Крым в живописи

 

Василий Васильевич Верещагин.
«Вид Крымских гор».

Василий Васильевич Верещагин. "Вид Крымских гор".

КРЫМ, Крымский полуостров – полуостров на юге европейской части Российской империи. Главные города: Симферополь, Севастополь, Керчь.

В 13 в. в Крым, на территорию древнерусского Тмутараканского княжества вторглись монголо-татары, и там образовался крымский улус Золотой Орды. После распада Золотой Орды в 1443 г. возникло Крымское ханство, с 1475 г. ставшее вассалом Турции. В течение нескольких столетий Россия, Малороссия, запорожские и донские казаки отражали многочисленные турецкие и татарские набеги. Чтобы обеспечить безопасность южных областей и иметь выход к Черному морю, Русское государство с кон. 17 в. начало борьбу за овладение Крымом. В результате Азовских походов Петра I (1695-1696 гг.) Россия получила выход в Азовское и Черное моря. Во время русско-турецкой войны 1735-1739 гг. русские войска совершили 3 удачных похода в Крым. В ходе русско-турецкой войны 1768-1774 гг. русские войска овладели Крымом. По договору с ханом (1772 г.) и Кючук-Кайнарджийскому миру 1774 г. Крымское ханство стало независимым от Турции и перешло под покровительство России. 8 апреля 1783 г. весь Крым был мирно присоединен к России, а в 1784 г. стал частью Таврической области (с 1787 г. губернии) с центром в городе Симферополе. В 1797-1802 гг. Крым входил в Новороссийскую губернию, из которой в 1802 г. вновь выделился в Таврическую губернию. Правительство России вытеснило из Крыма татар, и к 1897 г. в Таврической губернии осталось лишь 13% татарского населению.

Крым стал частью всероссийского рынка, и это ускорило рост промышленности и сельского хозяйства. Развивались овцеводство, зерновое хозяйство, садоводство, табаководство, виноградарство, ремесленные и кустарные промыслы, особенно соляной. Строились новые города. В 1783 г. был заложен город и порт Севастополь, с нач. 19 в. – главный военный порт Черноморского флота и первоклассная крепость.

В период Крымской войны 1853-1856 гг. на полуострове находился главный театр военных действий. Русские войска и жители Севастополя под руководством адмиралов В. А. Корнилова, П. С. Нахимова, В. И. Истомина в течение 11 месяцев героически обороняли город.

Реформы 1860-х гг. способствовали развитию капиталистических отношений, особенно в сельском хозяйстве. Постройка железной дороги Харьков-Севастополь (1869-1875 гг.) ускорила развитие экономики Крыма. В промышленности преобладали мукомольная, консервная, табачная и др. отрасли пищевой промышленности; добывали соль. Наиболее значительными были Керченский металлургический и Севастопольский судостроительный заводы. Со 2-й пол. 19 в. Южный берег Крыма превратился в курорт. Члены царской фамилии, а с 1870-1890-х гг. и состоятельные люди строили там особняки и дворцы.

После образования Таврической губернии в 1780-е гг. для Севастополя и Симферополя были созданы планы регулярной застройки. Среди дач и дворцов на южном берегу Крыма своими масштабами выделялись Воронцовский дворец в Алупке и царский дворец в Ливадии (построен в 1911-1913 гг.). На вершине мыса Ай-Тодор эффектно разместилось Ласточкино гнездо (1911 г., инженер А. В. Шервуд).

Школьная энциклопедия. Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003 год.

* * *

 

Василий Иванович Суриков.
«Крым. Ай-Петри».
1908.

Василий Суриков. Крым. Ай-Петри. 1908.

Крымский полуостров (Крым), на юге Европейской части СССР, омывается Чёрным и Азовским морями. Входит в состав Крымской области УССР. С материком соединён узким Перекопским перешейком. На востоке – Керченский полуостров. Северная часть – равнина, в южной – Крымские горы (высота до 1 545 м), вдоль южного подножия которых простирается прибрежная полоса шириной от 2 до 8 км; в её пределах расположен ряд курортов союзного значения.

Энциклопедический словарь. Государственное научное издательство «Советская энциклопедия». 1963 год.

* * *

 

Василий Игоревич Нестеренко.
«Крымский берег».
2000.

Василий Нестеренко. Крымский берег. 2000.

Крым

Древние греки всегда боялись кочевников, живущих на равнинах к северу от Черного моря, на территории современного юга России (*После распада СССР в 1991 г. Крым оказался на территории Украины.). Их было так много, они были такими отважными и выносливыми и так хорошо ездили верхом, что казались непобедимыми. Более того, поскольку у кочевников не было ни городов, ни поселений, не представлялось возможным нанести им ответный удар. Самыми древними обитателями региона был народ, известный грекам как киммерийцы. Они упоминаются еще у Гомера. Позже киммерийцев вытеснили скифы, но имя более древнего народа не исчезло с карты мира. На севере Черного моря расположен полуостров, который сейчас называется Крымом; вполне возможно, что Крым - отдаленное эхо Киммерии. Но в Крыму долгое время жили татары, изгнанные с остальной территории России. Они находились под протекторатом Турции, поэтому, возможно, Крым - татарское слово, которое лишь случайно совпадает по звучанию с Киммерией.

Русские приступили к освоению Крыма и Северного Причерноморья при Екатерине II. После 1774 г. русская армия под руководством Александра Васильевича Суворова разбила турок. Процесс освоения оказался длительным. Русские города, построенные на дальнем юге страны, отличаются от древних европейских городов. Они не старше американских городов. Например, Севастополь, что в переводе с греческого означает «величественный город», был основан лишь в 1783 г., так что он на сто шестьдесят лет моложе Нью-Йорка.

На карте северо-восточного берега Крыма можно найти довольно неприятное название. В Средиземное море кислород поступает с течением Атлантического океана, идущим через пролив Гибралтар. Кислорода там немного, поэтому Средиземное море не так богато рыбой, как открытый океан. В воде Черного моря содержание кислорода еще ниже, а в заливе у крымских берегов его почти нет. В нижних слоях Черного моря нет жизни. На северо-востоке Крыма рыба и морская растительность гибнут, распространяя характерный неприятный запах разложения. Поэтому залив на северо-востоке Крыма называется Гнилое море. Однако залив является ценным источником соли и минеральных веществ. Хорошее есть во всем.
         
