- 21 -

Краткая характеристика фольклора Северного-Восточного региона (зоны).

"Кадастр. Достопримечательные природные и историко-культурные объекты Псковской области". Псков. 1997.

 

Экспедиционная работа на территории центральных районов Псковской области (Новоржевского и Порховского) велась на протяжении 1987-1990 гг. В Новоржевский район состоялся один экспедиционный выезд (в 1987 г.), во время которого было обследовано 13 населенных пунктов в 2-х сельсоветах (Заборьевском и Оршанском), записано 220 текстов. В Порховский район экспедиции направлялись дважды (в 1987 и 1990 гг.), собирательская работа проходила в 5-ти сельсоветах (Митрофановском, Ясенском, Дубровенском, Славковском, Верхнемостском), 82-х населенных пунктах, где было записано 1480 текстов.
Материалы по традиционной народной музыкальной культуре данного ркгиона представлены этнографическими сведениями о системе календарных обрядов и праздников, свадебном, похоронном обрядах, инструментально-хореографической традиции, трудовых обычаях, «святых местах» («ключиках»), народной медицине, демонологии и т. п. Среди бытующих песенных жанров колядки, «виноградья», волочебные, свадебные, лирические, хороводные, плясовые песни, свадебные припевки, свадебные, похоронные и поминальные причитания, наигрыши на различных музыкальных инструментах, заклички. Непесенные жанры представлены поверьями, легендами, быличками, заговорами, приговорками. Сохранность различных жанров музыкального фольклора неодинакова. В настоящее время ведущее значение в музыкальной культуре имеют инструментальные наигрыши с частушками, а также припевки и плясовые песни на свадьбе.
Значительные отличия в структуре бытующих обрядов, а также в песенном репертуаре и музыкально-стилевых особенностях записанного материала были обнаружены при обследовании Верхнемостского и Славковского сельсоветов Порховского района. Выявленные признаки позволяют отнести данную локальную традицию к средне-великорецкой культурной зоне. В связи с этим ее описание представлено отдельными разделами данной главы. Ряд существенных отличий характерен также для северных сельсоветов Порховского района (в фондах ФЭЦК они представлены записями в Дубровенском с/с), что позволяет характеризовать данную народно-песенную культуру как переходную к солецко-новгородской традиции.

