольных праздников, а также в Заговины на третий день девки и бабы гуляли. Гулянья – ходили по улице с гармонью, пели припевки, плясали, были драки. На второй день праздника старики дрались (Стругокрасненский район), силу меряли. Парни «ломались» под гармонь (архаичный вид мужской пляски), дрались из-за девушек.

Отметим, что на данной территории сохранилось много обычаев, связанных со святыми местами, с водосвятием.

Большой круг обрядовых действий связан с разнообразными полевыми работами. Перед пахотой коня святили. Сеять ходил глава семьи в льняном фартуке. Рассыпая первую пястку, говорил: «Зароди, Господи, хлеб – наше богатство!» После посева варили кашу «густяху».

Устраивали «пособья», «толоки». Помогали друг другу косить, жать, возить навоз, рубить капусту, сажать картошку, мять и трепать лен. За эту помощь хозяева угощали, говорили: «Пособья да блины».

Навозные «пособья» проходили в период от Троицы до Петрова дня. Когда ехали на обед, повозники устраивали гонки на лошадях. Последнего называли «кила», «заведиха», «поскребка», предпоследнего – «подкилок». Над последним шутили, обливали водой,  устраивали ему «лобазы» - переворачивали вверх ногами. Парни кидали девушек в пруд, обливали водой, специально обливали молодух.

ЖАТВА. Начинали жать с Ильина дня. Зажинала та, у кого легкая рука. Жала в домотканной рубахе, перед началом крестилась. Приговор на зажин: «Благослови, Господи, и помоги, Господи, дай, Господи, моим рученькам спор и доброе здоровье. Первой пясткой опоясывалась. После того, как сожнут первую пястку, плясали. Первый сноп («нажин») торкали под крышу.
К древним представлениям относятся поверья о Бабке-пожиналке – маленькой, в красном платочке; она живет в поле, перебегает со сжатого поля на несжатое.

Пожинки – обрядовые действия с последним снопом: на снопах сидят, букашек смотрят (гаданье), вносят в дом, ставят к печи. Оставляют на ниве несжатый пучок – «косу», «Бабу». Все обрядовые действия сопровождаются приговорами, припевками. Обряд «Бабу резать» локализуется в Гдовском районе. Заплетают во ржи «косу» (из несжатых колосьев). С пением припевки «Баба ты Баба, выйди за нашего Деда» пляшут бочком, в кружок («пляшут, как жито толкут»), скачут, «дикуясятся», «подкикивают». Потом садятся поминать «Бабу» - едят у «косы». Устраивают костер и пекут «швыруху» (яичницу), едят творог, кашу «густушу» из ржаной муки. «Бабе» оставляли хлеб, мед, яичко, поливали «косу» вином.

Когда дожинали толокой, хозяйка угощала жниц медом. Со жнивьем связано исполнение частушек на долгий голос. Когда возвращались со жнива, вдовы плакали. Пока жали рожь, голосили в поле.

Для народной музыкальной культуры Гдовского, Плюсского и Стругокрасненского районов характерно изобилие сюжетов, многообразие песенных вариантов во всех жанрах фольклора.

Приводим основные сюжеты ХОРОВОДНЫХ и ПЛЯСОВЫХ песен: «В хороводе были мы», «Долина-долинушка недолга, широка», «Уродилася Катюша ни велика, ни мала», «По улице дождь и мороз», «Поднималась туча-гром со частым-мелким дождем», «Из-за лесика, лесочка темного (шли-прошли два молодца) «Не сегодня – завтра ко мне милой будя», «Размолоденький миленький дружок», «В саду я гуляла, девица красна», «Ах, ты, Марья Григорьевна, хороша была, уборливая», «Уж ты, заинька серенький», «Хорошо было кататься с горы на гору», «Что по морю, морю синему», «А я еду и поеду во Китай-город гулять», «На печке сидела, в окошко глядела», «Я своева милова к дубу привязала», «Я по терему ходила, по высокому гуляла», «Как во лузях, зеленых лузях», «А мы просу сеяли», «Луги мои, луги», «Со вьюном я хожу», «Лисонька-лиса, лиса в роще жила», «Я по садику гуляла, по зелененькому», «Что во поле кусточек одинешенек стоит», «Ходит дрема, все не дремлет», «Что вот это за садочек», «Круг журава хожу, изгороду горожу», «Дуня бела-румяна полюбила Ивана», «Что по зореньке по той, по утряною, раной», «На тоненький ледочек выпал беленький снежочек», «В нас никто не заходил, хоровод не заводил», «Чужаки-чужаки, у вас зелены кушаки», ЛИРИЧЕСКИЕ песни, бытующие на этой территории, и по обстоятельствам исполнения (в основном, они приурочены к весенне-летнему периоду), и по характерным чертам музыкально-поэтического языка связаны с традицией Псковского и Печорского районов. Основные сюжеты: «И не одна в поле дорожка снежком позавьяла», «Ой, я, красная девица, сама дивовалась», «Э-ой, рано, рано, наше подворьице травой зарастало», «Славна наша деревенька, она разорена», «Как у вдовушки было девять сынов», «Нам не для чего домой торопиться», «Ты, родима матушка, дай ночку поспать», «Ты воспой-воспой, жавороночек», «У глубокого колодца муж коня поил», «И гуленька ты мой, гуля-голубочек», «Ты не пой-ко, не пой, соловьюшко», «Калинушка с рябинушкой рано расцвела», «Ты понежь меня, родной батюшка», «Нам севоднешной день скука», «Ты, рябинушка, ты, кудрявая», «У тятеньки, у маменьки жить было вольно», «Во поле, во полюшке понапал туман».