Айзек Азимов. «Слова на карте». 1962 год.

* * *

 

Дмитрий Белюкин.
«Эвакуация дроздовцев и корниловцев из Крыма».

Дмитрий Белюкин. Эвакуация дроздовцев и корниловцев из Крыма.

По завоевании Казани и Астрахани наиболее беспокойств причинял Москве Крым по своей связи с турками, которые завоевали его в 1475 г. И положили здесь конец господству генуэзцев, владевших Кафой-Феодосией, Судаком-Сурожем и другими колониями по берегам Крыма. Прикрытый широкими пустынными степями, отрезанный от материка перекопью, широким и глубоким шестиверстным рвом, прорезывавшим узкий перешеек с высоким укрепленным валом, Крым образовал неприступную с суши разбойничью берлогу. Литвин Михалон, писавший о татарах, литовцах и московитянах в половине XVI в., насчитывает в Крыму не более 30 тысяч конных ратников, но к ним всегда готовы были присоединиться бесчисленные татарские улусы, кочевавшие по обширным припонтийским и прикаспийским степям от Урала до нижнего Дуная. В 1571 и 1572 гг. хан крымский дважды нападал на Москву с полчищами в 120 тысяч человек. Крымское ханство представляло огромную шайку разбойников, хорошо приспособленную для набегов на Польшу, Литву и Московию. Эти набеги были ее главным жизненным промыслом. Тот же Флетчер пишет, что татары крымские обыкновенно нападают на пределы Московского государства раз или дважды в год, иногда около Троицына дня, чаще во время жатвы, когда легче было ловить людей, рассеянных по полям. Но нередки были и зимние набеги, когда мороз облегчал переправу через реки и топи.

В. О. Ключевский. «Русская история». Москва, «Эксмо». 2005 год.

* * *

 

Е. Корнеев.
«Крымские татары».
1809.

Е. Корнеев. Крымские татары. 1809.

Раскол между татарами в Крыму, подвластными султану, и ногаями, подвластными крымским ханам, уже произошёл. Если представить Крым кувшином с узеньким горлышком (Перекопом), то именно в этом горле «кувшина» сталкивались два вихревых потока, уже становившиеся враждебны один другому: ногаи рвались к степным кибиткам, чтобы отдаться под покровительство могучей России, а татары спасались от поражений за Перекопом, чтобы отсидеться в Крыму под защитою кораблей и гарнизонов турецкого султана. Буджайкская и Едисанская орды первыми изъявили покорность, и русское командование великодушно пропустило их через линию фронта.

Валентин Пикуль. «Фаворит». Ленинград, «Лениздат». 1985 год.

* * *

 

Елизавета Меркурьевна Бём (Эндаурова).
«Народы России. Крымские татары. Кто в Крыму не бывал, красоты не видал».

Елизавета Бём (Эндаурова). Народы России. Крымские татары. Кто в Крыму не бывал, красоты не видал.

Теофрасту вторит Геродот, пишущий о климате Крыма – всесоюзной нашей здравницы и кузницы (долголетия): «…зима столь сурова, что восемь месяцев там стоит невыносимая стужа. В это время, хоть лей на землю воду, грязи не будет, разве только если разведешь костер. Море здесь и весь Боспор Киммерийский (это Керченский пролив тогда так назывался) замерзают, так что скифы, живущие по эту сторону рва, выступают в поход по льду и на своих повозках переезжают на ту сторону до земли синдов. Такие холода продолжаются в тех странах сплошь восемь месяцев, да и остальные четыре месяца не тепло».

Александр Никонов. «История отмороженных в контексте глобального потепления».

* * *

 

Жан Балтазар де ла Траверс.
«Старый Крым».
1798.

Жан Балтазар де ла Траверс. "Старый Крым". 1798.

Суворов к осени завершил операцию по «выкачиванию» всех христиан из Крымского ханства. Татары с удивлением озирались вокруг себя. Некому стало отгрести навоз от дверей сакли, фрукты, опавшие с дерев, не собраны, виноград сжучился от заморозков, никто не ловит макрель, не стучат молотки сапожников. А кто же будет теперь подковывать татарских лошадей? Кто выдоит из кобылиц сладкий кумыс? Кому принимать роды у самок верблюжьих?.. Потерянные и поникшие, татары бродили по опустевшим базарам, имея деньги, никому больше не нужные. Торговля исчезла – вместе с греками и армянами. В лавках остались лишь крымчаки и караимы – потомки древней Иудеи, которые не могли расстаться с тысячелетним кладбищем и синагогами, вырубленными в скалах. Но их ювелирные изделия никого не тешили. Холодный ветер с моря обрывал последнюю листву в садах Гурзуфа и Ялты, сразу опустевших. Жуткая, тревожная тишина наполняла Кафу, Бахчисарай, Карасу-Базар и прочие города татар. Вместе с христианами покинули Шагин-Гирея русские инженеры, декораторы, гидротехники, живописцы, парикмахеры и лакеи. Опустив носы в бороды, онемелые, сидели перед ханом его «сенаторы».  Они сидели… на стульях!

- Не с этих ли стульев все и началось? – спросил главный мулла, шипя от ненависти при виде картины «Даная, осыпанная золотым дождем от Зевса», что украшала кабинет хана. Он первым переполз со стула на пол, а все его выражения по адресу гяуров можно перевести на русский язык примерно так: «Без ножа, сволочи, режут…»

Валентин Пикуль. «Фаворит». «Лениздат». 1985 год. Том II. С. 130.

* * *

 

Иван Иванович Шишкин.
«В Крыму. Монастврь Козьмы и Дамиана под Чатырдагом».
1879.

Иван Шишкин. В Крыму. Монастырь Козьмы и Дамиана под Чатырдагом. 1879.