Календарные праздники и обычаи Новоржевско-Порховского региона

СВЯТКИ называют «святыми вечерами». Выделяют три коляды – канун Рождества, Нового г. и Крещения. В Рождественскую коляду приносили солому в дом, кликали Мороз или Коляду: «Мороз-Мороз, не морозь мой овес!» «Мороз-Мороз, иди под окно, ешь толокно!» «Коляда-Коляда, иди толокно есть!» На территории Порховского района вечером ходили колядовщики с пением колядок «Пришла Коляда накануне Рождества» (в наиболее полных текстах сюжет «богатого двора»). В Дубровенском с/с наряду с этим типом колядок сделаны единичные записи «виноградий»: «Все пришло-приплыло все Христово Рождество, виноградье красно-зелено!», Широко распространен обычай «славить Рождество» (который также называется «колядованием») – ходить со звездой с пением молитвы «Рождество твое, Христе, Боже наш».
В течение святок собирались молодежные игрища – «гулянья», «супрядки». Перед супрядкой «девки на помеле запахивали мальцев», подпиливали столбы у изгороди на прогоне, «чтобы парни ходили». Среди традиционных молодежных развлечений – хороводно-плясовой цикл «Дуняша», игры и игровые хороводы «А мы просо сеяли, сеяли», «Золото хоронить», в «скамейку», в «ремешки», пляски «Кружка», «Чертика», «Суп варить», кадриль. РЯЖЕНЫЕ приходили на супрядки, а также ходили по домам «колядовать». Обычай ряженья называется «ходить в масках», в Дубровенском с/с – ходить «наряжониками». Ряженые закрывали лицо, мазались сажей, девки переодевались парнями, а парни – девками – «дикуязили». Наиболее распространенными персонажами ряженых являются «конь», «корова», «рой пчел», «журавль», «черт». Приносили «покойника», по нему «причитали», «поп отпевал». Многочисленны воспоминания о разыгрывании бытовых сцен: «тес пилить», «рыбу удить», «шубу шить», «сметану лизать».
ГАДАНИЯ. Девушки ходили слушать под окнами с блином, на кресты «снег полоть», падали в снег спиной, клали кольцо в стакан с водой – что привидится, глядели в хомут, захватывали бревна в амбаре, охватывали тын, мочили лучину в проруби и поджигали, ходили с лучиной на кресты, кидали валенки, лили олово, жгли бумагу, мололи иголку в жерновах, клали таракана в коробочке под подушку, гадали на льняное семя.
Среди рассказов о святочных БЕСЧИНСТВАХ молодежи воспоминания, как сани на крышу затянули, трубу закрыли, привязали камешек у окна и стучали им – не давали спать хозяевам.
В КРЕЩЕНИЕ крестили «хоромы» и колодец – рисовали крестики на всех дверях в доме и хозяйственных постройках, а также ставили маленькие крестики из палочек на колодцах.
На МАСЛЕНИЧНОЙ НЕДЕЛЕ приезжали зятья к теще, пекли блины, пироги. В дом к молодоженам приходили деревенские парни и «требовали от молодой шелугу» - тряпичный мячик, который в Масленицу было принято «пинать по улице». Гуляли на ярмарках, девушки ходили по деревне с песнями. Данное обрядовое действие сопровождалось пением припевок (частушек) под гармонь (масленичные обрядовые песни в данной традиции отсутствуют). Обязательными были разнообразные катания: на лошадях, «чтобы лен длинный был», с гор на прялках. Устраивались катания наперегонки.
В последний день на горе жгли костры, зажигали сноп соломы на палке, веники, поднимали на шесте бочонки с дегтем. Зафиксирован обычай делать из соломы чучело и сжигать его на костре. Могли звучать заклички, припевки: «Сегодня Маслена, ложка крашена!» Дома готовили яишницу, после ужина еду на столе не убирали, оставляли на всю ночь. В конце дня все прощались на Великий пост, (также «девки прощались с мальцами»).
В СОРОКИ пекли «комки», «колобки», «орехи» (местный вид выпечки), варили овсяные колобки, в которые клали копейку. В Дубровенском с/с такие изделия называются «сороки».
В БЛАГОВЕЩЕНЬЕ пекли «барышку на засев».
ЧИСТЫЙ ЧЕТВЕРГ – колдовской день, оберегались от колдунов.
ПАСХА. Утром в избе расстилали солому, красили яйца, пасхальной яйцо хранили как оберег от пожара. Повсеместно распространен обычай катать яйца. Обязательны были крестные ходы «с батюшкой», во время которых пели «Христос воскрес из мертвых», мужики стреляли из ружей. Священник также служил по дворам у каждого хозяина. Вечером под окнами ходили «волынщики» с пением волочебной песни «Ишли-пришли волынщички».
В ЕГОРЬЕВ ДЕНЬ – первый выгон скота в поле. Каждый хозяин выходил с вербой, освященной в вербное воскресенье, приносил пастуху яйца, пирог. Во время обхода стада стреляли из ружей, бросали яйца через скотину. В обходе мог принимать участие священник, который кропил стадо священной водой. После обхода вербу несли в рожь, втыкали в землю и перепрыгивали через нее. С Егорьева дня пастух начинал играть на рожке. В Дубровенском с/с с этого дня начинались весенне-летние ярмарки.
ТРОИЦА. Рано утром ходили на кладбище, брали с собой крашеные яйца, причитали на могилах. Приносили из леса «березины», которые ставили вокруг домов – «родители на березках сидят», плели венки из березы, березками красили яйца. Повсеместно на угол дома или на окно вывешивали полотенце.
ИВАНОВ ДЕНЬ – колдовской, боялись колдунов, «дежурили» всю ночь на Иванов день (колдуны портили посевы, скотину – «отнимали молоко», «вредили людям»). Записаны многочисленные поверья, былички о колдунах, русалках, «шошках» (чертях) и пр. нечистой силе. Широко распространен обычай собирать цветы, траву и гадать на них: «торкали богачки под матицу»; бросали пучки травы в воду. В Дубровенском с/с жгли колеса, «баклаги», вспоминают о традиционных иванских шалостях молодежи. Среди редких в настоящее время иванских обрядов – обычай возить борону по деревне.
ТОЛОКИ (навозные помочи). В экспедиционных фондах содержатся подробные описания порядка работ на толоках, функций их участников. Дети «повозники» ездили наперегонки, приехавшего с поля последним дразнили «гонцом». По окончании работы хозяин кормил обедом. Среди подававшихся угощений обязательно были блины, каша. С толоками связаны сведения о характерных для летнего периода обливаниях водой: парни обливали девушек, бросали их в воду.
ЖАТВА начиналась с «ЗАЖИНА»: опоясывались первой пясткой, делали маленький снопок, который несли в дом и ставили за икону. Если в течение работы на поле находили «споринку», то ее тоже несли к иконе. В время жатвы на поле женщины пели «коротенькие песни». Береглись колдовских «прожинов» на ниве и «узлов во ржи». В последний день «ПОЖИНКИ» по окончании работы обматывали серп соломой с приговором: «Спасибо, серпок, что мои ручки поберег!» Обращались к ниве: «Нива-нива, отдай мою силу!», Прогоняли «бабу горбатую»: «А ты, баба горбатая, беги в лес!», Дома варили «пожинальную кашу», пекли пирог из нового хлеба. В Дубровенском с/с готовили яишницу, приглашали гостей на яишницу.