Музыкальный быт деревень, расположенных на этой территории, определяется не только песенным репертуаром, но также очень развитой ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ традицией.

Среди музыкальных инструментов преобладают гармоники, балалайка, мандолина, многострунные псалтыревидные гусли. В прошлом были распространены малострунные традиционные русские гусли (специфический прием игры – пальцы между струн), а также скрипки, бубны, пастушьи рожки.

Основные наигрыши: под песни (скобаря-сумецкого; «собака»-сударушка-мазурицкая; страдания; по деревне с колотушкой), под пляску (русского-барыня, камаринская).

СВАДЕБНЫЙ ОБРЯД. Основные характерные черты фольклорно-этнографического содержания гдовской и стругокрасненской традиционной свадьбы в целом совпадают с материалами по Печорскому и Псковскому районам (см.: Нижне-великорецкая зона). Мы ограничимся лишь схематичным изложением обряда, останавливаясь более подробно на разделах, раскрывающих специфику местной культурной традиции. Одна из важнейших отличительных особенностей – сохранность развитого цикла причитаний, сопровождающих довенечные обряды.

СВАТОВСТВО.

ДЫМНИЧАТЬ ездили («НА ХЛЕБНИК» - Стругокрасненский р-н).

РУКОБИТЬЕ (ПРОПИВЕНЬЕ, ЗАПИВЕНЬЕ) – то же, что и ПОКЛАДИНЫ.

СРОК – ГОТОВЯТ ДАРЫ – НЕВЕСТА «СКУЧАЕТ», ПРОЩАЕТСЯ  с подругами. Устраивались СМОТРИНЫ – вся деревня приходила к невесте, невесту закрывали платком.

В Плюсском районе девушки приходили вечером под окна к невесте, «КЛИКАЛИ ЗОРЮШКУ», невеста кланялась, благодарила.

Невеста едет «ЗАЗЫВАТЬ РОДУ» - обрядовое действие отличается особой детализированностью, каждый фрагмент обряда сопровождается причитаниями подруг и невесты: собираются в путь, просят брата запрячь лошадь, голосят дорогой, кланяются встречным, просят пустить в дом, бьют поклоны, приглашают на свадьбу родственников и т. д. Невеста могла «заводить» хоровое причитание, «подводить голосом» или причитать с самостоятельным текстом и напевом одновременно с причитанием подруг, крестной матери. Невеста-сирота едет на кладбище «ЗАЗЫВАТЬ РОДИТЕЛЕЙ» или кликает их с поклонами – на перекрестке, на краю деревни, на дороге.

Развитую форму имеет обряд ПРОЩАНИЯ С МОЛОДОСТЬЮ (с Белым Светом, с улицей, с деревней, с полями). НЕВЕСТУ КАТАЮТ по деревне с Красой, Подружки причитают, поют «жалобные» песни; невеста голосит, закрывает лицо платком. На улице, на горе останавливаются, невеста кланяется на четыре стороны, «зазывает добрых людишек».

КАНУН СВАДЬБЫ. Подруги ведут невесту в БАНЮ с причитаниями, несут украшенный баенный веник. У бани встречает мать, голосит, моет невесту, женщины поют у бани свадебные песни, причитания. Возвращаясь из бани, невеста голосит у ворот, просит родителей пустить её в дом. Встречается упоминание об обрядовой бане на стороне жениха.

