- 8 -

Краткая характеристика говоров Северного региона (зоны).

"Кадастр. Достопримечательные природные и историко-культурные объекты Псковской области". Псков. 1997.

 

куда входят Гдовский р-н (+ некоторые деревни из бб. Лядского/Лядинского, Середкинского, Полновского р-нов), Плюсский р-н (+ некоторые деревни из б. Лядского р-на), Стругокрасненский р-н.
Говоры Гдовского, Стругокрасненского, Плюсского р-нов отличаются от основной массы говоров Нижневеликорецкой зоны главным образом безударным вокализмом. Но в говорах северной части Псковского р-на безударный вокализм в какой-то степени близок такому вокализму в говорах Северной зоны (см. описание говоров Нижневеликорецкой зоны). На территории Северной зоны представлено оканье (Озубок хлеба вОзьмёш и дОвольна – Гдовский, Пнево; Стругокрасненский, Выборово, Сковородка) и переходные вокалические системы – полновский вокализм ([A]  и [O] совпадают в [A] только перед гласными верхнего подема: трАвы – вАды, кАси, вАжу – Стругокрасненский, Ждани; Плюсский, Которск) и гдовский вокализм ([A] и [O] после твердых согласных различаются перед [O] и [E]: на трАве, трАвой – на вОде, за гОрой – Стругокрасненский, Гаврилова Гора; Гдовский, Гвоздно, Горка, Кануновщина, Островцы, Самолва, Сиковицы, Спицыно, Ямм). В д. Должицы, Плюсского р-на, отмечена третья ступень перехода от оканья к аканью – сохранение предударного [O] только перед ударным [O]: вОдой, дОмой. На месте предударного [O] может употребляться [У] в этих говорах: вУёт, тУпор, пУлешко, кУренье «корни», вУроф, гУрох  (это в отличие от [A] – трАвой, нАрот).
В окающих говорах Северной зоны возможно явление гиперизма – усиление позиции звука [O] в безударном слоге за счет звука [A] в силу стремления сохранить свою языковую особенность – оканье, т. е употребление [O] в безударном положении. Примеров с [O] вместо исходного [A] отмечено очено много: кОчаюца, кОкая, крОсотка, нОвоза, покОжу, сОма, отрОвили, фОнера, нОдеть, лОтыш (Плюсский, Должицы, Теребуни); нОрвёш, свОрю кОртошку, зОкладывать, нОлили, поскОкать, пОльтуха, Офтобус, трОвы (Стругокрасненский, Выборово, Ждани, Сковородка, Яблонец). Этой особенностью говоры Северной зоны резко отличаются от акающих говоров Нижневеликорецкой зоны.
Как в остальных псковских говорах, на территории Северной зоны распространено второе полногласие: появился цЭрЕф, палес на стОлОп; Стёпа, ты на цЭрЕф удиш?; навЯРЁх; свЕРЬх, кОРЬмит, вЕРЬтели, цЭРЬква (мягкость звука [P’] указывает на то, что за ним в прошлом был гласный звук [E]).
В отличие от говоров Средневеликорецкой зоны и районов, расположенных южнее, в Северной зоне широко представлены стяженные формы прилагательных: Ф старинны годы радителя выбирали невесту; Эва, кака здарова дефка!; Дай мне лопату хлебну; Серу – то рубаху аль я сюда положыла (Стругокрасненский, Ксти; Плюсский, Алексино; Гдовский, Березова, Орел, Островцы, Раскопель). Особенно распространено явление в Гдовском р-не. (Для сравнения: в Плюсском р-не – в шести, в Стругокрасненском р-не – в семи деревнях.)
Не утрачено северными говорами Псковской области и цоканье: Цатыри года страдали; мальЦышка; ТуЦ нету – небо разладифшы; уЦыла яну вязать. Зарегистрированы и случаи сохранения [K] в корнях кеж-, кеп-, кев-: Кедить, Кеш (в орфографии –кеж) в значении ‘раствор овса, муки’, Кефка (орфографически – кевка), Кефца (орфографически – кевца), Кефь (орфографически – кевь), Кевец (ср.: Кевочка, а теперь Цэфка говорят. Плюсский, Лосицы). Сохраняется звук [K] в начале корня в сочетании древнем *kv рош КВетёт (Гдовский, Подборовье); Не фси даю плоды – его пустоКВет (Гдовский, Подолешье); Бес КВета ништо ни рожаитца; Квитки КВятею (т. е. «Цветут»); тыквы КВятею (Гдовский, Подолешье); А ф том поли ни КВятеют (Гдовский, Чудская Рудница).
Говоры знают фонемы [Ф] и [Ф’] (что обычно для северных территорий России); в этих говорах нет случаев замены этих звуков сочетанием звуков [XB] или звуком [X]: Футбол, Фото, Фунт, Фабрика. Нет также и замены звука [B] звуком [У] (В дом, Фторой, В нашу деревню, В валенцах) или звуком [У] (трафка, разладиФшы, короФ, дроФ). Но широко распространено произношение [B] вместо [У] в начале слова (но не в корне), хотя и не так широко, как в Средневеликорецкой зоне: В меня поработано (одновременно могут сказать: У тебя бывшы ёна; У меня заболела корова); В нас цэрква была; В яво свояк – то плут; В нас  и яблоки: Ф ково семья большая; В мати – то руки болят. Но в то же время: Умела, Уголь, Утюк, Учитель.
Мена [C] – [Ш] и [З] – [Ж] наблюдается в северных говорах сравнительно редко – в Гдовском р-не только в четырех деревнях (Марьинско, Мишина Гора, Наумовщина, Подборовье), в Стругокрасненском р-не только в д. Моложане. Значительно шире представлен звук [X] вместо звука [C] или [Ш] (из *S) в глаголах на –хывать, -хнуть, -хать: тот и спраХывае, сполоХнула бельишко (Гдовский, Заборовье, Каменный Конец, Кануновщина, Лядины, Крапивно, Орел, Подолешье; Плюсский, Васильевщина, Марьинско и др.).