«15 января <1769> крымский хан Крым-Гирей с большим войском (с лишком 70 000 человек) перешел русскую границу у местечка Орла, намереваясь с главными силами вторгнуться в Елисаветградскую провинцию, а оттуда в Польшу, где ждали его конфедераты; они указывали ему и дорогу. Татары, встреченные пушечными выстрелами в Елисаветграде, не решились брать эту крепость, а рассеялись для опустошения и сожжения окрестных селений; та же участь постигла и польские владения <…>. Опустошив, по обычаю, земли и врагов, и друзей, крымские разбойники, довольные ясырем, ушли за Днестр; и хан отправился в Константинополь, повез султану в подарок пленных женщин. Из Елисаветградской провинции было уведено более 1000 человек пленных, много скота, сожжено в ней было более 1000 домов. Другой татарский отряд пробрался к Бахмуту и опустошил так же окрестности; отсюда выведено было пленных около 800 человек. Но это было последнее в нашей истории татарское нашествие!» (Соловьев. Кн. XIV. С. 275–276).

Алексей Песков. «Павел I».

* * *

 

Иван Иванович Шишкин.
«Горная дорожка. Крым».
1879.

Иван Шишкин. Горная дорожка. Крым. 1879.

Пока известие о чесменском пожаре шло в Петербург, командующий одной из наших армий Румянцев с двадцатью тысячами дважды побил превосходящих турок: 7-го июля прогнал восемьдесят тысяч неприятеля с речки Ларги при ее впадении в Прут, а 21-го июля – рассеял сто пятьдесят тысяч на реке Кагул.

Мы шли вперед. Турки отступали, теряя крепость за крепостью. Осенью 1770-го сдались Бендеры, Аккерман, Килия, Измаил. Григорий Орлов предлагал двинуться на Варну, а оттуда идти морем к Константинополю.

Тем временем стали склонять крымских татар отложиться от Турции. Татары удивились. Крымский хан говорил Петру Ивановичу Панину (брату Никиты Ивановича, командующему одной из наших армий): «Объясняешь, что твоя королева желает прежние вольности татарские доставить, но подобные слова тебе писать не должно. Мы сами себя знаем. Мы Портою совершенно во всем довольны и благоденствием наслаждаемся. А в прежние времена, когда мы еще независимы от Порты Оттоманской были, какие междоусобные брани и внутри Крымской области беспокойства происходили, все это пред светом явно; и потому прежние наши обыкновения за лучшие нам представлять какая тебе нужда?» (Соловьев. Кн. XIV. С. 355). Нужда была важная – прекратить татарские набеги на наши южные области. Последний такой набег сделал покойный хан Крым-Гирей в январе 1769-го. Из Елисаветградской провинции тогда увели в полон до тысячи человек. В Крыму соображали, что свобода от родной по вере магометанской Порты – это путь к подданству иноверной России: урон всей ордынской жизни.
Весной 1771-го года одна из наших армий двинулась на заветный полуостров. 14-го июня отогнали татарское войско от Перекопа, 22-го были на Салгире, к концу месяца взяли Кафу. Крым стал независим.

Алексей Песков. «Павел I».

* * *

 

Иван Иванович Шишкин.
«Крымский вид. У Ялты».
1879.

Иван Шишкин. Крымский вид. У Ялты. 1879.

КРЫМСКАЯ ВОЙНА 1853-1856 гг. – война России с коалицией стран в составе Англии, Франции, Турции и Сардинии за господство на Ближнем Востоке.

В течение всего 18 в. Россия постепенно присоединяла все новые земли в Причерноморье и на Балканах, отвоеванные у Турции. В 19 в. Россия начала увеличивать свои территории в Закавказье. Укрепление и расширение границ Российской империи беспокоило не только Турцию. Англия и Франция также претендовали на господство на Ближнем Востоке. Чтобы ослабить Турцию и Россию, эти страны подталкивали противников к войне.

Предлогом для усиления конфронтации стал спор католиков и православных за обладание «святыми местами»: городами Вифлеем и Иерусалим, которые тогда находились на территории мусульманской Турции (1852 г.). Французский император Наполеон III демонстративно поддержал католиков. Россия категорически потребовала, чтобы Турция отдала предпочтение православным священникам в храмах Вифлеема. Николай I направил в Константинополь чрезвычайного посла А. С. Меншикова и потребовал поставить всех православных подданных Турции под покровительство русской короны. Турция отказала России (тем более что в случае войны ее обещала поддержать Франция). Россия прервала дипломатические отношения с Турцией, и в июле 1853 г. российские войска заняли дунайские княжества Молдавию и Валахию, зависимые от Турции. В октябре 1853 г. Турция объявила войну России.

Николай I считал, что союз между Англией и Францией невозможен, и рассчитывал на поддержку Австрии и Пруссии. Тем не менее союз Англии и Франции против России был заключен. Эти страны надеялись захватить Крым, Кавказ и др. территории. Кроме того, неожиданно для России в ходе войны враждебную позицию заняла Австрия.

В пролив Дарданеллы вошла англо-французская эскадра. В феврале 1854 г. Россия объявила войну Англии и Франции.
Военные действия развернулись одновременно на Дунае, на Кавказе, в Крыму. Флоты соперничавших держав сражались на Черном, Балтийском, Белом, Баренцевом морях и даже в Тихом океане.

Крымскую войну можно разделить на два этапа. На первом этапе (июль 1853 – нач. 1854 гг.) Россия воевала с Турцией.
На Дунае в ходе боев армии генерала Горчакова и войск Омер-паши выявилось превосходство русских сил. В Закавказье 100-тысячному корпусу Абди-паши вначале противостояли 30 тыс. русских войск под командованием генерала В. О. Бебутова. Русские войска сумели одержать ряд побед, в т. ч. Крупную победу при Башкадыкларе. На Черном море 18 ноября 1853 г. флот адмирала Нахимова уничтожил турецкий флот в сражении в Синопской бухте. Там находилась крупнейшая военно-морская база Турции. За 4 часа турки потеряли 15 кораблей и 3 тыс. человек, некоторые корабли получили повреждения.

Поражение Турции ускорило вступление в войну Англии и Франции. Начался второй этап Крымской войны (нач. 1854-1856 гг.).