ВЕЧЕРИНА у невесты, девушки приносят Красу – украшенную елочку.

Кашники ВЕЗУТ СУНДУК в дом жениха.

УТРО СВАДЕБНОГО ДНЯ. Невесте «ЧЕШУТ ГОЛОВУ» (в некоторых деревнях невесте чесали голову накануне свадьбы, после бане), НАДЕЛЯЮТ, БЛАГОСЛАВЛЯЮТ НЕВЕСТУ, те же обряды проходят в доме жениха.

ЖЕНИХ КАТАЕТСЯ ПО ДЕРЕВНЕ, ЕДЕТ ЗА НЕВЕСТОЙ. Дружка «ломится» в дверь. Дружки (от жениха и от невесты) «спорятся» хлебами – чей выше, потом обмениваются ими. «Женихов дружка» «хрестит» кнутом дорогу, бьет по слеге, выкупает место, заводит жениха и невесту за стол. Родня жениха садится за стол. Женщины поют свадебные песни, «опевают».

Жениха и невесту вместе БЛАГОСЛОВЛЯЮТ К ВЕНЦУ. Дружка выводит их через двор, мать невесты голосит. Едут к венцу в разных санях. Сестра невесты держит Красу. Дружка трижды обходит свадебный поезд, каждый раз стреляют в воздух. Вслед свадебному поезду бросают жито.

ОТ ВЕНЦА ЕДУТ, проезжают через огонь: делают ворота, обернут соломой, зажгут. МОЛОДЫЕ КАТАЮТСЯ по деревне, им загораживают дорогу, заставляют откупаться. Свекровь ВСТРЕЧАЕТ МОЛОДЫХ. Ведут в дом через двор.

СТОЛ У ЖЕНИХА, молодых кормят отдельно на хлебной квашне, затем ЗАВОДЯТ ЗА СТОЛ. Дружка РАСКРЫВАЕТ МОЛОДУЮ, свекровь надевает ей повойник. ДАРЫ от невесты. Дружка призывал родных к рюмке, и они одаривали молодых. У стола женщины поют свадебные песни, припевки «с припляхом», «с кичками». Девушки пляшут с красой. В заключении застолья молодая ПОКРЫВАЕТ КАШУ тканью, платком, свекровь снимает полотно, пляшет. Последняя еда – «яишня» или каша.

Молодых ВЕДЕТ СПАТЬ дружка, «крестит» кнутом дорогу. В спальню ставили мешок ячменя. Молодая разувает жениха.
НА ВТОРОЙ ДЕНЬ СВАДЬБЫ – «горшки бьют». Молодая идет за водой, печет блины, метет пол. Собирают столы – «родня знакомилась». Катаются по деревне – «на долгий лен». Ряженые «скачут и пляшут». Молодых ведут в баню (на полу солома, ткань – на каменку).

ХЛЕБИНЫ (ОТГОСТКИ) – в течение двух недель после свадьбы. Молодые гостят у тещи.

Основные сюжеты свадебных песен (по Гдовскому и Плюсским районам):

ОПЕВАЛЬНЫЕ ПЕСНИ, ВЕЛИЧАНИЯ.  «Красота ли моя, красота», «Береза белая, зелена кудрявая», «Что вошел во горницу, не взглянул на образа», «Ты, река ли моя, реченька, ты река ли моя быстрая», «Как у ели нету маковки, у Марии нету батюшки», «Ты не плачь-ка, наша умная, наша умная-разумная», «Во тумане красно солнышко, на думах сидит Мариюшка», «Не жалься ты, Нинушка, на свою родну матушку», «Ты зайди-зайди, солнышко, наперед зари утренней», «Во дворе было во дворичке, там стояло деревце», «Благослови-ко, батюшка, меня во путь во дороженьку», «Привьялила вьялица да лиха метелица», «По лугам кони попущены», «Да устойся-устойся, молодой князь во поле», «Понаехало сватовей нашу дочку сватати», «Налетело голубей на камышеву тресточку», «Поотлетала лебедушка от стада лебединого», «Из-за гор бела-крутыва выходила тучка темная», «Потихоньку, бояре, со горы спускайтеся», «Соколы вы соколы, далеко ль вы летали», «Стучит-гремит земля под вороным конем», «Вылетала порошица, с-под порошицы белой снег», «Здорово, друженька, со веселым поездом», «Сокол ляти, сокол ляти, все леса шумя», «Станьте, девушки, каменной стеной», «Привели к нам толенку, привели к нам неженку», «Не пора ль соколочку да лететь ко веночку», «Сокол-соколушка, сокол Ляксандрушка», «Как во новой горнице, во светлой светлице», «Не любила Еленушка ни белиться, ни мазаться», «Благодарство, Иванушко, благодарство, Иванович», «Подъезжали кашники да горшки подавили», «Садитесь, сванюшки, на наши лавушки».

