А. Крылов.

"Тайна январской ночи".

"Медицинская газета" 15 сентября 1989 год.

 

Борис Чориков.
Кончина Петра Великого.

Б. Чориков. Кончина Петра Великого.

 

Попытка расследования обстоятельств смерти Петра Великого, предпринятая врачом, историком и журналистом.

Агония

Кучками толпятся во дворце сенаторы, генералы, всех коллегий чины, гвардии и морские офицеры. Не решаются присесть, стоят, бросая друг на друга подозрительные взгляды. Что день грядущий готовит, кто сядет на престол, где сам завтра будешь? Лихорадочно проигрывают в уме варианты и комбинации. Что и говорить, нелегкое дело быть царедворцем…
Здесь и близкие царя… Опухшее от слёз лицо недавно коронованной императрицы Екатерины, позабывшей сон и покой. От неё не отходит светлейший князь Александр Данилович Меншиков. Шепчет на ухо, уговаривает, убеждает: «Тебе царствовать, боле некому».
Лицо Петра сводит судорога, начинается новый приступ. От криков больного, слышных по всему дворцу, придворные жмутся, втираются в стены, как будто становясь даже меньше ростом.
Боли несколько отпускают царя, он потребовал бумагу. Некогда могучая рука, из последних сил выводит едва различимые слова: «Все отдать…», и перо выпадает из разжавшихся, ныне бессильных пальцев. Царь чуть слышно произносит несколько слов, присутствующие разобрали – зовёт любимую дочь Анну. Она вбегает в зал, но Пётр уже потерял сознание.
На следующий день, 28 января 1725 года, не приходя в сознание, официально так и не оставив преемника, умер преобразователь России, император Пётр I…
В залу, где собрались члены Сената, входит Екатерина. Заливаясь слезами, она поручает себя – «сироту и вдову» - их попечению.
Немало пришлось потрудиться перед этим Меншикову, Ивану Бутурлину, сенатору Петру Андреевичу Толстому. Но добились своего, посрамили враждебную партию, желавшую видеть на троне великого князя Петра, внука умершего царя, сына убитого царевича Алексея.
Генерал-адмирал Апраксин, грузно преклонив колено, объявил решение Сената: «Быть Екатерине императрицей».

Слухами земля полнится

Не успела дочь ливонского крестьянина Самуила Скавронского, бывшая жена шведского драгуна Иогана Крузе, служанка мариенбургского пастора Глюка, коронованная Петром I в московском Успенском соборе 7 мая 1724 года, стать самодержавной правительницей России, как, перекидываясь из дома в дом, опережая курьеров, полетел по Руси тёмный слух – отравили царя…
Что же послужило причиной смерти Петра I, двухметрового великана, обладавшего фантастической силой и выносливостью в походах, пирах, делах, так удивлявшими современников? Смерти, настигшей его всего на 53-м году жизни, из которых 42 года, семь месяцев и три дня он пробыл на русском престоле…
Перелистаем страницы исторических журналов и сборников, посмотрим, что сообщалось в них о болезни Петра I. Немало подробностей можно найти и в донесениях иностранных дипломатов, бывших в то время в Петербурге.