В апреле 1854 г. флот союзников бомбардировал Одессу. В июне-июле в Варне высадился англо-французский десант. В первые же дни началась холера, потом малярия и болотная лихорадка. Из 70 тыс. человек в Варне погибли от болезни 10 тыс.

В июне 1854 г. на Дунае русские войска осадили крепость Силистрию, но поскольку Австрия сосредоточила в тылу русской армии значительные силы, фельдмаршал И. В. Паскевич отдал приказ об отходе за Дунай. Превосходство турецких войск вынудило русскую армию отойти за реку Прут, и к осени 1854 г. Молдавия и Валахия были заняты австрийскими войсками. В Закавказье русские войска под командованием Бебутова в июле 1854 г. одержали победу над численно превосходящими отрядами Мустафы-Зариф-паши у села Кюрюк-Дара. После этого сражения турецкая армия в Закавказье перестала существовать.

В конце июля 1854 г. англо-французский флот двинулся к балтийским портам Кронштадту и Свеаборгу. Но подступы к ним были заминированы – в истории морских битв мины применили впервые. Неприятельский флот отошел от Кронштадта и Свеаборга. В Белом и Баренцевом морях английские и французские корабли нанесли удар по северным поселениям России. Русские пушки отогнали неприятеля от Соловецкого монастыря и от Архангельска. В августе 1854 г. англо-французская эскадра в Тихом океане напала на Петропавловск, но потерпела поражение.

С осени 1854 г. основные сражения развернулись в Крыму. Русский флот, значительно уступавший в техническом отношении кораблям союзников, был блокирован в бухте Севастополя. Николай I был вынужден держать на западных границах главные силы русской армии (21- тыс. человек), т. К. на стороне антирусской коалиции собиралась выступить Австрия. Русская армия в Крыму насчитывала 50 тыс. человек.

В сентябре 1854 г. 60-тысячный англо-французский десант занял Евпаторию и начал наступление на Севастополь. Русские войска под командованием А. С. Меншикова потерпели поражение в сражении у реки Альма и отошли к Севастополю. Оборона Севастополя 1854-1855 гг., гарнизоном которого командовали В. А. Корнилов и адмирал П. С. Нахимов, длилась 349 дней. Севастополь был подвергнут шести массированным бомбардировкам. Главнокомандующий А. С. Меншиков, получив подкрепление, пытался атаковать осаждавших с тыла, но потерпел поражение в Инкерманском сражении в октябре 1854 г. В январе 1855 г. в войну по требованию Наполеона III вступила Сардиния, направившая в Крым 15-тысячный корпус. 27 августа (8 сентября) 1855 г. после шестой бомбардировки и кровопролитного штурма русские войска оставили Севастополь.

В Закавказье весной 1855 г. корпус генерала Н. Н. Муравьева осадил турецкую крепость Карс, где был 33-тысячный гарнизон. Чтобы спасти Карс, союзники высадили в Сухуми 45-тысячный десант, но в ноябре 1855 г. гарнизон крепости сдался.
Война была тяжелой для всех ее участников. Еще в кон. 1854 г. начались переговоры в Вене. Союзники предложили России одобрить «четыре пункта»: ей запрещалось держать военный флот и военно-морские базы на Черном море, она должна отказаться от протектората над Молдавией и Валахией и притязаний на «покровительство» православным подданным Турецкой империи, а также от «свободы плавания по Дунаю», что означало лишение России доступа к ее устьям. Для того чтобы заставить Россию пойти на уступки, в декабре 1854 г. Австрия объявила о союзе с Англией и Францией. Тем не менее Россия объявила требования неприемлемыми и в апреле 1855 г. прервала переговоры.

В кон. 1855 г. переговоры в Вене возобновились. Под угрозой войны со стороны Австрии и Швеции Россия пошла на уступки, и 18 марта 1856 г. был подписан Парижский мирный договор.

Школьная энциклопедия. Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003 год.

* * *

 

Иван Иванович Шишкин.
«Мыс Ай-Тодор. Крым».
1879.

Иван Шишкин. Мыс Ай-Тодор. Крым. 1879.

В 1954 году в Советском Союзе произошло, казалось бы, обычное для того времени изменение в административно-территориальном делении государства: Крымская область из состава РСФСР переводилась под юрисдикцию Украинской ССР. Великая Русь, несущий стержень великой советской державы, лишилась богатой, чисто российской территории, имеющей стратегическое значение в геополитическом масштабе. И произошло это прозаически просто, в силу текущих решений высшего партийного и государственного руководства, принятых в мирной, спокойной обстановке, без каких-либо дискуссий, борьбы мнений, единогласно и, главное, быстро, как бы в спешном порядке.

Столь ничтожное обоснование такого важного политического и государственного акта, как передача целой области другой республике, заставляет усомниться в официальной версии, вызывает подозрение, что тут действовали более серьёзные, тщательно скрываемые мотивы…

Крым был присоединён к России в 1783 году. Она получила тогда крепости Керчь и Еникале, запиравшие вход в Азовское море, Кинбурн в устье Днепра, а также право укреплять город Азов. Границы империи раздвинулись на юго-востоке до Кубани, а на юго-западе до Южного Буга. Несколько позднее русские войска и флот овладели крепостями Хотин, Аккерман, Тульча, Браилов, Измаил. В целом – это была Новороссия – обширная территория на северном побережье Чёрного моря. Так закончилась борьба России за выход её к южным рубежам. Казалось, что с того времени Крым, который сделался важной опорной сферой России в Черноморье, стал неотъемлемой частью Российской империи.

* * *

После первого сионистского конгресса в Базеле в 1897 году еврейские организации во всём мире активизировали поиски путей создания еврейского государства в Палестине, Африке и Южной Америке. Участвовали в этих поисках и русские евреи, которые не только разработали проект так называемой Южно-русской республики на территории Крыма, Волыни и Подолии со столицей в Одессе, но и предприняли неудавшуюся попытку реализовать его в 1905 году. После этого о проекте забыли и вспомнили лишь полтора десятилетия спустя в Америке.