Возможно и неразличение звонких и глухих согласных в сильной позиции: вляБаца ‘вляпаться’; выБучить глаза; свиреБый; пуЗДой гот ‘пустой год’; кирГа; колоЗники.
В области форм говоры Гдовского, Стругокрасненского и Плюсского р-нов характеризуются только севернорусскими чертами: окончанием –а в родительном – винительном падежах единственного числа личных местоимений 1 и 2 лица (плакано в менЯ много; в менЯ сестёр нет; ф тебЯ мука е?); в дательном и творительном падежах множественного числа окончание –ам (идти за грибАМ; к нашим домАМ; за теми лесАМ); твердое [T] в окончании 3 лица глаголов (жывёТ адна старушка; один заходиТ заходом; растуТ и другие грибы; отец идёТ). Особенностью гдовских говоров является отсутствие [T] в 3 лице глаголов не только в единственном числе глаголов I спряжения (он идё; он бегая), но и во множественном числе: Баба бегая, песню затягая; Ветер шатая; Там ён бывая – формы единственного числа; Тыквы квятею; Ёны иду; Ёны сыто жыву; с Питера приеду; Квитки квятею; другие пляшу; волки – то вою; сыны нам пишу; папа с мамой гостинцы везу – формы множественного числа. Известны и формы 3 лица единственного числа без [T] от глаголов II спряжения: корова фсё мычи; самовар кипи; ён говори; ён ходи. Иногда в одной фразе встречаются одновременно формы с [T]: сядут ф сани и еду; они по озеру зайду и ловят окунькоф (Гдовский, Замогилье). В возвратном глаголе согласный звук в окончании 3 лица не опускается: Басиньки иду, но не доются, а козы малачка даю.
Возможна и характерна для северных говоров форма местоимения 3 лица оны или ёны (именительный падеж множественного числа); жыли ёны тут; ёны уехафшы в горот.
Существительное путь, в отличие от свойств в других русских северных говорах (где оно примкнуло к именам женского рода) чаще требует от прилагательных согласования по мужскому роду (тот путь; далёкИЙ путь). Случаи типа в такУЮ путь, на тОЙ жэ пути тоже встечаются, но редко. Редки и образования типа сетЯ, пустошА, путЯ (именительный падеж множественного числа от существительных III склонения и от существительного путь).
Очень распространены формы именительного падежа множественного числа на –я ([ja]), возникшие в результате потери собирательности у имен на –я, -е и согласования с ними по множественному числу, что обеспечило их переход в категорию имен со значением множественности: бревеньЯ, гнездьЯ, гувеньЯ, горьЯ, пеньЯ, кочаньЯ, дырьЯ, гвоздьЯ, ямьЯ, дубьЯ, мужчиньЯ.
Существительные мати, доча (женского рода) и среднего рода на –мя (семя, имя и др.) склоняются без суффиксов –ер- и –ен-: из семя, с семем, Матю как стебаня. В говорах с намечающейся переходностью от оканья к аканью возможен переход имен среднего рода в женский: такА слаткАЯ масла; ета неба такАЯ; надела белУЮ платьЮ; адоньЮ ставить надо (Стругокрасненский, Заозерье).
Одной из наиболее ярких синтаксических особенностей говоров северных районов области является предикативное деепричастие в составе сказуемого – аналитического со связкой быть, что выражает так называемое значение «предпрошедшего» действия, т. е. несколько отодвинутого в прошлое (оборот «был + деепричастие»): Зацым – та был прибёкшы какой-та мальцышка.
В Гдовском р-не зафиксирована форма именительного падежа множественного числа в роли прямого дополнения от названий животных, рыб, птиц: Ён там волкИ видафшы; Мы и судакИ ловили, и шшукИ.Лексические говоры Северной зоны значительно отличаются от остальных говоров области. Можно сравнить лексику севера (ватрушка, крупеник, киселица «кисель с ягодами» (Плюсский, Марьинско), картофельница «картофельное пюре» (Гдовский, Ветвеник, Драготина), крошево или сти «щи», похлебуха, похлебень, похлёбка или хлебанина «окрошка», студеь; кротовина или кротовая земя) с лексикой юга области (творожник, крупянка, гульбениха, щи, подкрошка, холодник; кротина, кротовище). Только в Гдовском р-не отмечены слова медвежаха, в Плюсском р-не медвежоныш. Мелкий дождь в Гдовском р-не называют моросичкой, а про рой комаров скажут: «Комары жыто толкут – к хорошэй погоде» Интересны образования от корня бог- в прилагательных, обозначающих свойство бодливости у животного: корова забогали мальчика; бык богастый, богливый, богальный; корова богучая (Гдовский); бык богливый; в нас корова богучая (Плюсский). За пределами северной части псковских говоров такие образования не обнаружены (единичные примеры в Порховском р-не). В северных говорах слово лужайка означает «лужа».

 

"КАДАСТР. ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ПРИРОДНЫЕ И ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ ОБЪЕКТЫ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ". ПСКОВ, ПСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. С. М. КИРОВА. 1997 год.