- 35 -

Краткая характеристика фольклора Восточного региона (зоны).

"Кадастр. Достопримечательные природные и историко-культурные объекты Псковской области". Псков. 1997.

 

Исследование традиционной народной музыкальной культуры на территории центральных и восточных районов Псковской области (Новосокольнический, Локнянский, Бежаницкий) Санкт-Петербургская консерватория вела на протяжении 1985-1989 гг. За данный период состоялось 5 экспедиций под руководством Мехнецова А. М., в течение которых в Новосокольнический район было организовано 4 экспедиционных выезда, работа велась в 7-ми сельсоветах (Раменском, Вязовском, Бологовском, Руновском, Островском, Маевском, Насвинском), 68 деревнях, где записано 1216 текстов. В Локнянский район состоялось 4 экспедиционных выезда, обследовано 103 деревни в 5-ти сельсоветах (Самолуковском, Подберезинском, Алексеевском, Миритиницком, Локнянском), записано 1865 текстов. В Бежаницкий район – 2 экспедиционных выезда, работа велась в 36 деревнях на территории 5-ти сельсоветов (Кудеверском, Бардовском, Цевельском, Бежаницком, Мажновском), сделаны записи 755 текстов.

Всего в этом регионе было обследовано 17 с/с, 207 деревень, Записано 3836 текстов.

В результате экспедиционного изучения в структуре традиции выявлена хорошая сохранность всех важнейших традиционных обрядов. Собранные материалы раскрывают систему календарных обрядов и праздников, описывают локальные формы свадебного обряда, похоронно-поминальные обычаи, зафиксирована яркая инструментально-хореографическая культура. Многогранно представлен музыкальный фольклор: календарно-обрядовые, свадебные, лирические, хороводные, плясовые песни, свадебные, похоронные и поминальные причитания, инструментальные наигрыши с припевками (частушками), заклички, пастушьи сигналы, выкрики, ауканье, колыбельные, детские потешки, считалки и т. д. Многочисленны записи различных жанров непесенного фольклора: поверья, былички, предания, легенды, приговорки, загадки и пр.

При единой структуре культурной традиции, общем этнографическом контексте сохранность песенных форм, черты их стилистики на территории региона различны. Наибольшая полнота песенного материала отмечена в деревнях Новосокольнического и Локнянского районов.

СВЯТКИ. По отдельным сведениям Святкам предшествуют Повороты (25 декабря): «зима на лето поворачивается», «медведь переворачивается на другой бок». Единичны упоминания об обычае в этот день «ездить на метле, девок выметать».
Повсеместно бытует понятие о коляде, колядовщиках. Колядой называют кануны трех основных святочных дней: Рождества, Нового г., Крещения. В рождественскую коляду традиционно приготовление кутьи (киселя, блинов, толокна, пирогов, кваса) и закликание Мороза: «Мороз-Мороз, приходи кутью есть!» («Мороз-Мороз, приходи блины есть!»). Кутью оставляли на крыльце (на окне, на улице). После призывания Мороза хозяйка (реже хозяин) несет по кусочку хлеба скотине. В некоторых деревнях было принято топить баню и кликать Мороз.

Расстилают солому в доме на полу и на столе. Дети кувыркаются («куляются») в соломе. Приносят в дом и сажают на солому курицу. Несут солому и хлеб корове, овечкам. В отдельных случаях, данные действия сопровождаются приговорками: «Милостивая Коляда, приходи спать на соломку ко мне!»

С колядованием в данной традиции связан обычай обходить в Рождество дома со звездой (два решета, свеча, икона) и пением молитвы «Рождество твое, Христе, Боже наш». Участников таких обходов (колядовщиков) одаривают салом, хлебом. Колядные песни отсутствуют. Сделаны единичные записи выкриков: «Коляда-Коляда, дай овсяного блинка!».

С тремя колядами также связаны святочные гадания. Наиболее распространены следующие: слушать на росстанях, где собаки залают (вариант – слушать с первым блином на голове); слушать под окнами, выходить на улицу с первым блином спрашивать имя жениха; снег полоть; иголку молоть в жерновах; считать дрова, захватывать тын )»засек – торба»); поджигать лучину; бросать через крышу валенок; что привидится в зеркале (стакан воды, обручальное кольцо, зеркало): что привидится во сне (класть под подушку гребень, «колодец», таракана в коробке, овес, сковороду матери под подушку. «Какому зятю будет блины печь»); лить олово в стакан с водой, яйцо; жечь бумагу, на венике; с петухом и т. д.

Обычай святочного ряженья имеет местное название «шутки выводить», «шутки шутить», «шуткам ходить». Различные образы ряженых могут быть представлены несколькими группами. Зооморфные маски: «лошадь» («кобыла», «конь»), «медведь», «баран», «слон шаклатый», «журавль» («гусак», «кураны» - индюки), «пчелы». Антропоморфные персонажи (предки, нелюди, незнакомцы – чужаки): «покойник», «старики», «пугало», «черт», «нищие» («побирахи», «сироты»), переодевшиеся женщинами мужчины и наоборот, некие персонажи без названия, вымазанные сажей, отличающиеся немотой. К этой же группе можно отнести появившихся в более позднее время «цыган», «солдата», «врача».