История болезни

Вот как описывает недуг Петра отечественный историк С. М. Соловьёв, автор многотомной «Истории России с древнейших времен»: «Летом 1724 года он сильно занемог, но во второй половине сентября начал, видимо, поправляться, гуляя по временам в своих садах плавал по Неве. 22 сентября у него сделался сильный припадок, говорят, он пришёл от него в такое раздражение, что прибил медиков, браня их ослами; потом опять оправился. …в первых числах ноября поехал водой в Петербург, но тут, у местечка Лахты, увидав, что плывший из Кронштадта бот с солдатами сел на мель, не утерпел, сам поехал к нему и помогал стаскивать судно с мели и спасать людей, причем стоял по пояс в воде. Припадки немедленно возобновились…»
Говоря о «припадках», историк имел в виду приступы, обусловленные, как писал А. С. Пушкин, «запором урины» - острой задержкой мочеиспускания.
Профессор – медик П. И. Ковалевский в своей книге «Пётр Великий и его гений», вышедшей в Петербурге в 1901 году, утверждает, что «царь сильно страдал странгурией», послужившей причиной его преждевременной смерти.
Эти мнения об урологическом происхождении болезни царя основываются на свидетельствах современников Петра. Так, Лефорт, саксонский резидент в России, говорит о мочевом камне. Французский посол Кампредон в донесениях пишет о язвах уретры. Английский хирург Горн, отказываясь принять версию о мочевом камне, причину смерти царя видел в «едкой материи, которая разъев мочевой пузырь, образовала в нём нарывы, которые и вызвали задержку мочи».
Значительно проще трактовал историю болезни первого российского императора советский историк, руководитель института красной профессуры М. Н. Покровский: «Пётр умер, как известно, от последствий сифилиса, полученного им, по всей вероятности, в Голландии и плохо вылеченного тогдашними врачами…
После происшествия со спасением бота, попавшего на мель, Пётр вновь занемог, появились «жесточайшие лихорадочные припадки и в животе болезненное жжение».
Лечащим врачом Петра в последние годы был лейб-медик Лаврентий Блюментрост, ставший при Екатерине первым президентом Академии наук. На помощь ему из Москвы приезжает доктор Бидлоо. Проведённое лечение, казалось помогло, а может быть, болезнь отступила самостоятельно. Так или иначе, но Пётр почувствовал себя окрепшим. Ночь с 8 на 9 января 1725 года была проведена на «конклаве» бурно и не без обильных возлияний. Последствия – новые приступы болезни – не замедлили сказаться. Однако Пётр ещё не придаёт особого значения ухудшению здоровья и даже подумывает о поездке в Ригу. Но уже в ночь с 16 на 17 января, по выражению историка Е. Ф. Шмурло «смерть постучала в царские двери». Вновь наступила острая задержка мочи, весь следующий день Пётр проводит в постели, испытывая страшные мучения. Боль отпускает лишь ненадолго, приступ следует за приступом. К больному приглашён священник, в ту же ночь во дворец срочно приезжает Меншиков…
Ночь с 20 на 21 января прошла спокойно, больной спал, а утром почувствовал, что лихорадка исчезла и «очищения стали более правильные». Врачи значительно приободрились, но окружающие не разделяли их оптимизма. Толки о близкой кончине государя уже шли по столице. Последующие два дня подтвердили худшие опасения. Во всех церквях города молились за здравие царя, перед дворцом, несмотря на холод и метель, теснилась молчаливая толпа.
В понедельник, 25 января, при катетеризации мочевого пузыря было эвакуировано около литра гнойной, зловонной мочи. Измученный процедурой, Пётр заснул, но вскоре с ним «сделался обморок», и во вторник утром, после завтрака, начался сильнейший приступ лихорадки, сопровождавшийся судорогами, во время которых он терял сознание. Придя в себя, царь отдал приказ выпустить на свободу 400 заключённых в тюрьму «для здравия государя». Но даже такое радикальное средство не могло уже помочь умирающему монарху. Финал приближался с катастрофической скоростью…
Что же всё-таки послужило причиной скоропостижной смерти Петра Великого?

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА
Комментирует доктор исторических наук, писательница Н. М. Молева