Календарные праздники и обычаи в Верхнемостском и Славковском с/с

СВЯТКИ считаются «святыми вечерами», на протяжении которых проходили праздничные молодежные посиделки – «гулянья». Основные занятия молодежи на гуляньях – хороводы, пляски, игры. Наиболее распространенным был обычай «ходить в Дуняшу» - местное название цикла круговых хороводов, упоминаются хороводы, в которых «завивались», ходили рядами «А мы просо сеяли, сеяли». Среди излюбленных на супрядках игр – «ловить девок на удочку», «замораживать пары», «ходить на калидор», «монах», «скамейка», «в ремень». Под гармонь плясали «Кружка», «Русского», «Петушка», «Чертика», «Суп варить».
Выделяются кануны Рождества, Нового г. и Крещения, которые называются «колядами». В Рождественскую коляду выносили в сени толокно или картошку и призывали Коляду-Мороз. Существовал запрет на прядение в рождественскую коляду – «будут овцы кружиться». А днем в Рождество «кужли тягали, ввязывали их в прялку, чтоб овес был хороший». Зафиксирован обычай колядования праздничного обхода дворов с пением колядок «Пришла Коляда накануне Рождества» (сюжет «богатого двора»). «Гулко кричишь под окошком». Колядовщиками ходили дети (мальчишки), мужики. Им подавали хлеб, зерно. После обхода делали складчину. Колядованием также назывались обходы дворов «христославщиками» со звездой (решето, обтянутое бумагой со свечкой внутри), которые пели «Рождество твое Христе Боже наш». Текст молитвы заканчивалось характерно колядными припевками или приговорками: «Тетенька Прасковея, надели-ко поскорее! Мороз велик, стоять не велит!», «Хозяин с хозяюшкой, наделите христославщиков! Или хлеба ломтину, или денег полтину!», «Не режь, не ломай, так все подавай!», «Маленький Юрчик сел на стульчик, Книжку читает, с Рождеством проздравляет!».
Многочисленны воспоминания о нищих, старцах, которые ходили по деревням во все годовые праздники, особенно в канун Рождества. Старцы поминали родителей, пели под окнами «по-церковному». Им подавали милостыню – хлеб, яйца.
В КРЕЩЕНИЕ кроме христианского водосвятия, когда «с крястам на реку шли, служили, поп пролубу крястом пирякрестя», каждая хозяйка на колодце ставила «крестки» из соломы или крушины, некоторые крестики украшали. Украшенный крестик – на колодец, простые клали в сено, картошку. Чертили крестики еа дверях «все закрещивали». Наливали воду в подойники до самого края, «чтобы колдун не выкликал молоко» у коровы. Молодежь гуляла на ярмарках, ходила по улице с гармонью, пели песни. Устраивались катания по льду на лошадях: «Ярмарка в Славковичах – на бегунах гоняли.» Ходили в гости.
МАСЛЕНИЦУ «загуливали с четверга». Приезжали в гости молодожены первого года – «зять ехал к теще». Молодая должна была подготовить «шелугу», «мальцы гоняли ее ногами» по деревне. Ходили в гости. Всю неделю обязательно пекли блины – овсяные, житные, ржаные, гороховые, ели их с квасом, готовили овсяный кисель, яишницу. И дети, и взрослые принимали участие в разнообразных масленичных катаниях: катались с гор на решетах, «высекали ледянки», катали детей на лошадях, «чтобы лен лучше рос», дети прыгали с дровней и кричали: «Вот такой лен большой!».
В последний день жгли костры на горе, в поле, на крестах, на разных концах деревни: «В том краю сожгем, идем в этот жечь». Поджигали снопы соломы на палке: «Может быть двадцать огней в деревне!» Жгли опорки. Детям говорили, что молоко жгут: «Вы свое молоко сожгли на обмолотке!» Делали «пугалу» на жерди, крест из соломы и поджигали, чтобы лен рос хороший. Около костра мазались сажей, «шелугой катались» - валялись в снегу, в снег зарывали, «тягались», «стебались последками». «Масленичные выкрики: «Масленица пришла! Праздник принесла! И сметана, и творог – все летело под порог!»; «Гори-гори ясно, чтобы не погасло!»; «Прощай, Маслена неделя, настае Великий пост! Тяни, мамушка, с подвалу, Тяни редчину за хвост!» В конце дня вечером прощались под окнами.
На Великий пост молодая первого года едет домой «ставы ткать».
В СОРОКИ пекли сорок комов.
БЛАГОВЕЩЕНЬЕ. Ходили в церковь святить рожь, брали «просвирню», которую клали в «севню» в первый день сева. Пекли пирог, с которым ехали пахать, а также обходили скотину в Егорьев день.
ВЕЛИКИЙ ЧЕТВЕРГ (Чистый четверг) – «день колдун», колдуны «портили скотину». Записано множество поверий, быличек о колдовстве и оберегах от него.
В доме все мыли, чистили в печке, поджигали вересину. Клали в умывальник яйцо, серебряную монету и умывались, катали яйцо, чтобы лицо было гладкое. Садились на желоб лошади и чесали голову. Варили пиво к Пасхе.
В ВЕРБНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ ломали вербу, украшали ее разноцветными тряпочками, бумажками, святили в церкви, ставили к иконе.
ПАСХАЛЬНАЯ обрядность представлена обычаями с яйцами: красили яйца в красный цвет, ребятишки ходили по домам собирать яйца, мужики катали яйца. Днем собирались на ярмарку, ходили по деревне с песнями, парни пели «под драку», «ломались».
ЕГОРЬЕВ ДЕНЬ. Каждый хозяин обходил свою скотину во дворе, при этом брал решето, яйца, Благовещенский хлеб, вербу, читал воскресную молитву, мазал лбы скотине сливочным маслом. Решето было принято оставлять в хлеву или «против дверей на воротах», хлеб, яйца позже скармливали скотине.
После обхода в своем дворе скотину выгоняли в поле, где все стадо обходил пастух, которого община нанимала к Егорьеву дню. Пастух также брал решето с яйцами, «барышечкой» хлеба, свечкой, «читал стишок, чтобы стадо не расходилось», играл в пастуший рожок, «веником по скотине прыскал». Мужики стреляли из ружей, под коров подкидывали ключи. Пастуха одаривали желтыми яйцами, хлебом, специальной лепешкой с яйцом. Вербу после обхода несли в поле, где будут сеять.
В некоторых деревнях обход стада совершался не пастухом, а священником «с иконами и кадилом». «Сначала батюшка скотину обходит, потом на дворах служит, книгу на корзину с сеном кладет».
Среди других егорьевских обычаев – класть на сковородку угольки, ставить молоко в «пережний угол», купаться в ручье.
С Егорьевым днем в этих сельсоветах связан также обычай ходить к «святому ключу», где совершалась традиционная служба с «освящением воды». В ключике купались, брали воду для лечения различных болезней, бросали туда деньги. Записаны различные легенды о появлении таких святых ключей.
В БОРИСОВ ДЕНЬ красили яйца («желтили»), священник обходил лощадей, служил службу. Священника одаривали ржаным пирогом, яйцами.
ТРОИЦА – «день для родителей. Ходили на кладбище с освященными березками, втыкали их в землю на могиле, поминали родителей, причитали. «До обеда ходишь поминать – мертвые радуются, вместе поминают». Брали для помина булочки, яйца, которые закапывали на могиле, сыпали на могиле зерно.
Приносили в дом березки, ставили их у икон, «торкали на угол дома», красили яйца березовыми вениками («желтили»).
Записаны воспоминания о крестном ходе, священник служил в деревне молебен, кропил скот.
ИВАНОВ ДЕНЬ – «колдовской день». В экспедиционных фондах разнообразные материалы о колдунах, ведьмах, русалках, «шишках», бесах, порче хлебов, скотины, отдельные приговоры от колдовства: «Направо воротить, избу обходить»; о колдунах, которые лечили людей и скотину. Записаны рассказы о народной медицине, знахарях, заговоры от болезней (грыжи, «волоса», лишая, ячменя, чирья, бородавки, «ветряного перелому», зоба, «сглазу», чтобы руки не ломило, зубы не болели, ребенок не кричал, от «мокроты у коровы» и пр.).
Днем по полям, где хлеб растет, «служили» - священник обходил поля, кропил посевы. Собирали цветы, плели венки из 12 цветов, гадали на них: бросали в реку – куда замуж; приносили в дом «богачки», кидали их в колодец, клали цветы (венки) под голову с приговором: «Суженый-ряженый, приди ко мне за цветам».
Накануне Иванова дня выходили на пожню жечь веники, выносили на «кресты» стол.
ПЕТРОВ ДЕНЬ – «колдовской», «пастуший». Дают пастуху по пирогу, яйца, масло. Проходили ярмарки, ходили плясать на кресты.
ТОЛОКИ (навозные помочи). Повозника, закончившего работу последним, обливали водой, кричали: «Кила! Кила!»; «Заяц в хомуте!» Обливали водой также девок, кидали их в реку.
ЖАТВА, «ЗАЖИНКУ» делала старшая женщина (счастливая, удачливая), начинать работу на жнивье надо было сытой. Первую сжатую пястку несли к иконе, нажав первый сноп, садились на него, «чтобы спина не болела».
Оберегались порчи хлебов колдунами. «Русалки обстригали рожь»: «По три соломины выжато – рожь проехана, выжин есть.», «Пережины в поле нечистики делали». К таким колоскам не прикасались, чтобы не заболеть.
Во время жатвы женщины на поле пели «и долявые, и коротенькие» песни. Обязательно пели вечером по дороге с поля домой: «С жатья идут бабы – поют!».
На «ДОЖИНКАХ» последний сноп завязывали «на три узелочка с молитвой». Гадали: садились на последний сноп, серпом обводили вокруг головы и бросали за спину – куда упадет ручкой, туда замуж. Дома варили «пожинальную кашу», жарили яишницу.