Зафиксированы типичные для ряженых действия: пугать, не разговаривать, характерны необычные, нелепые движения в пляске. Широко распространено разыгрывание ряжеными шуточных бытовых сцен: «менять коня», «горох молотить» («черт молотит горох», «дед молотит горох»), «коня ковать», «сапоги шить», «шубы шить», «ситец мерять», «муку молоть», «блины печь», «нетелей покупать», «масло мешать», «венчать», «судить» и т. д. Особой интерпретации требует разыгрываемая ряжеными сцена «лося бить», («борова бить»).

Из наиболее распространенных форм святочных бесчинств молодежи отметим обычай подпирать двери, закрывать трубу, «воровать» дрова, стегать хворостинками прохожих.

На протяжении всего святочного периода происходили праздничные посиделки молодежи – «супрядки» с играми, песнями, плясками. Имеются сведения о приуроченных к святкам хороводам: «А мы просо сеяли, сеяли»; «Захотелось чернечишу погуляти».

Обрядовые действия КРЕЩЕНИЯ состоят из водосвятия, катаний на конях, праздничных гуляний – ярмарок, а также обычая «всё закрещивать» (мелом или углем чертили кресты на всех дверях в доме и хозяйственных постройках) и делать небольшие деревянные крестики (из лучины или палочек). Каждая хозяйка ставит его у воды – на колодце, у проруби на озере или реке («на бегучей воде»). Крестики украшены тряпочками, цветными бумажками. Особо выделяется такая группа украшенных «крестиков», которые представляют собой антропоморфные фигурки. Поставить крест, а также бросить в колодец корочку хлеба – значит «покрестить колодец», «освятить воду» («пролуб сияет огнем»). По народным представлениям эти действия способствуют «хорошему съему молока». Клали крестик в ведро, «чтобы корова молока давала больше».

На протяжении всего зимнего периода (до Масленицы) могли созывать ПОМОЧИ (СУПРЯДКИ) для изготовления шерстяной пряжи. Участниками таких помочей были девушки. Обращает на себя внимание обязательное для супрядок озорство («супряжонки бедокурят»): крали дрова на лучину, парни жгли куделю девушкам и т. д.

Комплекс МАСЛЕНИЧНЫХ обрядовых действий включает в себя гостевания – ездили в гости родные, обязательно приезжали молодожены («зять к теще на блины»); масленичную обрядовую еду (блины, творог, в последний день жарили яйца); качание на качелях; обрядовые катания «на долгий лен»; исполнение обрядовых масленичных песен (женщины ходили на гору). Со второй половины недели собирались на гулянья («ярмарки»), играли в игры (рюхи) и др.

Одним из центральных элементов масленичной обрядности были разнообразные катания. Катались с гор «на ледянках», «на козлах» дети, молодежь, «в больших санях спускали девок», «взрослые на дровнях катались». Устраивались «лошадиные бега на призы» на озере. Парни впрягались в сани, катали девок. Катались, «чтобы лен был долгой, конопли хорошие», «чтобы лен был скользкий». Дети в санях пели: «Роди, Господи, лен долгой!».

Выделена роль молодоженов: «молодые с горы должны прокатиться, чтобы лен рос», мужики катают молодых в Масленицу». Молодуха должна сшить «шелугу» (особый тряпичный мячик), парни катали шелугу по деревне. У масленичного костра хулили неженатых, «неженатых сжигали».

Ряд этнографических сведений указывают на существование в прошлом обрядов встречи-похорон Масленицы. Основные события разворачиваются в последний день – «прощеное воскресенье». «В корыте катали по улице», устраивались процессии масленичных ряженых: «шубы выворачивали», «горбатые мужики и бабы» сопровождали шуточный «свадебный поезд», навешаны голики и отопки. На горе за деревней раскладывали масленичный костер, жгли солому, дети бегали с пучком подожженой соломы по деревне, поднимали «баклажки на жерди». Выкрики у масленичного костра: «Сыр да масло! В печке погасло!» «Масло горит!» Прощались на Великий пост: просили друг у друга прощения. Целовались.

 

Перечень масленичных песен представлен следующими текстами:

«А мы масленицу состречали» (Мы на горушку выходили); «А мы Масленицу прокатали». Ряд песенных сюжетов зафиксирован единичными записями: «Ах ты, пташечка полевая»; «На горушке лен посеян» (У Ивана жена кобылица); «Не с-за гор снежки сыплют»; «Вился хмелек по болоту».

