- 20 -

Краткая характеристика говоров Северного-Восточного региона (зоны).

"Кадастр. Достопримечательные природные и историко-культурные объекты Псковской области". Псков. 1997.

 

куда входят Дедовичский р-н, Дновский р-н, Порховский р-н (+ некоторые деревни из бб. Караиышевского, Павского, Славковского р-нов.).
Так же как и в Северной зоне, к востоку расположены говоры окающие и переходные (от оканья к аканью). Переходный вокализм не имеет четких изоглосс: гдовская и полновская модели принадлежат не только диалектам Северной зоны, но и говорам Порховского, Дедовичского и Дновского р-нов. При этом видно, что принцип аканья быстрее проникает в позицию смягченных согласных. Так, в окающем говоре д. Л.басницы, Порховского р-на, позицией неразличения неверхних гласных является их положение после мягких согласных не только перед ударными верхними гласными [И], [Ы], [У] (нИси – крИчит; вИсы – лИсы; нИсу – лИсу), но и перед гласным нижнего подъема [A] (вИснв – лИса). Это соответствует не первой, а второй ступени перехода от оканья к аканью. В то же время после твердых согласных неверхние гласные различаются еще и перед верхними гласными (трАвы – вОды). В говоре д. Подсухи уже идет процесс проникновения принципа аканья в положении после твердых согласных ([O] и [A] различаются только перед [O]: кОсой – трАвой); после мягких согласных уже сложилось сильное яканье (в рЯке, за рЯкой). На территории Северо-восточной зоны вместо [O] возможно произношение [У], что соответствует вокалическим системам, различающим безударные [O] и [A] (вУрОбей; волк вУёт); возможно также употребление [O] вместо [A], что тоже наблюдается только в окающих или переходных (от оканью к аканью) говорах: нОсажэно, блОгая, нОрот, кОкая, похОрчуйтесь с нам. Таким образом усиливается позиция [O]с тем, чтобы сохранить свою систему – оканье.
Более чем в 20 деревнях Северо-восточной зоны зафиксированы стяженные формы прилагательных: лапти липовы и березовы; добры сапошки (Дновский, Ришово); Ну и бедова ёна стала; богата деревня; большэнна изба; холстову рубашку (Дновский, Раменье); блестяшша кожа; С байни придут – молода покрасуетца (Порховский, Заречье, Турово).
Достаточно примеров на цоканье: Цым жэ я так перепаЦкалась?; на крюЦку; неЦэм хряпу тяктать; а раньше ниЦаво было; в нас не рыбаЦыли (Порховский, Ручьи).
В Дновском и Дедовичском р-нах нет случаев употребления звука [K] в корнях кеж-, кеп-, кев-; в Порховском р-не отмечено [K] только в корне кев-.
По всей зоне возможен звук [B] вместо начального [У]: В дачки гастила; В мяня малака нету; А хто В тябя родители?; Отца В нас не была (Порховский, Великое Поле, Заклинье); В матери один сын; Фчилась она (Дновский, Михайлов Погост); В нас е (Стругокрасненский, Ксти). Обратной замены – [B] звуком [У] – не наблюдается: Чуть она В валенец не влезла. Исключение составляет говор д. Михайлов Погост, Дновского р-на: там возможна замена начального [B] звуком [У] (У поли, У склат) и звука [Ф] звуками [X] и [XB] (последнее в иноязычных словах) (коХта, коХий, шоХер ‘шофер’; ХВасоль, Хванарь, сараХВан; Хрукты).
Мена [C] – [Ш] и [З] – [Ж] отмечена только в семи деревнях (Дедовичский, Крутцы, Плещевка; Порховский, Клубово, Луг; Дновский, Крутец, Чертены, Щиленка).
Незначительны также случаи употребления [X] вместо [C] и [Ш] в глагольных формах (Дновский, Крутец, Чертены, Щиленка; Дедовичский, Большие Крутцы, Хлебородово; Порховский, Амосово, Болото, Большая Радушка, Великое Село, Гнилицы, Загорье, Кириллово, Подсухи).
Неразличение звонких и глухих согласных представлено несколькими примерами: Тёрнуть, Тушно, Корох, паТеш ‘падёж скота’, болДовня.
Формы существительных, местоимений и глаголов соответствуют севернорусским: окончание –а в родительном и винительном падежах у личных местоимений 1 и 2 лица (в мянЯ, ф тебЯ); твердое [T] в окончании 3 лица глаголов (Што мушшины делать умеюТ?; Она посярёд дяревни жывёТ; куряты литяТ; Дефки так и чешуТ высоки причёски; висиТ там (Порховский, Любасницы; Дновский, Крутец, Щиленка); иногда возможны и формы с мягким [T’] (7 часов работаиТЬ, охаиТЬ и крёхаиТЬ. Порховский, Корж); у существительных в творительном падеже множественного числа окончание –ам (с вешшАМ ехали; за дамАМ); существительное  путь – женского рода (аннА путЯ у няво; ф такУЮ путь; на тОЙ жэ пути (Порховский, Великое Поле; Дновский, Щиленка). Очень широко распространено окончание –ов в родительном падеже множественного числа: невестОФ, чудесОФ, плащОФ, ягодОФ, болотОФ, незабуткОФ, озерОФ, делОФ, местОФ, ершОФ, окнОФ (все примеры из говоров Порховского р-на). В говорах, где уже действует принцип аканья в безударных слогах, наблюдается переход существительных среднего рода в женский: супа с мясОЙ, с такОЙ стадОЙ, колесо па мне прашлА (Порховский); а тА сена сухАЯ, на пузУ (Дедовичский); на клатбишшУ, выучил тангУ, садиш пить с нам какавУ, вазьми бдюдечкУ чистУЮ, в этУ времЮ (Дновский Замостье, Щиленка, Юрьево).
Как и в остальных регионах области, в Северо-Восточной зоне широко известно употребление деепричастий как сказуемых: Ноги больна – пята расколофшы; Сидит ничаво не делафшы; Сена – та была в нас высахшы; Оны к ней не приехафшы; Пирок у ней падгорефшы.
В лексике северо-восточных говоров много отличий от других псковских диалектов: в Порховском, р-не дятель, а не дятел; пиавка  или пивавка вместо пиявка; не конина тут, а кобылятина; большой медведь – медвежуга; не ястреб, а птичник или курятник; не синица, а лазорека. Для самок птиц есть специальные названия – снегирица или снегириха; тетеревица или тетериха. В этих говорах говорят не щи, а капуста или крошево; не воробей, а пасак (Порховский) или быхан (Дновский); не мелкий дождь, а памарга (во всех трех районах зоны).

 

"КАДАСТР. ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ПРИРОДНЫЕ И ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ ОБЪЕКТЫ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ". ПСКОВ, ПСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. С. М. КИРОВА. 1997 год.