В 1923 году в Москву прибыл один из руководителей американской еврейской благотворительной организации «Джойнт» Розен, который привёз для передачи советскому правительству записку, содержавшую «выгодный для СССР проект создания на территории Советского Союза еврейской автономии». Её район должен был охватывать Одессу, Херсон, северную часть Крыма, побережье Чёрного моря до Абхазии и Сочи. В этот район площадью более миллиона гектаров предполагалось для начала переселить 500 тысяч евреев из западных областей Украины и Белоруссии. Стремясь заинтересовать советских лидеров в своих предложениях, авторы записки давали понять, что «Джойнт» при содействии американских и международных еврейских организаций может посодействовать Советскому Союзу в получении крупных кредитов и в оказании давления на правительство США.

Розен передал через Л. Каменева записку в Политбюро ЦК ВКП(б), где предложения «Джойнта» активно поддержали Троцкий, Бухарин, Зиновьев, Каменев, Рыков, Цюрупа, Сосновский и Чичерин. В ходе обсуждения проекта в советских верхах район Еврейской автономии постепенно смещался на территорию Крыма. Так возник «Крымский проект» - Еврейская автономная республика в составе РСФСР в Крыму. Однако Сталин по свойственной ему осторожности настоял на том, чтобы не спешить с реализацией проекта, ограничившись для начала созданием комитета по землеустройству евреев во главе со Смидовичем. И его можно было понять…

Ведь в сущности «Крымский проект» был и противозаконным, и опасным, поскольку в Крыму с 1921 года существовала Крымская автономная республика со своей конституцией. Кроме того, в Крым по официальному разрешению советского правительства вернулись 200 тысяч татар-эмигрантов из Болгарии и Румынии, а в степных районах Крыма жили 50 тысяч крымских немцев. Планируемое отторжение части Крыма для переселения туда евреев было чревато превращением полуострова в крупный очаг этнической напряжённости.

Но несмотря на всё это, в СССР под руководством Ларина (Лурье), будущего тестя Бухарина, началась разработка «Крымского проекта». Непосредственными разработчиками были член коллегии Наркомата финансов Вайнштейн, заместитель заведующего Агитпропом ЦК ВКП(б) Диманштейн, директор Внешторгбанка Коробков, член правления Госбанка Кацнельбоген, нарком торговли Шейнман. И на встрече с еврейскими финансистами в Берлине нарком иностранных дел Чичерин не блефовал, говоря, что правительство СССР «весьма серьёзно относится к «Крымскому проекту»». Его обсуждение даже было включено в повестку дня Еврейского конгресса Америки, состоявшегося в Филадельфии. С обращением к делегатам конгресса (а их насчитывалось пять тысяч) выступили представители двухсот богатейших людей Америки. Рассмотрение «Крымского проекта» на конгрессе приветствовали присутствовавшие на его открытии будущие президенты США Г. Гувер и Ф. Рузвельт, а председатель Комитета по землеустройству евреев в СССР Смидович от имени правительства Советского Союза заявил: в обмен на кредиты в СССР будет проводиться колонизация Крыма евреями. В итоге было принято решение о вложении через «Джойнт» 15 миллионов долларов на колонизацию Крыма.

По окончании работы Еврейского конгресса и в СССР, и в организации «Джойнт» развернулась засекреченная подготовка к заключению договора о предоставлении Советскому Союзу займа. Но сталинская осторожность возобладала и здесь. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло специальное постановление, в котором указывалось: задача в отношении Крыма заключается в том, чтобы «держать курс на возможность организации автономной еврейской единицы при благоприятных результатах переселения». Политбюро в своих заявлениях было гораздо сдержаннее, чем Наркоминдел Чичерин.

* * *

Договор между СССР и организацией «Джойнт» был подписан 19 февраля 1929 года. С американской стороны договор подписал находившийся в Москве с 1927 года крупный финансист Варбург. Согласно этому секретному договору СССР получал в виде займа по 900 тысяч долларов ежегодно в течении десяти лет под 5% годовых. Если «Джойнт» признавал реализацию договора успешной, Советскому Союзу выделялся дополнительный кредит на сумму 0,5 млн. долларов в год. Возвращение долга по займу с обусловленными процентами должно было начаться в 1945 году и завершиться в 1954 году. Особенность договора: правительство СССР выпустило и передало организации «Джойнт» облигации на всю сумму займа с процентами (20 миллионов долларов). Эти облигации раскупались в США по подписке среди самых богатых в Америке евреев. Владельцами облигаций стали, в частности, такие магнаты, как Рокфеллер, Маршалл, Варбург и даже будущие президенты Г. Гувер и Ф. Рузвельт. При нарушении Советским Союзом обязательств по договору финансирование со стороны «Джойнта» прекращалось. По условиям договора Советский Союз обязан был завершить выплаты на всю сумму займа с процентами в течение 1954 года. Вот почему этот год был для советского руководства «критическим» как по политическим, так и по финансовым обязательствам.

Заключение Договора между СССР и организацией «Джойнт» было важным для нас ещё и потому, что в это время при посредничестве американских еврейских организаций началось выяснение возможности установления советско-американских дипломатических отношений. Представители СССР Ларин и Вайнштейн в переговорах с руководством «Джойнта» просили американских коллег оказать соответствующее давление на правительство США. Руководство «Джойнта» заверило советских представителей, что такое давление будет оказано: дипломатические отношения между СССР и США были установлены в 1933 году…

Однако после заключения договора с «Джойнтом» и установления советско-американских дипломатических отношений интерес к «Крымскому проекту» в Советском Союзе стал заметно охладевать. И. В. Сталин был недоволен отказом американской стороны заключить новое соглашение о займе ещё до полной реализации «Крымского проекта». Кроме того, в стране началась компания по разоблачению «врагов народа», к которым были причислены и репрессированы почти все, кто участвовал в разработке «Крымского проекта» в 1920-1930-х годах. Вместо создания Еврейской автономной республики в Крыму на Дальнем Востоке была образована Еврейская автономная область – Биробиджан, обширная территория с плодородной почвой и неплохим климатом. Все евреи приглашались в Биробиджан, где они могли выращивать хлеб, строить заводы, фабрики, производить материальные ценности, лелеять национальную культуру, традиции, обычаи, издавать свои газеты, журналы, книги… Однако большинству евреев это мероприятие не понравилось. В Биробиджан поехали лишь некоторые энтузиасты, но таких оказалось немного.