Календарные обычаи отдельных дней ВЕЛИКОГО ПОСТА связаны с подготовкой к пахоте и севу. СОРОКИ (22 марта): варят комы изделия из теста. В один из них кладут копейку, кому попадется, тот пойдет засевать. (Вариант: кладут копейку, уголь и лук, по которым загадывают о жизни).

БЛАГОВЕЩЕНЬЕ: выпекают лепешку (пирог, «заорошную просвирку») на первую пахоту («на первую борозду»). С этим хлебом шли «на первую борозду, сами ели, давали скоту». Пекут «балабку-заровницу», «первушку», с которой шли на первый выгон скота в Егорьев день.

КУЗЬМИНО ВОСКРЕСЕНЬЕ (в некоторых деревнях Сборное воскресенье): пекли из разной муки хлеб («балабку») для засевания. В церкви брали «просвирку», святили рожь для сева, приговаривали: «Приспори, Госполи, чтобы зерно поспорше было».

В ЧИСТЫЙ ЧЕТВЕРГ мыли избу, скоблили потолок, клали яйцо в рукомойник, топили баню. Распространены поверья о различном колдовстве в этот день.

В ВЕРБНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ освященную в церкви вербу несли на ржаное поле.

В ПАСХАЛЬНОЙ обрядности описываемого региона центральное место занимает характерный обряд обхода дворов волочебниками (местные названия: «волынить», «лалымить», «ходить волынщиками», петь «лалым», «волын»). Волочебники, подойдя к дому под окно, пели волочебную песню, хозяева их одаривали яйцами, салом, хлебом. Участниками волочебных обходов были женщины, в ряде сведений упоминаются группы парней и мужиков, а также мужчина-«носильщик», который не пел, а только носил яйца. В некоторых деревнях исполнение песни сопровождалось игрой на скрипке или гармони. Песенный сюжет и тип напева устойчив на всей территории: «Не шум шумит, не гром гремит, Христос воскрес, сын Божий».

Кроме «волына» от Пасхи до Вознесения пели тропарь на канонический распев «Христос воскрес из мертвых».
Многочисленны воспоминания об обходах домов детьми – «яйца собирали», а также об обходах «батюшкой», которого также одаривали яйцами, пирогами.

Среди других пасхальных обрядовых действий: обычай катать яйца, собирать скорлупу от пасхальных яиц для первого сева, хранить пасхальное яйцо за иконой от несчастного случая (пожара), а также до Егорьева дня. Ставили качели; катали колесо по деревне; наблюдали, как «играет солнце», жгли костры на горе в Пасхальную ночь (вариант: в Фомино воскресенье); поминали умерших (в Радуницу): ходили на кладбище, причитали, закапывали яйцо на могиле.

ЕГОРЬЕВ ДЕНЬ. Основное содержание этого дня представлено этнографическими сведениями о первом выгоне скота в поле.
Каждый хозяин выгоняет скот с вербой, яйцами, хлебом. Стадо обходит пастух или богатый хозяин с решетом (в решете икона, хлеб – «егорьевская балабка», «первушка», яйцо). При обходе стреляли из ружей, «чтобы волки не ходили». Через все стадо кидали яйца, подкатывали их под коров. Для пастуха хозяйки пекли яичные пироги (балабки), одаривали яйцами. После обхода вербу несли в рожь, «чтобы хлеб рос такой же кудрявый». Пастух должен перепрыгнуть через вербу и не задеть ее.

С Егорьева дня пастух начинал играть на ПАСТУШЬЕМ РОЖКЕ. В деревнях центральных и восточных районов до сих пор бытует развитая традиция игры на ольховых рожках (жалейках) с берестяным раструбом, тростниковых дудках (в том числе двойных и тройных). Зафиксированы упоминания о долбленых деревянных рожках (трубах). Система пастушьих наигрышей на рожках следующая: сигналы («как гнать коров в поле», «сбор в поле»); «игра для себя»; наигрыши под пляску («Русского»). Кроме рожечных наигрышей здесь бытуют особые выкрики пастухов: «Тпру домой!»; «Тпру домой, коровка Домка!»: «Тпру-встань, тпру-ляг, идет поляк!»; «По Борису, по завету парочку яичек, пирожка конечек!».

Обычаи, связанные с домашней скотиной, в местной традиции приурочены также к БОРИСОВУ (реже к Николину) дню. Борисов день – «коневник», «конёв праздник». Начинали гонять в ночлег. Пастухи в поле варили кашу, жгли веники. Им приносили яйца, пироги. Подкатывали яйца под лошадей.

Кульминационное значение в системе праздников весенне-летнего периода в деревнях восточного региона имеют большие съезжие гулянья – ЯРМАРКИ. Они устраивались по очереди в каждой деревне одного прихода в дни многочисленных храмовых и нехрамовых праздников. С ярмарками связано большинство бытующих в этой местной традиции инструментально-хореографических форм.

