Дмитрий Аркадьевич Налбандян.

"Л. И. Брежнев на Малой земле".

1975.

 

Дмитрий Аркадьевич Налбандян. "Л. И. Брежнев на Малой земле". 1975.

Понятие «Малая земля» неразрывно связано с брежневской эпохой, оно – часть мифа о Брежневе, тщательно создаваемого в 1970-х годах сонмом придворных писателей и публицистов, хотя уже тогда этот миф стал всеобщим посмешищем, как, собственно, и сама фигура генерального секретаря и маршала, «дорогого нашего товарища Леонида Ильича». Одним из самых популярных анекдотов о Малой земле был такой: «Сталин звонит Жукову и спрашивает: «Где вы с Рокоссовским собираетесь наступать?» Жуков отвечает: «Вот дозвонимся на Малую землю полковнику Брежневу, посоветуемся с ним, тогда и решим». Примечательно, что повод для этого анекдота дал сам Брежнев в книге «Малая земля», написанной «литературными рабами», но одобренный им самим: «18 апреля в штаб Северо-Кавказского фронта, <…> вылетела группа представителей Ставки во главе с маршалом Г. К. Жуковым. В тот же день вместе с наркомом Военно-Морского Флота Н. Г. Кузнецовым и командующим ВВС А. А. Новиковым они приехали в штаб 18-й десантной [армии]. Об этом мне сообщил один из штабных полковников, прибывших на Малую землю, и добавил:

- Маршал хотел вас видеть.

- Это что, приказ? – спросил я.

- Приказа такого от него я не получал, - ответил полковник. – Но он сказал, что хотел бы с вами поговорить.

Откровенно сказать, и мне хотелось поговорить: всех нас очень беспокоило превосходство противника в воздухе». Однако, как повествует Брежнев, он все-таки предпочел остаться на Малой земле: «Мне же лучше в тяжелый момент не покидать плацдарм. Так я и поступил: остался с бойцами на Малой земле». Ну как же тут не появиться анекдоту о великом полководце маршале Жукове, который никак не может дозвониться до начальника политотдела 18-й армии полковника Брежнева, одного из многих тысяч полковников-политработников, чтобы с ним о чем-то посоветоваться.

Между тем в самой истории Малой земли нет ничего забавного или смешного. Это одна, хотя и небольшая, но героическая страница великой войны. После победы под Сталинградом советское командование попыталось отбросить немцев и румын от берегов Черного моря, вдоль которого они продвинулись от Керченского пролива к югу и заняли Новороссийск. В начале февраля 1943 года силами 18-й армии был организован десант на юго-западное побережье Цемесской бухты, с тем чтобы создать угрозу окружения Новороссийска с тыла и вынудить противника уйти из него. Высадка десанта началась в двух местах – в местечке Южная Озерейка и Мысхако, причем второй десант был отвлекающий и малочисленный (276 человек под командованием майора Цезаря Куникова). Высадка основного десанта провалилась, потери были огромные, а действия отряда Куникова оказались удачными из-за того, что в расположении немцев – против обыкновения – царила неразбериха и артиллерия даже не открыла огонь по русским десантным судам, за что потом командир батареи был отдан под трибунал. Отряд Куникова зацепился за берег, а затем на этот пятачок с Большой земли начали подбрасывать новые силы, которые расширили площадь небольшого плацдарма (30 кв. км) и закрепились там, врывшись в землю. Этот плацдарм и стал называться Малой землей. В апреле немцы под командованием генерала Ветцеля попытались расчленить плацдарм надвое и покончить с ним, но с огромными потерями советским войскам удалось удержаться на пятачке. И так продолжалось 225 дней, пока в сентябре 1943 года немцы не были выбиты из Новороссийска.

Дмитрий Аркадьевич Налбандян. "Л. И. Брежнев на Малой земле". 1975.