Свадебный обряд Новоржевско-Порховского региона

Повсеместны воспоминания о свадьбе «убегом», «крадком». Развернутый свадебный обряд начинается со СВАТОВСТВА, во время которого давали «задаток» («залог»). Про сватов, вернувшихся с отказом, говорили: «С головешкой приехал!» После сватовства родители невесты ездили «дом глядеть». Подготовка к свадьбе могла продолжаться от одной до трех недель. В течение этого времени к невесте приходили подруги «шить приданое», голосили по невесте: «Куда ж ты отправляешься, синяя загонюшка?».
В КАНУН СВАДЕБНОГО ДНЯ невесту водили В БАНЮ. Лучшая сохранность этого обычая зафиксирована в Дубровенском с/С. У бани девушки пели: «Соберемтеся, красны девушки», по возвращении из бани голосили: «Посостреть-косе, посостреть-косе ты, родна матушка». Мать и сестра также причитали по невесте: «Дорогая моя доченька, последний раз провожаю тебя с парной баенки». В доме невеста «красуется» - ходит по избе с причетами: «Расшанитесь, красные девушки» (только в Дубровенском с/с).
После бани (или №красования») подруги водили невесту ПО ДЕРЕВНЕ «ПРИГЛАШАТЬ РОДУ на свадьбу». Данные действия сопровождались причитаниями девушек и невесты. Невесту-сироту водили на КЛАДБИЩЕ или кресты (перекрестки дорог), где она причетом обращалась к умершим родителям: «Позавейте, ветры буйные, приди ко мне, мой родитель батюшка».
Вечером в канун свадебного дня в доме невесты собиралась ВЕЧЕРИНА, на которую приходила вся деревенская молодежь. Содержание вечерины близко зимним посиделкам – супрядкам с хороводами, а также песнями и плясками под гармонь.
Наибольшей насыщенностью довенечными обрядовыми действиями отличается УТРО СВАДЕБНОГО ДНЯ. Невесту сажают на «квашню» (хлебную кадушку), ЧЕШУТ ГОЛОВУ И НАДЕЛЯЮТ. Подруги причитают: «А мы присядемте, подруженьки, на дубовую лавочку». Призывают поочередно родственников и всех присутствующих: «Подойди-косе, учаши-косе, родной батюшка». Одновременно голосит невеста: «Подойдите-ко, уберите-ко мою буйную головушку». Записаны причитания матери: «Учашу я, учашу буйную головушку».
Подруги водят невесту ПО ДЕРЕВНЕ «С ГОЛОВНЫМ» («красу носили по деревне»). Девушки и невеста идут рядами, одна подруга несет украшенную «красу» («краса» - тарелка на голове, покрытая платком). По другим воспоминаниям невеста «ходила с головным» в избе, при этом звучали причитания: «Расступитеся, расшанитеся, люди добрые».
БЛАГОСЛОВЛЕНИЕ НЕВЕСТЫ. Невесту сажают за стол, девушки причетами призывают родных: «Подойди-косе, благослови-косе, родная матушка». Родители подходят к столу с хлебом, солью и иконой и обводят ими вокруг головы невесты с приговором: «Наделяю хлебом-солью, милостью господнею». Мать голосит: «Благословляю я тебя, моя любимая доченька»; «Полетела милая детушка на чужу сторонушку». В Дубровенском с/с из всех перечисленных обрядовых действий утра свадебного дня бытует только благословение.
С приездом жениха начинается ВЫКУП НЕВЕСТЫ: жених должен выкупить место рядом с невестой, ленту из косы. Со стороны невесты бросают житом, а со стороны жениха – конфетами. Перед тем, как жених и невеста сядут за столом вместе, дружка кнутом «стебает подушки». После выкупа за стол садится женихова родня, несут угощенье. Девушки, женщины «опевают» гостей за столом, дружка «прикликает к рюмке».
Во время венчания ВЕЗУТ СУНДУК невесты к жениху, невестино приданое развешивают по всей избе, приговаривают: «Свешивайте ваше пеньковое, вот наше шелковое!».
После венчания по дороге из церкви задерживали свадебный поезд, поднимали санки молодых. Дружка должен был дать выкуп.
При ВСТРЕЧЕ МОЛОДЫХ в доме жениха кидают житом, свекровь встречает с шубой, невесте надевают «повой» (женский головной убор). Родители жениха БЛАГОСЛОВЛЯЮТ МОЛОДЫХ: обводят хлебом с солью над головами, свекровь приговаривает: «На наших молодых забота да работа. На посторонних – сон да дрема!» (Дубровенский с/с) Все присутствующие кричат: «Ура! Хороша молодая! Хорош молодой!» (Дубровенский с/с)
Во время СВАДЕБНОГО ПИРА приглашенные женщины поют припевки молодым и всем гостям, невеста дарит родню жениха, в конце застолья молодая «кроет кашу» - дарит свекрови отрез ткани.
Утром ВТОРОГО ДНЯ в доме расстилают солому, бьют горшки, молодая должна «избу пахать» («роги сбивают» молодой). Деревенским парням отдают шелугу, приготовленную невестой (мячик из тряпья, мохнатый). Гости «пол ровняли» - плясали. «У свата пол горбатый, потолок мохнатый» - платками «опахивали потолок».