В настоящее время из музыкальных инструментов наиболее широко распространены гармони («хромки» и «тальянки»), балалайки. Продолжает бытовать традиция скрипичной игры. Сохранились воспоминания о гуслях и гусельной игре.
Репертуар деревенских музыкантов складывается из традиционных наигрышей «под песни», «под пляску» и позднего слоя авторских песен. Все наигрыши звучат вместе с пением «припевок», (частушек).

ТРАДИЦИОННЫЕ НАИГРЫШИ ПОД ПЕСНИ: «Скобаря» («Скобаря под песни», «Псковская под песни», «Скобаря под драку», «Под драку веселая к девкам», «Скобаря под ломание», «Скобаря по-частенькому», «Скобаря расхожего», «Скобаря потешного», «Цевельская», «Монтеевская», «Вязрвская», «Смотская» и т. д.); «Бологовка», («Бологолка», «Бологовка прохожая», «Бологовка отрывистая»); «Колотушка»; «Новоржевская», «Разливная»; «Полянская» («Сумецкая»); Варианты данных наигрышей «на все», «на басок» (при игре на тальянка), «на высоких», «на низких» (при игре на скрипке).
ТРАДИЦИОННЫЕ НАИГРЫШИ ПОД ПЛЯСКУ: «Русского» («Русского по-старинному», «Барынька», «крутая»,) «Трепака», «Залетка», «Соломушка», «На-первое», «Щи варить», «Завидочка», «Подерьгуха», «Лянова», «Лявониха», «Под яблонькой», «Камаринского».

Собран богатейший материал о традиционной ПЛЯСОВОЙ КУЛЬТУРЕ. На всей описываемой территории бытует особый вид архаичной мужской пляски – «ломание» и женской – «кружка» («во кружок», «бочком»). Большой интерес представляют варианты женской пляски «во кружок», исполняющиеся с особым звуко-ритмическим сопровождением – «причичикиванием». Среди традиционных видов мужской пляски – описания «Трепака», «Камаринского». Многочисленны материалы о совместных (мужских и женских) плясках: «Залетка», «Завидочка», «Лянова», «На-первое», «Щи варить», «В носы» и др.

При развитой инструментально=хореографической культуре, представляющей основной репертуар летних праздников, отметим почти полное отсутствие на рассматриваемой территории календарно-обрядовых песен летнего периода. Вместе с этим значительно сокращается и этнография весенне-летних праздников.

ТРОИЦА. Ломали березки, ставили около дома. Плели венки из веток березы или различных трав и цветов, которые надевали на рога коровам («венчали коров») или клали на подойник.

Наиболее сохранившиеся троицкие обрядовые действия принадлежат к комплексу поминальных обычаев. В Троицкую субботу (или Духов день) ходили на кладбище поминать родителей, брали с собой кутью (лепешку, «панафидку»). Березовыми ветками «пахали могилки» - «родителям глазки распашем». Причитали на кладбище. Вывешивали полотенце на улицу (на окно или угол дома) на три дня умершим родителям – «родители летают, утираются».

 

Д. Мешток, Новоржевский район.
2015 год.

д. Мешток, Новоржевский район, Псковская область. 1015 год.

 

Д. Сторожня, Новоржевский район.
2015 год.

д. Сторожня, Новоржевский район. 2015 год.

ИВАНОВ ДЕНЬ («Иван цветной», «Иван грозный»). Обязательны костры в иванскую ночь – «жгли бочки» на горе. Колеса, веники, через огонь «скачут», «парни медведем одевались», сталкивали друг друга с горы. Верили в целебную силу иванских трав, плели венки, гадали на травах – «богатках», венках – бросали в реку или мочило. Парни пускали колеса на межу. Накануне Иванова дня топили баню, готовили веники («родителей веничком парим»), варили гороховый кисель. Звучали иванские заклички: «Иван и Марья, приходи на горку! Спеку я кокорку, семечком намажу, тебе не покажу!».

Собраны обширные материалы о колдунах, ведьмах, закликухах, русалках, чертях и различных оберегах от нечистой силы: «замыкали подойники», приносили «дедовник» («колючий дед»), осиновый кол, клали камушки в хлев, караулили закликух, искали цветок папоротника и мн. др.

ЖАТВА. Выделяются начало и окончание жатвы – «зажин» и «пожинки». «ЗАЖИН». Приговор на первую сжатую пястку: «Чтоб Бог дал бы спору, чтоб хлеб рождался». «Обмолоченные зернятки – в засеки, чтоб спор был» в хлебе. Опоясывались первой пясткой, несли домой за икону. Каша из первого зажина.

Во время жатвы примечали, кто «на козе остался» (отстает жать). Поверья о порче хлебов колдунами: заломы на ниве, узлы во ржи, колдуны спор вынимали из хлеба. Пели песни на поле и по дороге домой (частушки), единичные сведения об обрядовых жнивных песнях. Среди упоминающихся песенных сюжетов: «На этой нивке сегодня пожинки», «Аржаное поле пожали, яровое начали».