И. В. Сталин хотел принять некоторые дополнительные меры, чтобы увеличить количество еврейских переселенцев в Биробиджане, но затем отказался от этого намерения. Оказалось, что Япония тоже попыталась тогда создать некое подобие еврейской автономии в оккупированной ею Маньчжурии, приглашая туда еврейские семьи со всего мира и обещая весьма хорошие условия для обустройства и жизнедеятельности. Эта инициатива насторожила Сталина. Он решил, что подобное соседство двух еврейских автономий на Дальнем Востоке будет представлять опасность для СССР, вдруг когда-нибудь они потребуют объединения и отделения… С середины 1930-х годов советское правительство перестало проявлять интерес к увеличению численности населения Еврейской автономной области. «Крымский проект», казалось, канул в Лету.

* * *

Однако после нападения фашистской Германии на СССР советское правительство было вынуждено вернуться к оставленному проекту. И. В. Сталин, учитывая, что необходимые для страны поставки по ленд-лизу зависят от позиции американских еврейских корпораций, разрешил создать в СССР Еврейский антифашистский комитет – ЕАК, руководителем которого назначили главу Московского еврейского театра Соломона Михоэлся. В 1943 году по предложению Берии была организована поездка в США делегации ЕАК, чтобы показать влиятельным американским деловым кругам благожелательное отношение к евреям в СССР.

Приём, оказанный в Америке делегации Михоэлса, был радушным, доброжелательным. Однако делегации ЕАК напомнили о приближении начального срока возвращения долга по займу, предоставленному Советским Союзом «Джойнтом». Сумма долга составляла 20 миллионов долларов без учёта 5% годовых. Вместе с тем руководство «Джойнта» дало понять: если проект создания в Крыму Еврейской автономной республики будет осуществляться, то долг СССР может быть прощён, и более того, Советскому Союзу могут быть предоставлены новые кредиты. Называлась колоссальная по тому времени сумма – десять млрд. долларов на восстановление экономики, подорванной во время войны.

8 февраля 1944 года, вернувшись из США, Михоэлс и другие члены делегации ЕАК направили Сталину и Молотову письмо о создании в Крыму Еврейской республики и о настоятельном пожелании еврейских кругов Америки, чтобы Еврейская автономная республика включала в себя весь Крым. Конечно, в 1944 году И. В. Сталин не мог отнестись со вниманием к таким пожеланиям. Об этом свидетельствует быстрая и эффективная депортация из Крыма татар за сотрудничество с немецкими оккупационными властями в карательных действиях против партизан и русского населения. Но скоро всё пошло иначе…

* * *

После Второй мировой войны геополитическая обстановка в мире серьёзно изменилась. Отношения с преемником Рузвельта Трумэном у Сталина не сложились. Черчилль провозгласил холодную войну против СССР. США не отказались от претензий по займу, заключённому с «Джойнтом» в 1929 году. Они даже использовали этот договор для оказания давления на советское правительство, поставив условиям включения СССР в сферу действия плана Маршалла реализацию «Крымского проекта». Но нет худа без добра. В 1947 году ООН приняла решение о создании еврейского государства в Палестине, снявшее с повестки дня вопрос о создании еврейской республики в Крыму. Советское правительство охотно и без промедления поддержало создание государства Израиль. Отныне «Крымский проект» навсегда утратил своё значение. Оставался, однако, сложный вопрос с возвращением долга.

Срок его возвращения «Джойнту» истекал в 1954 году, когда Сталина уже не было в живых. Советский Союз, восстанавливающий разрушенное войной народное хозяйство, едва ли мог завершить все выплаты по займу в положенные сроки. назревал крупный скандал как для СССР, так и для "Д»ойнта", нежелательный для обеих сторон. Ни одна из них не хотела оглашения всех подробностей «Крымского проекта».

Решение Н. С. Хрущёва о передаче Крыма Украине в связи с 300-летием воссоединения России с Украиной оказалось, как говорится, «дорогим яичком ко Христову дню», это был удачный случай, позволяющий СССР разрешить весьма сложную проблему, тяготевшую над советским руководством с начала 1920-х годов. Хрущёв воспользовался тем, что при составлении договора между СССР и «Джойнтом» не была предусмотрена возможность передачи Крыма из состава РСФСР под юрисдикцию Украины (кто же мог в то время предвидеть, что Украина окажется для России иностранным государством). Кроме того, решение о переселении евреев в Крым принимал ВЦИК РСФСР, а его решение для Украины не было обязательным. Таким образом, передав Крым Украине, правительство СССР обретало формальное право закрыть, и теперь уже навсегда, вопрос об обязательствах Советского Союза перед еврейскими организациями в США о создании в Крыму еврейской государственности. Тем не менее, это не оправдывает волюнтаристский характер данного решения и свидетельствует о недальновидности и поспешности его инициатора Н. С. Хрущёва. Он не заглянул в Конституцию СССР, которая наделяла союзные республики СССР правом заблокировать противоправные для них акции центрального руководства страны. А именно такой акцией и была передача Крыма Украине, которая, судя по всему, стала безвозвратной, хотя, как писала «Независимая газета» в 1999 году,  «никаких юридических оснований принадлежности Крыма Украине в настоящее время не существует. Известные решения 1954 года о передаче Крыма Украине были приняты с грубейшими нарушениями конституций СССР, УССР и РСФСР, что было официально подтверждено Постановлением Верховного Совета России от 21 мая 1992 года».

Борис Сибирский. «Полуостров замедленного действия». «За семью печатями» №7 2005 год.

* * *

 

Иван Иванович Шишкин.
«Сууч-хан. Крым».
1879.

Иван Шишкин. Сууч-хан. Крым. 1879.

Дело было связано с Крымом. Напомню: когда Берия и Мехлис в тридцатых годах, поддерживая друг друга, пробрались на московскую политическую авансцену, как раз муссировался вопрос о создании на Украине еврейской республики. Тогда это не прошло, тогда была выделена малонаселенная территория в Приамурье. Ну и желающих переселиться туда оказалось в сотни раз меньше тех, кто требовал автономии, независимости. "Не климат", как говорят на Севере.