Перечень свадебных песен и припевок

«Из-за леса, леса темненького», «У нас Нюшенька изменщица была», «Нельзя ли думу отдумати», «Растопися, курна баенка», «Ох, Бог, басловь, Бог, басловь», «Три сосны схолыхалося», «Кто у нас хороший» «Шапочка соболиная на окошечке пролежала», «Тут лятел орел», «На улице дождик, на улице частый», «Затопилась курна баенка», «Что по сеням, по сенечкам», «Расшаталась в саду яблонька», «Ах ты, верба, ты, верба моя», «У нас Ванюшка косил-таки, косил», «Что не конь ходит по бережку».

Свадебные песни и припевки из Дубровенского с/с

«Отворилисе воротички», «Не по сахару речка бежит», «Витя коней запрягал, за невестой заезжал», «Пораскинулись вереюшки», «Вылетали две соловушки», «У ворот сосна сколыхалася», «А соберемтеся, красны девушки» («Воля»), «Шапочка соболина», «Как у Ванюшки тулуп до полу», «На горы лужок зеленешенек», «Как по ельничку, по березничку», «Хозяин наш. Ты кудрявый наш», «Леша коней запрягал», «Вышла Маша на крылечко», «Окол дому сад возрос», «А голубь мой, голубок», «Кто у нас хороший», «Витя в зеркало гляделся», «Верба ты верба моя», «Косил Витенька шелковую траву», «Что по сеням, по сенечкам», «На горы стоит елочка», «По бережку бегет конь вороной», «Наша Машенька садом шла», «Ишла Валечка по пожинке», «То не поле, не зеленый луг», «Стелется да и вьется».