На «ПОЖИНКАХ» был распространен обычай «жать толокам», когда собирались родственники, соседи к одному помочь закончить жатву. После таких помочей «справляли пожинки» с угощеньем, песнями, плясками.

На поле в день пожинок гадали: садились на последний сноп и заглядывали под него, кидали серпы. Записаны приговоры: «На будущее лето сто раз побольше за это». Серп заматывали колосками и приговаривали: «Спасибо, батюшка сярыпок, что мои ручушки сбярёг». Зафиксированы отдельные воспоминания об обычаях с последним снопом: перебрасывали через голову, делали маленький снопик и оставляли его на поле. После пожинок хозяйки «выметали мух из избы».

СВАДЕБНЫЙ ОБРЯД. В ходе экспедиционной работы описаны два типа свадебного обряда: свадьба «убегом» и свадьба «со сватовством».

Обряд СВАДЬБЫ «УБЕГОМ» максимально краток. Жених «уводит невесту с гулянки». Через несколько дней устраивается «мировое»: встречаются родители жениха и невесты, ближайшие родственники, происходит «богомоленье», наделение молодых, свадебное застолье.

Основные этапы РАЗВЕРНУТОГО СВАДЕБНОГО ОБРЯДА («СО СВАТОВСТВОМ»): сватовство; ездят место смотреть; рукобитье (заручины, запивки), богомоленье: в канун свадебного дня в доме у невесты – баня, невесту водят по родне, вечерина; утром в свадебный день – невесту водят по улице, чесание головы, наделение, благословление, невесту водят с красой, жених «ловит невесту», выкуп невесты, отъезд к венцу, встреча у жениха, благословление молодых, свадебное застолье; второй день свадьбы: «роги сбивают» молодой, «кроют кашу».

СВАТОВСТВО. Приходит сват (вариант: сват и закашница) на сговор («на барыши»). Если невеста согласна, то дают «залог» подарок жениху: кисет, платок, «цапины» (старинные девичьи украшения). Отказ жениху имеет местное название свататься «с головешкой». Окончательное согласие на свадьбу давали после того, как родители невесты ездили смотреть дом жениха. После состоявшегося сватовства к невесте приходят подруги (вариант: нанимали женщин) «обголашивать невесту».

РУКОБИТЬЕ, БОГОМОЛЕНЬЕ. Приезжали жених с родителями или ближайшими родственниками. Все вставали перед иконами – молились Богу. Сваты надевали на руки рукавицы невесты («исподки» и «били по рукам» в знак общего согласия, «чтобы хорошо жили молодые». Застолье. Мать голосит по невесте.

Особой насыщенностью причитаниями и свадебными песнями, так же как и многообразными обрядовыми действиями, отличаются канун и утро свадебного дня. Наряду с устойчивым в этой местной традиции типом напева хоровых голошений, отметим бытование особых причетных форм, когда одна девушка («старшая боярка») исполняет причет со словами, остальные подруги ведут причетный мотив без слов («и-икают»).

КАНУН СВАДЕБНОГО ДНЯ. БАНЯ. Днем к невесте приходят «боярки» (подруги), делают «красоту» - покрывают хлебное решето большим старинным «маревым» платом и привязывают его к решету разноцветными лентами. На «красу» кладут хлеб и ведут невесту в баню. Одна из боярок держит «красу» над головой невесты. Движение в баню сопровождается причитаниями подруг и невесты: «Помойся, сестрица-лебедушка, во своей паруше-баенке». Возле бани, ожидая, когда помоется невеста, девушки пели: «Растопися, баенка, разгорися, каменка.» После бани невесту также под красотой, с причетами ведут домой. На крыльце боярка и невеста причитают: «Открой мне, родитель батюшка, широкие дверюшки»; «Увстречай, сударынька родная матушка». Мать встречает невесту с голошением: «Пойдем, моя родная дитятка».

В некоторых деревнях после бани в доме собираются родственники, соседи, невесту ВОДЯТ ПО ИЗБЕ с причитаниями: «Пойду по теплой изобушке» ; «Расшанитесь, все добрые людишки».

Наиболее распространен вариант, когда после бани невесту ВЕДУТ ПО ДЕРЕВНЕ ПО РОДНЕ. Невеста накрыта платком, без красоты. Подойдя к дому, невеста и боярки начинают голосить: «И не шатитеся, сени дубовые»: «Перейми меня, родненькая тетушка»; «Дорогой дядюшка, отопри теплую избушку». Заходят в дом, зовут на свадьбу, садятся за стол, угощенье. (Вариант: в дом не заходят.)

ВЕЧЕРИНА. Приходят боярки, приносят елочку, украшают ее («снаряжают»), садятся за стол в один ряд по обе стороны от невесты. Поют свадебные опевальные песни, например: «Вечер, вечер, вечериночка»: «Ах, ты, ель-елушечка»; «Бежит речка, не сколыхнется» и др.