- Немало загадок оставил историкам XVIII век. Окутаны тайной и обстоятельства кончины Петра I. С одной стороны, казалось бы, всё ясно: есть свидетельства современников, труды историков, свидетельствующие о хроническом недуге царя. Но когда начинаешь изучать архивные документы, листаешь так называемый «Малый придворный календарь», в котором фиксировались буквально по часам все бытовые эпизоды жизни Петра, состояние его здоровья, возникает ощущение неудовлетворённости официальной версией. А если на это наложить политическую картину, отражающую реальную расстановку сил при русском дворе, версия о насильственной смерти Петра обретает всё более чёткие контуры.
Давайте разберёмся по порядку. Пётр умер, так и не оставив наследника престола. К власти благодаря стараниям Меншикова пришла Екатерина. Думаю, она особенно никогда и не претендовала на престол: для счастья ей вполне бы хватило дворца, вкусной пищи да мягкой постели. Но за её спиной стоял Меншиков, чья жизнь буквально висела на волоске. Обвинённый в казнокрадстве, он ждал неминуемого наказания, которое, судя по всему, должно быть суровым… Пётр не мог простить своему бывшему любимцу многие прегрешения, и в первую очередь его роль в деле Вилима Монса, брата всем известной по роману Алексея Толстого Анны Монс. Блестящий офицер, очень красивый молодой человек, он становится управляющим вотчинами царицы и, воспользовавшись её расположением, не только устраивает себе состояние…
Этой связи Екатерины и придворного всячески покровительствует Меншиков. Пётр, узнав из подкинутой записки об измене жены, был взбешён.
Монса казнили, а Екатерина в последние месяцы жизни Петра даже не допускалась до его кабинета. По личному приказу царя срочно завершалось тянувшееся уже несколько лет дело о злоупотреблениях Меншикова. Меншиков рисковал в обоих вариантах – и при выздоровлении императора, и с приходом к власти партии царевича Петра. И в том, и в другом случае его ждали суд, ссылка, а возможно, и казнь.
И вот на ужин Петру дают попробовать новый сорт конфет, присланных царю в подарок. Буквально через несколько часов Пётр почувствовал себя плохо, у него началась рвота, появился выраженный цианоз ногтей… онемение в руках, жжение в животе. Неправда ли, очень подозрительно?
Кстати, спустя два года, тоже после конфет, точно такой же приступ случился и у Екатерины, после которого она умерла. А ведь именно в это время она стала просто не нужна Меншикову, начала мешать его политической игре…
Ещё одна деталь: перед входом в спальню, где лежал больной Пётр, был установлен алтарь передвижной церкви. Казалось бы, какое это имеет значение? Но вспомните, что за алтарь не могли заходить ни женщины, ни люди другой веры, кроме православных. Таким образом доступ лиц к Петру был крайне ограничен как для его дочерей, так и для врачей-иноземцев. Всё это не может не рождать мысль о заговоре, существовавшем в самом близком окружении царя…

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА
Комментирует доктор медицинских наук, профессор Л. Л. Хунданов, член союза писателей СССР

- Конечно, чрезвычайно сложно поставить диагноз спустя несколько столетий…
Тем не менее, опираясь на свидетельства современников, письменные источники, можно попытаться реконструировать историю болезни Петра I. Вероятно, следует считать доказанным тот факт, что царь страдал стриктурой уретры. Известно, что Пётр, любивший хвастать своими медицинскими познаниями, находил возможным применять их и по отношению к себе. Сохранились серебряные катетеры, которыми он самостоятельно бужировал уретру…
Переохлаждение, алкоголь, безусловно, могли вызвать обострение хронического процесса. Не хочется давать оценки действиям врачей, лечивших царя, но думается, что не все возможные средства даже по тем временам были использованы. При многодневной задержке мочи лишь один раз производилась катетеризация, было эвакуировано большое количество гнойной мочи. Вероятно, следовало подумать и о цистотомии – операции, которую широко практиковали хирурги восемнадцатого столетия. Хотя вполне допускаю, что Пётр мог и противиться этой операции, а врачи не смогли или побоялись переубедить его.
Решить же сегодня вопрос о возможном отравлении Петра I, не имея на руках результатов анализов, экспертизы – дело довольно легкомысленное. Хотя некоторые симптомы в течение заболевания не совсем укладываются в клинику восходящего пиелонефрита, уросепсиса. Ещё А. С. Пушкин в своей «Истории Петра» писал о судорогах, параличе левой руки, потере речи. «Жжение в животе» также можно рассматривать как признак отравления каким-то ядом. Эти симптомы при желании можно уложить в клинику отравления мышьяком. Однако надо сразу оговориться, что в начале XVIII века при лечении многих недугов широко использовались препараты мышьяка и ртути, а у больного с поражением почек легко могла наступить передозировка, вызывающая сходную с отравлением клинику.
Для того чтобы аргументированно ответить на вопрос о возможном отравлении, необходимо провести экспертизу волос Петра на содержание в них мышьяка. Это могло бы в значительной степени прояснить картину, восстановить историческую истину.

 

ПЁТР I (1672-1725)