Свадебный обряд Славковского и Верхнемостского с/с

В данной традиции также бытуют два типа свадьбы – краткий и развернутый. Их называют «свадьба из-за стола» («честная», «богатая» свадьба со сватовством) и «свадьба не из-за стола», когда девушки «бегом убегали» с гулянки, супрядки или ярмарки.
Отмечается почти полное забвение довенечных обычаев. По словам одной исполнительницы развернутые довенечные действия с песнями и причитаниями бытовали, «когда моя бабка была невестой». Собранные материалы позволяют лишь в общих чертах восстановить их ход и содержание.
В канун свадебного дня невеста «СКУЧАЛА», плакала. Невеста-сирота ХОДИЛА НА КЛАДБИЩЕ просить у умерших родителей благословение на свадьбу: «Благословите меня, дорогие мои родители». Утром в свадебный день невесте ЧЕСАЛИ ГОЛОВУ И НАДЕЛЯЛИ. При этом подруги пели, мать голосила, невеста плакала (без причитаний), ее наделяли деньгами. Записаны отдельные причитания матери: «Дорогая ты моя доченька, покинула ты свое гнездышко»; «Как ты, моя голубушка, полетишь на чужую сторонушку?» Наиболее устойчивы воспоминания о БЛАГОСЛОВЛЕНИИ НЕВЕСТЫ. Невесту сажали за стол, она плакала, девушки раскрывали ее (снимали платок), подходили родители с хлебом, солью, иконой и благословляли обводили ими (вариант: решетом с хлебом, солью, иконой и свечой) три раза вокруг головы.
После приезда женихов и выкупа невесты отправлялись в церковь к венчанию. Из церкви в дом жениха по обычаю ехали другой дорогой, «возили молодых кругом деревни на лошадях». «Закладывали дорогу» молодым, дружка должен был откупиться – «бросал орехи» (специальная выпечка).
Одновременно с отъездом жениха с невестой в церковь из дома невесты ВЕЗУТ СУНДУК. У жениха его должны выкупить, торг сопровождается различными приговорками, после чего невестины рушники развешивают напоказ.
ВСТРЕЧА МОЛОДЫХ У ЖЕНИХА: «сыплют житом», молодых ведет в дом дружка. Родители жениха встречают с хлебом-солью на рушнике, расстилают полотенце на полу, по которому молодые входят в дом. Сначала все проходят в передний угол, встают перед иконами и молятся Богу. Невеста падает в ноги родителям жениха и просит прощения. После этого дружка заводит молодых за стол, начинается БЛАГОСЛОВЛЕНИЕ МОЛОДЫХ. Родители через стол обводят над головами жениха и невесты хлебом и иконой с приговором: «Батюшка и матушка, чем вы нас наделяете? – Хлебом, солью и Божьей милостью». Молодые садятся под иконами на подушки.
Начинается СВАДЕБНОЕ ЗАСТОЛЬЕ. Первые две песни поют жениху с невестой, после чего женщины начинают «опевать гостей». В это время звучало основное количество свадебных величальных песен, припевок и плясовых песен. Дружка «вызывал всех гостей к рюмке» («прикликал к стакану») – бил по потолку кнутом и произносил приговор: «Встань на лыжи, подвинься поближе». Гости выходили, выпивали рюмку и клали деньги на поднос (тарелку). Невеста «дарила дары» - рубашку свекру, платок свекрови. В конце застолья свекровь выносила горшок каши и восклицала: «Каша жарка!». Невеста должна «выбросить несколько метров мануфактуры».
Обычаи ВТОРОГО ДНЯ: били горшок с деньгами и житом («роги обивали»), невеста «пахала пол», шла на колодец за водой, где ей не давали набрать воды, пока всех не подарит. Пекли «драчену» («честная или нечестная невеста»).

Перечень свадебных песен и припевок

«Расцветала в саду вишенья, расплакалась Любушка», «Скрасовалась наша Женюшка у своего родна папеньки», «Что соберемтесь-ко мы, красные девушки», «Ехал-приехал Коля к воротам», «Верба, ты, верба моя», «Окол дому сад возрос», «Что не конь бежит по бережку», «Что на тоненький ледок выпадал белый снежок», «Во голубке, во голубке золотая голова», «Листик листик листоватый», «Клонится и вьется во лугу трава шелковая».
Хороводные, плясовые песни Новоржевско-Порховского региона

Хороводные и плясовые песни, под которые «ходили в Дуняшу»: «Уродилася Дуняша, невелика, немала», «Хорош мальчик уродился», «Я по садику ходила, по зелененькому», «У ворот девка стоит, лицо белое горит», «На ступеньку я ступила, я одумалася», «А мы просо сеяли, сеяли», «Уж вы, кумушки, голубушки мои», «Плыла утка, плыла серая», «Воробушек по улице попырхивает», «У ворот, ворот сосна зеленая».

Хороводные, плясовые песни Славковского и Верхнемостского с/с

«А мы просо сеяли, сеяли», «Долина-долина, ой, долина-то широкая», «Поутру рано ранехонько папашенька будил», «Зародилася Дуняша невелика, немала», «Я по садику гуляла, по зелененькому», «Милый бережком идет, радость песенку поет», «Ах, вы, гуси мои серые, домой», «Зять на теще капусту возил», «Была барыня куежливая», «Со вьюном я хожу», «В караводе, в караводе, в караводе были мы», «Летели две птички, ростом невелички», «Что вилась, вилась капуста, зелен качашочек», «Мне палося, мне палося, мне палося, приупалося».