ПРИПЕВКИ. «Нам сказали – Иван небогат», «В нас Иванушка сено косил», «У нас Танюшка садом шла», «Это кто у нас рыболов», «В нас Иван-то женится, Иванович женится», «По лугам вода разливается», «Как у месяца звезды частые», «Окол сада, окол сада, окол вишенья», «Подборовски девки гулевые были», «Кто-то в нас хороший, кто-то в нас пригожий», «Мята моя мята, мята зеленая», «Как на горы стояла красота», «Ай, у ворот, ворот, у широкиих», «Сов-совки, смольяны глазки», «На горке там два дубчика стоят», «Во поле травка, травка нетоптанная», «Истоптана травина, сотолочена муравина», «Во нашей слободы полно озеро воды», «А мы обманили, стару деву посадили», «Друженька-растеряха, растеряха», «У Иванушки сени новы, сени новы», «Вечор сокол, вечор ясный сыры боры облетал», «Окол столика двухгранного», «По мосту-мостечку, по калинову мосту», «А я встану по солнышку, наберу жита по зернышку», «То не кони берегам бегут», «Не по сахару речка бежит», «Ты вино-вино, ты зеленое».

Дополнения по репертуару свадебных песен (по Стругокрасненскому району):

ОПЕВАЛЬНЫЕ – ВЕЛИЧАНИЯ.  «Благослови-ко, Господи, игру заигрывать», «Что при вечере-вечере», «Сине море на волнах стоит», «Недолго веночку в этой горенке висеть», «Из-за лесу-лесу темного выезжает добрый молодец», «Я тебе, батюшка, не клюшница», «Не буйны ветры понавеяли», «Состречай, матушка, дорогих гостей», «Вился вихор, вился вихор да по заполью», «Вал на воды, вал на воды колыхается», «Дружка идет, дружка идет и коня ведет», «Ведут князя по застолью».

ПРИПЕВКИ. «Что по сеням, сеням новеньким», «Верба, ты, верба моя», «Ходя Сашенька по садику», «У нас Танюшка умная», «Что ты, Коленька, не женишься», «Встану утром я до солнышка», «Не пчела ли моя пчелочка», «Симанологска река не совсем глыбока», «Чашечка вита-вита-вита, она медом налита-налита», «Виноград во саду растет», «Ходит-ходит конь по бережку», «На горы стоит мельница», «Красно солнышко закатилося близешенько», «Крестная матушка, не скупися», «Шапочка соболиная», «Прилетел соловей на окно», «Моя маменька пшонку жала», «На горе стоит елочка, под горой стоит светелочка», «Как на море кораб с красным девкам потонул».

ПОХОРОННЫЙ ОБРЯД. «Помирать надо на чистом» - умирающему стелили чистое белье. Моют покойника те, кто не стряпает. Тем, кто мыл, дарят платки. Мыло полагалось класть в гроб. На сорок дней приглашали тех, кто обмывал умершего.

Гроб в избе ставят так, чтобы покойник лежал «глазами к иконе». Голосили 3 дня: «будили» покойника, голосили, когда выносят гроб из избы, в часовне. На перекрестке дорог «покойник прощался с домом» - оборачивают гроб «глазами к деревне».

Стружки от гроба сжигают, примечая, куда пойдет дым (там будет покойник). После выноса моют полы и окуривают вересом.

Гроб нужно нести на полотенцах, которые потом 6 недель висят в доме.

Умершего не своей смертью хоронили в бору.

Помин – на сороковой день, в троицкую и дмитровскую субботы, в Радуницу. Голосили весной, сидя у открытого окна, в поле, когда жали, когда ходили по ягоды. «Укали» - подавали голос в лесу. Голосили «на кукушку». (Попова И. С.)

 

"КАДАСТР. ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ПРИРОДНЫЕ И ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ ОБЪЕКТЫ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ". ПСКОВ, ПСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. С. М. КИРОВА. 1997 год.