Незадолго до начала войны в Москве, в Ленинграде, в Киеве, Минске, Одессе и других городах, где покинув местечки, обосновалось после революции еврейское население, нарастали сетования на то, что Биробиджан слишком далек, отрезан от западного мира и условия там не ахти. Желательно создать еврейскую республику в Крыму, куда поедут охотно, куда потекут вложения из-за рубежа. Америка поможет благоустроиться. (Вопрос о воссоздании иудейского государства Израиль на арабских землях тогда еще не стоял, на Ближнем Востоке господствовали англичане, не допустившие бы утраты равновесия. Это уж война потом изменила ситуацию.)

Доводов нашлось предостаточно. Крымских татар, дескать, не так уж много, целые районы, даже на благословенном Южном берегу, пустынны, особенно от Ялты на восток, до Феодосии. Да и разве только татар можно считать коренными жителям Крыма? Столь же долго и даже дольше татар там обитают караимы, потомки хазарского иудейского каганата. Вот даже и Лазарь Моисеевич Каганович такой же, хотя и родился севернее, на Украине. И вообще: почему бы нет, почему бы не добиться своего?! Каше, аваль тов - тяжело, но хорошо!

Не раз, пуская пробный шар, заговаривал об этом Мехлис, осторожно ссылаясь на "общественное мнение". На руководителя и ведущего актера Московского еврейского театра Соломона Михайловича Михоэлса и его родственника, известного медика профессора Вовси. На дипломата Соломона Абрамовича Лозовского. (Сплошь мудреная соломонщина!) На академика Лину Соломоновну Штерн, чьими работами по физиологии, по продлению жизни интересовался Сталин. Внимание к "крымской идее" проявляли и Каганович, и Берия. Однако Иосиф Виссарионович до поры до времени пропускал все намеки мимо ушей, давая понять, что сия проблема обсуждению не подлежит. Крым отвоеван и закреплен за Россией в многолетней борьбе русским оружием. Это наш бастион и плацдарм на юге и юго-западе. Это - замечательная здравница для трудящихся всей страны. И никаких домыслов, никакой болтовни.

Разговоры на время прекратились.

В самом конце сорок первого и начале сорок второго года наши моряки и армейцы провели крупную десантную операцию, освободили Керченский полуостров, сняли угрозу, нависавшую над Северным Кавказом, а главное - облегчили участь осажденного Севастополя, создали предпосылки для полного освобождения Крыма. На Керченском полуострове спешно создавался новый Крымский фронт под руководством генерала Д. Т. Козлова, включавший в себя три общевойсковых армии и части усиления. Сложностей там было много. Снабжение, связь с "Большой землей" - через пролив. Или, скажем, согласованность, взаимодействие с Черноморским флотом, с Азовской флотилией, с войсками в Севастополе, на кавказском побережье. Козлов - воин, а не дипломат, по характеру человек скромный, непробивной. Просто специалист. В Керчь требовалось направить представителя Ставки с большим авторитетом, с большими правами. Предложен был Семен Михайлович Буденный, который находился тогда на Северном Кавказе, но до обсуждения его кандидатуры дело даже не дошло. Сталин неожиданно для всех обратился к начальнику Главпура, армейскому комиссару 1-го ранга Мехлису. Ласково так обратился:

- Ви-и постоянно интересовались Крымом. Поезжайте туда, помогите товарищу Козлову. Ему трудно, а у вас широкие возможности. И учтите, Крымскому фронту мы придаем особое значение, а на вас возлагаем серьезные надежды.

Проявил, значит, доверие Верховный Главнокомандующий. Отправил Мехлиса к морю на курортный сезон... Я потом сказал Сталину, что Мехлис говорун, а не практик, голый идеолог, а не организатор, какая от него польза?!

- Ничего, пусть поучится. Что за начальник Политуправления, если пороха не нюхал? Когда нанюхается вдоволь, лучше будет людей понимать, лучше будет работать.

Вылетел Мехлис в конце января и прочно засел в Керчи до середины мая. Формально он продолжал оставаться начальником Главпура Красной Армии, но фактически был отстранен от дел. Попробуй руководить с далекого плацдарма, откуда даже с Верховным Главнокомандующим не всегда можно было связаться. Да еще заботы о "своем" фронте. Ну а московский аппарат Политуправления вполне справлялся без своего начальника. Даже лучше, на мой взгляд, справлялся. Влияние же Мехлиса распространялось лишь на три армии. Даже черноморские и азовские моряки не подчинялись ему, у них был свой наркомат, свое политуправление. От грубости и военной некомпетентности Мехлиса страдал только Крымский фронт и особенно командующий - генерал Д. Т. Козлов. Подавлял его Мехлис своим знанием, своим высоким положением, нахрапистостью и беспринципностью человека, живущего одним днем, готового на любые жертвы ради нынешнего успеха.

В том, что в мае 1942 года Крымский фронт был разгромлен немцами и сброшен в море, виновата, конечно, неблагоприятная обстановка, сложившаяся тогда для нас, но в значительной мере виноват и Мехлис, не помогавший, а мешавший Козлову действовать профессионально. Лез не в свои дела, создал конфликтную нервозную обстановку. Не было бы этого, наверняка не было бы катастрофы, очень больших потерь. Это тем более обидно, что в Крыму мы имели превосходство над немцами и по танкам, и по артиллерии... Не воспользовались. Ну и конечно, Лев Захарович не был бы самим собой, если бы не поспешил оправдаться, свалить всю вину на чужие плечи. Вот его телеграфный донос Верховному Главнокомандующему:
"Теперь не время жаловаться, но я должен доложить, чтобы Ставка знала командующего фронтом. 7 мая, то есть накануне наступления противника, Козлов созвал военный совет для обсуждения проекта будущей операции по овладению Кой-Асаном. Я порекомендовал отложить этот проект и немедленно дать указание армиям в связи с ожидаемым наступлением противника. В подписанном приказе комфронта в нескольких местах ориентировал, что наступление ожидается 10-15 мая, и предлагал проработать до 10 мая и изучить со всем начальством, командирами соединении и штабами план обороны армии. Это делалось тогда, когда вся обстановка истекшего дня показывала, что с утра противник будет наступать. По моему настоянию ошибочная в сроках ориентировка была исправлена. Сопротивлялся также Козлов выдвижению дополнительных сил на участок 44-й армии".