Инструментальные наигрыши

Наигрыши на музыкальных инструментах сопровождают все формы празднично-обрядовой жизни описываемого региона – гулянья (ярмарки), посиделки (супрядки). В настоящее время наиболее распространены гармони, балалайки. Зафиксировано распространение на этой территории крыловидных гуслей. В деревнях Верхнемостского и Славковского сельсоветов до сих пор бытует традиция гусельной игры. Система традиционных наигрышей на различных инструментах складывается из игры «под песни» и игры «под пляску».

Традиционные наигрыши «под песни», Новоржевско-Порховский регион:

«Старинный скобарь» («Скобаря новоржевского», «Новоржевка», «Порховская», «Скобаря потешного», «Старинная», «Скобарь задиристый», «Половинница», «Пополам», «Под драку», «Бузиловка»); «Развалюха», «На растяг»; «Сумецкая». Данные наигрыши могут быть исполнены «на басок», «на все», «на верхних», «пореже», как «выборская» игра. «Сиротинка; «Сербирьянка», «Страдания».
Дубровенский с/с: «Скобаря» («Шальная под драку», «Скобаря потешного»), Славковский, Верхнемостский сельсоветы: «Милашка», «Милаха», «Старинная милашка», «Шальная милашка под драку» - «Цыганская милашка»; «Старинная скобарская», «Старинушка», «Долгая» - «Псковская под песни» - «Порховская», «Славковская», «Горбатого», «Задорный скобарь», «Скобаря коротенького», «Под драку», «Рассаженица псковская»: «Новоржевская», «Напополам», «Пополам», «Сумецкая», «Суметчина», «Скобаря», «Немоевская»; «Сиротинка»; «Сербирьянка».
ТРАДИЦИОННЫЕ НАИГРЫШИ «ПОД ПЛЯСКУ».
Новоржевско-Порховский регион: «Русского», «Барыня», «Трапака», «Ляново», плясовая «на копеечку»; «Русского». Славковский,
Верхнемостский с/с: «Барыня», «Русского», под пляску «Суп варить», «Щипалочка» (на балалайке), «Камаринская». Под них плясали: «Кружка» («Строчка», «Бочком», «Гусаком», «Казачка», «Частёха»); «Трепака»; «Камаринского»; «Чертика», «Суп варить» («Кашу варить»); «Кадриль»,
ПОХОРОННЫЕ ОБЫЧАИ. Гроб для покойника делали из ели («нехорошо осиновый»), вниз клали стружки, застилали их холстом, стружками же набивали «подушечку», клали угольки, свечки. Гроб святили «святой водой».
Покойника моют, одевают во все новое. Староверы одевали покойника в «саун и капор». Старую одежду, в которой умер, отдавали нищим. Белье, солому, от мытья несли на кресты и сжигали, воду от мытья покойника нельзя выливать на дорогу, где люди ходят, ее несли на кресты, чашку из-под воды разбивали. Гроб с покойником ставили на скамью в передний угол так, чтобы покойник лежал «ногами к Богу, чтобы глядел на Бога». На улице на переднем углу вешали полотенце: «Виси, пока сорок дней пройде». Потом полотенце бросали в реку (на «бегучую воду»). Чтобы покойника не бояться, нужно дотронуться до его рук или ног, при выносе посидеть на том месте, где он лежал. Выносят гроб, разворачивая вперед ногами. В этот момент звучит основное количество причитаний: «Не пожил, не покрасовался, добрый молодец, уходишь ты от нас на веки вешные!»; «Дорогая моя доченька! Улетаешь ты от меня в сырую земелюшку!» Гроб несли и опускали в могилу на специальных полотенцах, длинных, без вышивки и кружева, из особым образом вытканного полотна. На краю деревни гроб три раза поднимали – «покойник прощается». По дороге вслед за гробом бросали «елочки». С кладбища возвращались домой поминать. Для помина готовили кутью (рис со сладкой водой), рис с яйцом, пирожки. В конце подавали кисель, над которым читали «Отче наш». Поминали покойника в родительские дни, а также в любой день, обращаясь к кукушке: «Прилети ты ко мне сизой кукушечкой и расскажи ты мне свою жизнь-то горькую!». (Смирнова О. В.)

 

"КАДАСТР. ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ПРИРОДНЫЕ И ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ ОБЪЕКТЫ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ". ПСКОВ, ПСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. С. М. КИРОВА. 1997 год.