Приезжает жених с «шафером», приходит деревенская молодежь, как правило, с гармонью женихи садятся за стол напротив невесты с боярками. После небольшого угощенья – чай, конфеты вечеринка может продолжаться как традиционная молодежная посиделка с песнями, плясками.

УТРО СВАДЕБНОГО ДНЯ. Рано утром по заре НЕВЕСТУ ВОДЯТ ПО УЛИЦЕ, «скликают породу». Невеста и боярки голошением «прикликают дальних и умерших родственников». «Ох (ты), ти не утренняя зорюшка разгарается»; «Ох, прилети, мой братец-соловеюшко». Невеста закрыта платком, без красы.

Если невеста сирота, ее ВОДЯТ НА КЛАДБИЩЕ (вариант: на кресты) звать умерших родственников на свадьбу: «Раскройся, крутая могилушка»; «Откройся, гробова доска».

ЧЕСАНИЕ ГОЛОВЫ. Невесту садят «на квашню» (хлебную кадушку) около стола (вариант: посреди избы), накрывают салфеткой. По лавкам садятся боярки. На столе стоит елочка. Боярки раскрывают невесту, снимают венок и причетами призывают родителей, сестер, всех родственников по очереди подойти почесать голову. Невеста охватывает подошедшего и голосит – «дает спасибо» за чесание головы. «Мы присядемте, сестрицы, на дубовую лавочку.», «Почашите, мои сестрицы-голубушки, мою русую головушку». Мать невесты в ответ голосит: «Кудаж ты бросила меня. сиротушку?»; «Улетает моя милая дитятка».

НАДЕЛЕНИЕ НЕВЕСТЫ. Наиболее распространен вариант, когда наделение совмещается с чесанием головы. К наделению печется специальный «надельный хлеб», кладется на стол, рядом ставят тарелку, соль. Боярки и невеста причетами призывают всю родню по очереди наделить невесту. Невеста каждому подошедшему «дает спасибо» - причитает: «Ох, подойди-ко ты, сестрица-лебедушка, и надели-ко ты горькую горюшицу»; «Ох, да спасибо, спасибо, братец соловеюшко».
Во время чесания головы и наделения возможно исполнение некоторых свадебных песен: «Бежит речка, не сколыхнется», «Соколы, вы, соколы».

Жениха дома перед отъездом за невестой тоже наделяют. Могут приходить женщины для исполнения необходимых причетов.

Вслед за наделением – БЛАГОСЛОВЛЕНИЕ невесты. Отец и мать обводят надельным хлебом и иконой три раза вокруг головы невесты. Боярки причитают: «Подойдите, жалкие родители, благословите мою буйную головушку». После наделения и благословления невесту умывают, одевают и ждут приезда женихов.

С приближением женихова «поезда» к деревне невесту выводят на улицу и ВОДЯТ ПО ДЕРЕВНЕ С КРАСОЙ. Впереди процессии идут двое мужчин с красой невесты (решетами, в некоторых деревнях Бежаницкого района – с «кукшином»), за ними несколько рядов боярок вокруг невесты. Подруги и невеста причитают: «Вы пойдемте-ка, сестричушки, на широкую улицу»; «Покрасуйся, покрасуйся, красна девушка»; «Чии кони, чии кони по полю катаются?».

Жених ездит вдоль деревни на лошадях, «ловит невесту» принято положить на красу выкуп (деньги). Невеста с боярками при приближении жениха поворачивается и идёт в другую сторону. Звучит причет: «Ах, не сдавайтеся, не сдавайтеся, гордые боярочки». После того, как невесту «поймают», все идут в дом.

ВЫКУП НЕВЕСТЫ. Невеста с боярками садятся за стол, жениха к невесте не пускают. Жених должен выкупить косу невесты, подушки – место жениха и невесты. Для выкупа пекут специальный хлебю боярки «торгуются», традиционны разнообразные приговорки: «Нам говорили, понаедут – кони вороные»; «Вот мой пирог, как колесо, ходит, а ваш пирог, как загибаный рог!» По жениху бросают ячменем, жених бросает конфетами. Когда жених оборвет макушку у елки или поцелует невесту через стол, торг окончен. Боярки из-за стола выходят, стягивают со стола салфетку и бросают ее через головы за порог на улицу («Чтобы девки замуж выходили.») За стол рядом с невестой садится жених и вся женихова родня. На стол несут угощенье. Боярки поют: «Не обижайся, Манюшка, не обижайся, Васильевна».

При ОТЪЕЗДЕ К ВЕНЦУ поют: «С Богом, Богом, дитятка, со Христом, чадо милое.» ВЕЗУТ СУНДУК невесты, развешивают приданое в доме жениха, приходят его смотреть.

ВСТРЕЧА МОЛОДЫХ у жениха после венчания. Ведут молодых «дворным сеням», посыпают житом, шерстью. Родители жениха встречают молодоженов с хлебом, солью, жених и невеста кланяются в ноги. Женщины поют: «Ты поди-тка, коханка, ты поди-тка, неженка».