Иосиф Виссарионович прочитал телеграмму поздно вечером, при Шапошникове и при мне. Расстроенный, тяжело ступая, несколько раз прошелся по кабинету. Сказал:

- Как в одесском анекдоте... Сара после ужина танцует на вечеринке. Убеждает себя: "Не пукну, не пукну, не пукну". Сорвалось, пукнула. "Не я, не я, не я". - Остановился, гневно блеснули глаза, брезгливо дернулись плечи: - Сучонка с желтым клеймом!
Шапошников постарался пресечь вспышку, спросил буднично-деловито:

- Что ответить? Оставим без последствий?

- Я сам напишу, - сказал Сталин. - Вы завтра посмотрите.

Вот ответ Иосифа Виссарионовича Мехлису. Поправок не было:

"Вы держитесь странной позиции постороннего наблюдателя, не отвечающего за дела Крымфронта. Эта позиция очень удобна, но она насквозь гнилая. На Крымском фронте Вы - не посторонний наблюдатель, а ответственный представитель Ставки, отвечающий за все успехи и неуспехи фронта и обязанный исправлять на месте ошибки командования. Вы вместе с командованием отвечаете за то, что левый фланг фронта оказался из рук вон слабым. Если "вся обстановка показывала, что с утра противник будет наступать", а вы не приняли всех мер к организации отпора, ограничившись пассивной критикой, то тем хуже для Вас. Значит, Вы еще не поняли, что Вы посланы на Крымфронт не в качестве Госконтроля, а как ответственный представитель Ставки.

Вы требуете, чтобы мы заменили Козлова кем-либо вроде Гинденбурга. Но Вы не можете не знать, что у нас нет в резерве Гинденбургов. Дела у Вас в Крыму несложные, и Вы могли бы сами справиться с ними. Если бы Вы использовали штурмовую авиацию не на побочные дела, а против танков и живой силы противника, противник не прорвал бы фронта и танки не прошли бы. Не нужно быть Гинденбургом, чтобы понять эту простую вещь, сидя два месяца на Крымфронте".

У Льва Захаровича достало ума покаяться в грехах. "Мы опозорили страну и должны быть прокляты" - так завершил он свою объяснительную записку после полного разгрома фронта. Такая самокритичность в какой-то мере смягчила недовольство Сталина. Он не "проклял" Мехлиса, а понизил его в звании и сместил с высокой должности. Начальником Главного политического управления Красной Армии стал первый секретарь МК и МГК партии, один из организаторов обороны столицы Александр Сергеевич Щербаков. При нем, кстати, вскоре в вооруженных силах был упразднен институт комиссаров, командиры стали единоначальниками, а у них - заместители по политчасти. Ну а Мехлис продолжал "нюхать порох" в качестве члена Военного Совета армии, затем некоторых фронтов. Своим несносным скандальным характером и склонностью к доносительству много крови попортил работавшим с ним людям. Умер он в том же году, что и Сталин. Странно, что урна с прахом Льва Захаровича оказалась в Кремлевской стене, на почетном месте. Не по чину вроде бы. Впрочем, какая там странность: Берия и Каганович посодействовали.

И еще штрих к биографии Мехлиса, уж и не знаю, хороший или плохой: в разное время можно воспринимать по-разному. Он одним из первых, а может, и самым первым привлек внимание Сталина и Берии к действиям тех крымских татар, которые перешли на сторону гитлеровцев, помогали фашистам в боях против советских войск. Особенно большие потери несли от крымских татар, досконально знавших местность, наши партизанские отряды, подпольщики, а также диверсионные и разведывательные группы, высаживавшиеся на побережье. Наших убивали из засад, устраивали ловушки. Страшна была судьба людей, захваченных для допросов. Враг был жесток.

В одном из своих докладов Берия сообщил Сталину примерную цифру потерь среди военнослужащих от крымских татар. Если не ошибаюсь, около 16 тысяч. Три стрелковых дивизии. Не знаю, входят ли в это число мирные жители, партизаны. Тогда же возникла идея очищать все освобождаемые районы от тех, кто наносил нам коварные удары в спину.

Владимир Успенский. «Тайный советник вождя».

* * *

 

Иван Иванович Шишкин.
«Крымский вид».
1882.

Иван Шишкин. Крымский вид. 1882.

Немецкая агентура подняла восстание в Сирии, возникли волнения в сопредельном Ираке, — и это понятно, ибо Гитлер, как и Наполеон, объявил себя большим другом и защитником мусульманского мира…

Немецкие агенты уже давно проникли в Крым, где вели среди татар умелую пропаганду, взвинчивая мусульманский фанатизм. «Германский эффенди Адольф, — говорили они татарам, — родился с зеленой каймой вокруг живота», что является несомненным признаком мусульманской святости…

Валентин Пикуль. «Площадь павших борцов».

* * *

 

Иван Иванович Шишкин.
«Крымские орешины».
1884.

Иван Иванович Шишкин. "Крымские орешины". 1884.

 

Иван Иванович Шишкин.
«Крым».
1886.

Иван Иванович Шишкин. "Крым". 1886.

Иван Иванович Шишкин.
«Крым».
1892.

Иван Иванович Шишкин. "Крым". 1892.

«Крепость генуэзцев в Крыму (город Судак)».
XIV век.

"Крепость генуэзцев в Крыму (город Судак)". XIV век.

Лев Лагорио.
«Крымский пейзаж».

Лев Лагорио. "Крымский пейзаж".

Никанор Чернецов.
«Крымский пейзаж».
1834.

Никанор Чернецов. "Крымский пейзаж". 1834.

Никанор Чернецов.
«Вид на Аюдаг в Крыму».
1836.

Никанор Чернецов. "Вид на Аюдаг в Крыму". 1836.

Сергей Виноградов.
«Крымский пейзаж».
1915.

Сергей Виноградов. "Крымский пейзаж". 1915.

 

КРЫМ

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.