Из описания событий на Малой земле, данного в книге Брежнева, создается впечатление, что он постоянно находился там, в гуще боя. Это было не так. Речь не идет о какой-то боязни Брежнева бывать на Малой земле, но как начальник политотдела, то есть всего аппарата политических комиссаров растянутой на много километров 18-й армии, большую часть времени он проводил в штабе, расположенном на Большой земле, под Геленджиком. Вообще Брежнев воевал комиссаром с самого начала войны, но особенно ничем не отличался. Сохранились отзывы о нем инспекторов Главного политического управления. В августе 1942 года полковой комиссар Синявский сообщал, что в условиях тяжелых боев работники политуправления Южного фронта Емельянов, Брежнев, Рыбанин, Башилов «не способны обеспечить соответствующий перелом к лучшему в настроениях и поведении (на работе и в быту) у работников Политуправления фронта, подвержены в своей значительной части беспечности, самоуспокоенности, панибратству, круговой поруке, пьянке и т. д.». позже другой проверяющий, полковой комиссар Верхорубов, писал о Брежневе: «Черновой работы чурается. Военные знания т. Брежнева – весьма слабые. Многие вопросы решает как хозяйственник, а не как политработник. К людям относится не одинаково ровно, склонен иметь любимчиков». Этот Верхорубов явно разбирался в людях: он точно оценил характерный для Брежнева впоследствии стиль работы. Служивший с ним генерал Григоренко вспоминал, что сохранялось «впечатление недостаточной серьезности этого человека. Все, кто поближе его знал, воспринимали как весьма недалекого простачка. За глаза в армии его называли – Леня, Ленечка, наш «политводитель». Так получилось, что воюя с 1941 года, Брежнев в своей карьере шел только на понижение: от замначальника политуправления фронта в 1941 году к замначальнику политуправления группы войск в 1942 году и, наконец, к должности начальника политотдела армии в 1943 году, причем прибыл он в армию уже после начала эпопеи на Малой земле. При упразднении института военных комиссаров в декабре 1942 года Брежнев получил звание полковника, хотя занимал генеральскую должность. Лишь в ноябре 1944 года он стал генералом, но в должности не повышался до конца войны и только в июне 1945 года был назначен начальником политуправления 4-го Украинского фронта, за месяц до его ликвидации. Несомненно, по долгу службы Брежнев бывал на Малой земле: наверняка не 40 раз, как писал об этом журналист Борзенко (иначе говоря, отправляясь туда каждые пять дней из 225 дней существования плацдарма), но и не два раза, как утверждали другие авторы. Естественно, что он не воевал на передовой, а сопровождал начальство, вручал награды, проводил политбеседы и инструктаж политруков. Фотографий не сохранилось, но те, которые обычно приводятся как иллюстрации к «Малой земле» Брежнева, там, судя по форме военных, сделаны быть не могли – уже с начала 1943 года в войсках появилась новая форма с погонами.

В ней-то, новенькой и щеголеватой, и изобразил Брежнева Дмитрий Аркадьевич Налбандян (1906-1993) – автор картины «Л. И. Брежнев на Малой земле». Картина эта была написана в середине 1970-х в разгар пропагандистской кампании по возвеличиванию личности Брежнева. Тогда генсек стал орденоносцем всех возможных орденов, маршалом, незаслуженно получил высший военный орден Победы, который в 1989 году особым указом Горбачева у Брежнева отобрали посмертно. Картина написана в манере, типичной для этого «корифея» соцреализма. По данным некоего «Единого художественного рейтинга России», он обозначен как «художник категории 1А (художник мировой известности)», а как же Глазунов?! Обожание, с которым смотрят солдаты (в других картинах – крестьяне, рабочие и пр.) на Брежнева (а раньше на Ленина и особенно на Сталина, Молотова, Хрущева) – фирменный стиль Налбандяна. Следует отметить, что этот весьма посредственный художник, отличавшийся редкой пронырливостью, служил многие десятилетия при Кремле подобием мастеров кремлевских спецателье, в которых для высшего начальства шили добротные костюмы, пальто, тачали ботинки, кроили шторы, постельное белье и пр. так же как и они, Налбандян готовил свои «изделия» в соответствии со вкусами верховных хозяев. Одним из таких «изделий» и была его картина. Сейчас в такой манере работают, пожалуй, только безымянные северокорейские художники. Нынешнему начальству теперь больше нравится манера Глазунова, Шилова и Никаса Сафронова… Увы, за ними будущее исторической живописи в России.

Евгений Анисимов. «Письмо турецкому султану. Образы России глазами историка». Санкт-Петербург, «Арка». 2013 год.

* * *

 

ХУДОЖНИКИ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.