БЛАГОСЛОВЛЯЮТ МОЛОДЫХ. Печется специальная «балабка» (или несколько маленьких «балабочек»). Отец и мать жениха обводят ими и иконой над головами молодых. Поют «блаславенную песню»: «Блаславь, Боже, Боженька.» Во время свадебного пира звучат разнообразные припевки, величальные, плясовые песни. Певиц одаривают.

ВО ВТОРОЙ ДЕНЬ утром «будили молодых» - разбивали горшок с монетами («роги сбивают молодой»). В конце стола свекровь несет горшок каши: «Каша горит!» Молодая должна покрыть кашу ситцем. Ситец забирает свекровь, пляшет с ним.

ПЕРЕЧЕНЬ СВАДЕБНЫХ ПЕСЕН «Вечер, вечер, вечериночки, при последнем часу-времечке», «Под горой, горой, горушечкой, под горушечкой елушечка», «Как у новом терему стоит новая кровать.», «Бежит речка, не сколыхнется, с бережочком не сравняется», «Из-за лесу, лесу темного, из-за садику зеленого», «В боярки ладилась, хорошо снарядилась.», «Как сегодня княгинюшка усю ночку не спала», «Мы пойдемте, боярушки, во зеленый сад гулять», «Уж ты, ель-елушечка, золотая макушечка», «Пресвятой Кузьма-Демьян, скуй нам свадьбу, лё-лё-лё.», «Ты поди-ка, коханка, ты поди-ка, неженка», «Куковала кукушечка, по сосенью летала.», «Соколы, вы, соколы, вы далеко ль летали», «С Богом, с Богом, дитятко, со Христом, чадо милое», «Растопися, баенка, растопися, каменка», «Сядемте, боярушки, мы вокруг по лавушкам», «Через бор зелененький пролегала дороженька», «Чии ж это комони? Чии ж это добрые?», «Не обижайся, Манюшка, не обижайся, Васильевна», «Как гордился Ванюшка своей молодой женой», «Вился вихор, вился вихор перед тучею», «Ох, на горы, на горы зиляная ель», «Ваньку жанить, Ваньку жанить, а Оленьку брать», «Сосну секут, сосну секут из корня дерева», «Где голубь, был, где, голубь, был, где, голубка, была?», «У нашего свата горбатая хата», «А мы князя омманили, старой бабой наделили», «Накрывайте дубовые столы», «По одной стороны калина» (лирическая на свадьбе) на этот же напев: «Стой, ялушечка, не шатайся, сиди, девушка, не печалься», «На столе стоит ялушечка, за столом сидит беседушка».

СВАДЕБНЫЕ ПРИПЕВКИ, ПЛЯСОВЫЕ ПЕСНИ «Аленькую ленточку буйным ветром юьет», «Бяжу-бяжу по пожинке», «Березничек листоватый», «А кто в нас хороший», «Ой, припань, припань, лунек», «У голуба, у голуба золотая голова», «Орешки мои», «Ах вы сени, мои сени», «Молодая канарейка в сад зеленый вылетала», «Через тын тыночек завился хмелечек», «Заря-зорюшка, восхожее солнышко», «Как пошла наша Параша», «Отдал батюшка не за милого, не за милого, за ревнивого», «Во лузи, во лузи, эх ты, во лузи зелены, во лузи», «Как пошел молодец, как пошел удалец», «Не ходи, милый, кудрявый, мимо мово саду», «Как у старого мужа молода жена недюжа», «Пошла млада за водой», «Не будите меня рано, Дунюшку голубушку», «Ну что ж ты мне».

В Подберезинском с/с песни свадебного обряда обнаруживают стилистические черты, свойственные не только ловатской, но и холмско-новгородской песенным традициям. Отметим лишь новые песенные сюжеты:

СВАДЕБНЫЕ ПЕСНИ «Бласлав, Боже, Боженька», «Ягода с ягодой сокатилася», «Грымнул гром, грымнул гром на Васькин двор», «На горы ягодка да крашеется», «Катилося колечушко по быстрой реке», «А кто у нас, а кто у нас богачем слывет?», «На море уточка полоскалася», «Время тебе, Иванушка, да жанитися», «Помнишь ли, крестненький, как говаривал?», «Жаркая каменьица самоцветная», «Чистое поле на синем море», «Выходит Иванушка на крутую гору», «А в нас Ваня князь был охоч стрелять», «У ворот, ворот, воротичек, у ворот лежит полавочек», «Как на Ванькином дворике вырастала смородушка», «Как у нашей княгинюшки нету родного батюшка», «Приказала княгинюшка взвеселить беседушку», «Где сидит родной батюшка, там не надо и свечи», «Есть ли в нашей княгинюшке да и родный батюшка?», «Бела румяна у нас Маня душа», «Сборы мои сборы, сборы Аннины», «Перед ворота было озеро», «Отставала лебедушка да прочь от стада лебединого». «Князь молодой, хорошенькой, мы хотим тебя спросить», «Пора Ванюшка, жениться, пора в сваты ехать».

