В. Орлов.

"Дорога к храму".

Из книги "Храмы Псковской земли".

Великие Луки, Издательство Сергея Маркелова. 2012 год.

 

В Псковской Епархии на 1914 год насчитывалось 554 церкви. Они подразделялись на кафедральный собор в губернском городе, городские соборы в уездных городах, монастырские соборы и церкви, приходские и кладбищенские церкви, церкви при учреждениях и воинских частях, домовые церкви и пр. Кроме того, в Епархии на это же время имелось 969 часовен – малых храмов без алтаря и притча. Предназначенных для общественных молений, обычно приписанных к какой-нибудь церкви. В Пскове к 1917 году было 50 действующих православных церквей и около 27 часовен. В Великих луках 16 церквей и 11 часовен.

Построены храмы были в разное время. Причем, если в Пскове и на севере губернии сохранилось много церквей  15-17 и даже 13-14 веков, то в южной ее части большинство храмов относилось к 18 веку – веку бурного строительства и расцвета православной культовой архитектуры. Например, из 54 церквей Великолукского уезда 35 были построены в 18 веке.

Архитектурный облик храмов был самый разнообразный, но и тут прослеживались различия между северной и южной частями губернии. На севере было много церквей, построенных в т. н. «псковском стиле», характерными особенностями которого являются: простота, фундаментальность, почти полное отсутствие украшений, массивное крыльцо, пристройки к основной части храма, отдельно стоящая звонница и т. п. На юге же архитекторы возводили церкви в стиле барокко, классицизма, ампира, в псевдорусском стиле. Отличаются своим внешним видом некоторые уцелевшие храмы Невельского и Себежского районов, территория которых до второй половины 18 века принадлежала Польско-Литовскому государству – Речи Посполитой, а также Палкинского и Пыталовского районов, построенные в период вхождения их (1920-1940 гг.) в состав буржуазной Латвии. Материалом для строительства служили плитняк, кирпич, дерево. Ставились храмы, как правило, на возвышенном месте и были тесно связаны с окружающим ландшафтом.

Строились церкви на средства самих прихожан. Часто находился какой-нибудь помещик, дававший определенную сумму на строительство, «тщанием» которого и сооружался храм. В некоторых церквах имелись неприкосновенные вклады, сделанные прихожанами, проценты с которых шли на благоустройство храма. Со второй половины 19 века на ремонт церквей выделялись казенные средства.

Притч приходских церквей, обычно, состоял из священника (реже двух), иногда дьякона, дьячка, псаломщика или пономаря, а также просфорни или просфорницы (женщины, часто вдовы духовного звания, приставленной к выпечке просфор). Священников для многочисленных храмов губернии готовила Псковская духовная семинария, а многие дьячки и псаломщики оканчивали Великолукское духовное училище. Жалование притчу выплачивалось государством. Священник, в среднем, получал 140 рублей в год, дьячок – 40 рублей, псаломщик – 30 рублей, а просфорня – 24 рубля. Было это очень немного.

Приходскому храму принадлежала церковная земля. Средняя норма была 33 десятины. Часть земли находилась под церковью, церковными домами и кладбищем, а остальная шла под пашню и сенокос. Из этой земли священнику полагалось 15 десятин, дьячку – 12, псаломщику – 7, а просфорне – 3 десятины. Иногда земля сдавалась в аренду крестьянам прихода, а иногда ее обрабатывали сами церковнослужители.

При многих храмах имелись церковно-приходские школы. Эти начальные учебные заведения, находившиеся в ведении приходов, играли большую роль в распространении грамотности в дореволюционной России. Преподавали в данных учебных заведениях педагоги, имевшие духовное образование, а священник вел Закон Божий.

Во время церковных праздников, ежедневных служб храмы собирали большое количество верующих. Этому способствовали и хранящиеся в них чудотворные местнопочитаемые иконы, другие святыни.

После Октябрьской революции судьба храмов Псковской земли, как и по всей России, трагична. В 1920-е годы большинство их было закрыто, внутреннее убранство уничтожено или разграблено, а служители расстреляны или сосланы. Помещения закрытых церквей стали использовать для других нужд. Во время войны, превращенные в укрепленные пункты, многие из них были разрушены и сожжены. А в 40-50-е гг., в период очередного гонения на церковь, руины храмов с разрешения местных властей разбирались на кирпич или дрова окрестными жителями. Особенно ярко это прослеживается в южных районах Псковщины. Например, до революции в Великих Луках было 16 самостоятельных храмов, теперь два. В Великолукском районе из 25 храмов сохранились остатки двух. На территории бывшего Великолукского уезда (включавшего в себя часть нынешнего Великолукского, Новосокольнического, Локнянского и Куньинского районов) из 54-х храмов уцелело только 14.

Но и сохранившиеся до настоящего времени памятники культового зодчества, а некоторые из них имеют богатейшую историю и уникальны по красоте, внушают тревогу за свою сохранность. Главная причина разрушения и исчезновения памятников прошлого – отсутствие средств на их реставрацию или хотя бы консервацию.

Правда, в последние годы Русской Православной Церковью, местными администрациями, энтузиастами, жителями Псковщины делается немало, чтобы спасти наше духовное наследие. Восстановлены или построены заново храмы в Великих Луках, Бежаницах, Гдове, Новоржеве, Новосокольниках, Опочке, Плюссе, Пустошке, Стругах Красных, Усвятах, других населенных пунктах. Особенно много ставится часовен: в Пскове, Себеже, Кунье, многих деревнях и селах нашего края. Трудный и долгий процесс духовного возрождения России идет и на Псковской земле.

 

ВЛАДИМИР ВИКТОРОВИЧ ОРЛОВ (1954)