- 2 -

Сергей Образцов.

"Леший".

Иллюстрации Н. Чарушина.

 

Сергей Образцов. "Леший". Иллюстрации Н. Чарушина.

 

Жили-были дед да баба…

Так часто начинаются сказки. Только эти дед да баба были совсем не сказочные, а обыкновенные. И жили не у синего моря, а в деревянной избушке в лесу, потому что дед был лесник.

Жили дружно, хорошо, тихо. Была у них, конечно, собака-лайка по кличке Вилюйка, был кот. Его почему-то Федотом звали. Был пчельник, десять ульев в огороде. Был петух и две курицы.

Детей не было, и внуков тоже. То есть были, конечно, но жили в разных городах. Дочь – инженер в Вологде, сын – врач в Днепропетровске, а внук – студент медицинского института в Ленинграде. Летом они все поврозь в гости приезжают на неделю, на две. Одним словом, всё было у лесничего хорошо. Желать вроде нечего.

 

Сергей Образцов. "Леший". Иллюстрации Н. Чарушина.

 

Одно только плохо: повадился по ночам филин прилетать. Сядет на трубу и страшным голосом угукает, а то возьмёт и залает по-собачьи. Жена пугается. Ночь тёмная, лес шумит, и без того страшновато, а тут прямо над головой кто-то как закричит: «Угу! Угу! Угу!..» Да ещё заунывно как-то!..

Терпела она, терпела, а потом и говорит:

- Дед! Застрели ты этого лешего! Чего он смерть накликает.

Леснику жалко убивать филина. Он в лесу ко всем зверям и птицам привык. И к лосям, и к кабанам, и к белкам. Все они ему вроде родственники, тем более, что вокруг людей-то нет. Ближайший посёлок за десять километров.

Как убить филина? Птица эта редкая. На весь лесной участок, может, один только и есть.

А жена всё просит:

- Убей да убей! Жить он мне не даёт!

Ну что ты будешь делать! Жену больше жалко, чем филина.

Зарядил лесник двустволку крупной дробью. Дождался ночи. И как филин начал на трубе угукать, вышел во двор, прицелился и сразу из двух стволов выстрелил. Залпом.

 

Сергей Образцов. "Леший". Иллюстрации Н. Чарушина.

 

И произошло тут что-то совсем неожиданное. Вся труба как была – сквозь крышу в избу провалилась. С грохотом.

Вбежал лесник в избу, видит – гора кирпичей на печке навалена, в крыше дыра в небо – даже звёзды видно, жена в угол прижалась, а напротив неё, в другом углу, филин сидит. Живой. Глаза жёлтые. Уши, как рога, торчат. Ну, леший и леший. Оправились все от испуга. Вилюйка из-под лавки вылезла. Кот откуда-то появился. Жена отдышалась.

Слава богу, хоть лето, а не зима. А то сквозь дыру снег навалился бы да мороз заполз.

Разгребли кирпичи. В печке суп и каша не повредились, а трубу надо заново класть. Дед сам сложит. Он и плотничать, и печи класть умеет.

А что с филином делать?. Не убивать же его второй раз! Раз живой остался, значит, судьба у него такая. Выпустить надо. Пускай летит!

Стали филина из избы выгонять, а он летать не может. Одно крыло у него не работает. То ли дробью ранено, то ли кирпичом зашибло.

И остался филин в избе жить. Мало что остался, а ещё и привык к людям. Кусочки мяса или рыбы прямо из рук хватает.

Кот на него долго шипел и удирал под лавку. Вилюйка да хрипоты лаяла, да и они привыкли.

А вечером сядет лесник с женой ужинать, а филин у него на плече сидит. Ждёт, когда ему что-нибудь перепадёт.

И удивляется лесник: «Как же это я хотел такую хорошую птицу убить?!»

И зовут филина по-прежнему Леший. Ласково зовут – Лешуня.

Войдёшь в избу – увидишь всю семью вместе. Ну, прямо сказка и сказка! А никакой сказки нет. Просто дружба.

 

Сергей Образцов. "Леший". Иллюстрации Н. Чарушина.

 

1 ... 3

СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ОБРАЗЦОВ (1901-1992)

НИКИТА ЕВГЕНЬЕВИЧ ЧАРУШИН (1934-2000)