СВАДЕБНЫЕ ПРИПЕВКИ И ПЛЯСОВЫЕ ПЕСНИ «Ты, ута ль моя, ута, ута серая», «Загадаю я загадку», «Настя, Настюшка моя», «Как по ельничку, по березничку», «Ни в пиру была, ни в беседушке», «Во саду садочке молодец гуляет», «Как за дядиным гумном солдат сено косит», «Я по бережку похаживала», «Долина ль моя, долинушка».

ПОХОРОННО-ПОМИНАЛЬНЫЕ ОБЫЧАИ

ДЛЯ ЗАХОРОНЕНИЯ ПОКОЙНИКА: ШЛИ НА РОССТАНИ, выливали воду после мытья покойника, горшок из-под этой воды разбивали; сжигали вещи, которые соприкасались с покойником: одежду, солому, тряпку, полотенце; примечали направление дыма от костра на росстанях – в той стороне будет покойник. Вывешивают полотенце на угол дома или на окно. Из воспоминаний о староверах: родственники умершего НОСИЛИ его в мешке по всем местам в доме, где он бывал: на чердак, в подвал, в сараи, ригу, после чего клали в гроб. Приметы при ВЫНОСЕ: сидели на скамейке, где гроб стоял, родственники пролезали под гробом; разбирали ленточки, которыми связаны ноги покойника, от болезней: переворачивали скамейки; бросали еловые ветки по дороге. НА КЛАДБИЩЕ: бросали деньги в могилу, на крест вешали полотенце. Староверы делали в могиле сруб, подпрыгивали, когда опускали гроб в могилу: «Душа в рай, только ноги подбирай!»; шли с кладбища с гармонью. Поминальная еда: кутья, лепешки, крашеные яйца, мед, овсяный кисель. ПОМИНКИ В ДОМЕ после похорон. Причитания по всему ходу похоронного обряда. Приведем зачины некоторых из них: «Ты послушай, моя жалкая»; «Проснись, моя удалая головушка!»; «Ох, обижаюсь я на тебя, горькая сиротушка»; «Разудалая головушка! Улетаешь ты со своей теплой изобушки»; «Мое милое дитятко, на кого ты меня покидаешь?»; «И перейми меня, родителька матушка».

Зафиксированы детские игры в похороны: девочки хоронили кукол, голосили, украшали крестик, поминали корочкой хлеба.

Многочисленны сведения о системе ПОМИНАЛЬНЫХ ДНЕЙ («родительских»): Радуница, три «субботки» _ Троицкая, Масленичная, «осенняя» (третья суббота после Покрова). В поминальные дни рано утром шли на кладбище, несли поминальную еду, причитали, «родителей дожидали». Поверья о душах умерших в облике птиц, кукушки («родители прилетают птицами, им нужно приносить еду»; «птиц подкармливать – на том свете будут кормить»). Причитания «на кукушку», которые было принято исполнять в лесу или поле в течение всего лета: «гоняла в поле (скот), покликала мамку», «на птицу голосила по сыну». «И прилети ж, моя, моя ты милая кукушечка!» «Прогляни, теплое солнышко!».
В свете наблюдений об обстоятельствах бытования поминальных причитаний и характере их исполнения (посыл голоса с отголосками – «так гулы раздаются по лесу», долгий мотив.) особое прочтение приобретают записи пения песен (частушек) в лесу и местные формы ауканья.

ЛИРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ «Понизёшеньку солнышко ходит», «По одной стороны калина, по другой стороны малина», «Калина с малиной рано расцвела» (дочка-пташечка) «Как по зори, по зори расшумелись комары», «Из-под камушка, камня белого» (муж жену губил) «Глазки дремлют, спать хотят», «Ты воспой-воспой, жавроненочек», «Шумел-горел пожар московский», «Не кричите, куры, рано».

ХОРОВОДНЫЕ, ПЛЯСОВЫЕ ПЕСНИ «А мы просо сеяли, сеяли», «Ох, семеюшка несогласная, ох и я, млада, непокорная», «Из-за лесику, лесу темного», «В караводе, в караводе, в караводе были мы», «Долина долинушка», «Стары бабушки по пятницам не пряли», «Рябина рябина, зелена, кудрява», «Я ходила коло речушки, я ловила окунечики», «Растатуриха курей пасла», «Ах, Марья Григорьевна, завсегда была уборьевна», «Посадил дед репку, не густу, не редку, барыня ты моя», «Посылала меня мать у сад гулять», «Не будите меня рано», «Не будите меня, Дунюшку-горюнюшку», «Ну что ж ты мене». (Смирнова О. В.)

 

"КАДАСТР. ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ПРИРОДНЫЕ И ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ ОБЪЕКТЫ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ". ПСКОВ, ПСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. С. М. КИРОВА. 1997.