Казак в живописи

 

«Казацкая рада».

"Казацкая рада".

КАЗАЧЕСТВО – привилегированное военно-служилое сословие.

Историки считают, что вольное казачество появилось в начале 16 века. Казаками называли себя вольные люди, которые селились на берегах Волги и Дона, на границе степей, к югу от которых еще недавно простирались владения Золотой Орды. В середине 16 века днепровские казаки основали Запорожскую Сечь. Туда бежали крестьяне, спасаясь от гнета помещиков. В начале 17 века военные общины Дона объединились в Войско Донское.

В мирное время казаки занимались земледелием и скотоводством, были вольными людьми, владели землей. В военное время казаки образовывали воинские соединения, участвовали в войнах.

В начале 18 века вольные казаки жили на Дону, Днепре, Тереке, Яике (Урале). Служилые (городовые) казачьи полки находились на Украине и в Сибири. В 1695 г. казакам разрешили заниматься земледелием на Дону, и уклад жизни вольных казаков сблизился со служилыми. Каждому казаку за воинскую службу давали земельный участок. После подавления восстания казаков под предводительством Степана Разина Войску Донскому приходилось приносить присягу на верность царю.

Петр I ограничил самостоятельность казаков. Они перешли из ведения Посольского приказа к Военной коллегии. В войсках Петра I казаки сражались со шведами в Прибалтике и на Украине. Казакам теперь запрещалось принимать беглых крестьян и раскольников. После подавления Булавинского восстания 1707-1709 гг. царь сам стал утверждать атамана Войска Донского. Место общевойскового круга заняли станичные атаманы и выборные от станиц. Запорожская Сечь, поддержавшая изменника Мазепу, в 1709 г. была уничтожена. Но запорожцы основали Новую Сечь в устье реки Каменка. Окончательно Запорожскую Сечь упразднила Екатерина II в 1775 г.

Для охраны расширявшихся границ организовывались новые казацкие войска. Рядом с Яицким казачьим войском в 1748 г. появилось Оренбургское войско, в 1760 г. – Сибирское.

При Екатерине II территория Войска Донского вошла в состав Азовского генерал-губернаторства. Под командованием Суворова донские казаки штурмовали стены Измаила, перебирались через Альпы. Войсковой атаман сохранял военную и административную власть на Дону, но находился в подчинении у наместника – Г. А. Потемкина.

О запорожских казаках вспомнили, когда в 1787 г. началась война с Турцией. Никто не знал противника лучше, чем они. Казаки храбро сражались с турками и за свои подвиги получили земли по правому берегу Кубани и на Тамани. Так возникло Черноморское (Кубанское) казачество. Черноморские казачьи полки превратились в части легкой кавалерии.

За участие в восстании Пугачева Яицкое войско было в 1775 г. переименовано в Уральское, и был упразднен войсковой круг. Там перестали выбирать атаманов и старшин. Существовавшее с 1733 г. Волжское войско упразднили в 1777 г. Волжане влились в Кавказское линейное войско, созданное в 1770 г. из терцев и донцов, переселенных на Кавказ. В 1739 г. были созданы Калмыцкое и в 1798 г. Башкирское войска, которые на правах казаков охраняли рубежи России.

В 19 веке правительство старалось сохранять особый уклад жизни казаков, так как казачьи войска представляли собой отличную легкую конницу. По своему положению казаки все более приближались к регулярным войскам, а содержание казачьих войск было более дешевым. Была введена военная форма, казачьи командиры получили офицерские чины, а атаманами стали назначать генералов-неказаков. С 1827 г. установилась традиция назначать атаманом казачьих войск России наследника престола. Среди казаков считалась почетной служба в личной охране императора. Казаки участвовали во всех войнах, которые вела Россия в 18-19 вв. особенно прославились казаки атамана Войска Донского М. Платова в Отечественной войне 1812 г.

В 1817 г. возродилось Астраханское казачье войско. После присоединения к России земель Средней Азии выросло значение Оренбургского войска. В него переводились русские крестьяне, татары, в 1842 г. в него влилось Калмыцкое войско. В присоединенной Средней Азии в 1867 г. было создано Семиреченское войско. В 1851 г. образовалось Забайкальское войско из 3 русских, 2 бурятских и тунгусского полков. На Дальнем Востоке в 1858 г. появилось Амурское казачье войско, из которого в 1889 г. выделилось Уссурийское, действовала Амуро-Уссурийская казачья флотилия.

На Северном Кавказе в 1860 г. из Кавказского линейного войска (т. е. из войска, располагавшегося по кавказской укрепленной линии) выделилось Терское. Оставшаяся часть линейных казаков соединилась с черноморцами в Кубанское казачье войско. Кавказские и кубанские казаки выделялись своей особой собранностью, ведь горцы были опасными соседями. Отправляясь пахать или косить траву, они всегда брали с собой оружие или работали под защитой отряда, вооруженного пушкой. Сибирские городовые казаки перешли с полицейскими функциями в ведение гражданских властей.

Военные реформы Александра II поставили казачьи войска в практически одинаковые условия с регулярными частями.

Школьная энциклопедия. Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование»'. 2003 год.

* * *

 

«Казацкий зимовник».

"Казацкий зимовник".

Историческим продуктом степи, соответствовавшим её характеру и значению, является козак, по общерусскому значению слова — бездомный и бездольный, «гулящий» человек, не приписанный ни к какому обществу, не имеющий определённых занятий и постоянного местожительства, а по первоначальному и простейшему южнорусскому своему облику человек «вольный», тоже беглец из общества, не признававший никаких общественных связей вне своего «товариства», удалец, отдававший всего себя борьбе с неверными, мастер всё разорить, но не любивший и не умевший ничего построить, — исторический преемник древних киевских богатырей, стоявших в степи «на заставах богатырских», чтобы постеречь землю Русскую от поганых, и полный нравственный контраст северному лесному монаху. Со Смутного времени для Московской Руси козак стал ненавистным образом гуляки, «вора».

Василий Осипович Ключевский. «Курс русской истории».

* * *

 

«Казак-мамай».
Украинская народная картина.
Начало XIX века.

"Казак-мамай". Украинская народная картина. Начало XIX века.

Козак

Раз, полунощной порою,
Сквозь туман и мрак,
Ехал тихо над рекою
Удалой козак.
Черна шапка на бекрене,
Весь жупан в пыли.
Пистолеты при колене,
Сабля до земли.
Верный конь, узды не чуя,
Шагом выступал;
Гриву долгую волнуя,
Углублялся вдаль.
Вот пред ним две, три избушки, -
Выломан забор;
Здесь — дорога к деревушке,
Там — в дремучий бор.
«Не найду в лесу девицы, -
Думал хват Денис: -
Уж красавицы в светлицы
На ночь убрались».
Шевельнул Донец уздою,
Шпорой прикольнул,
И помчался конь стрелою,
К избам завернул.
В облаках луна сребрила
Дальни небеса;
Под окном сидит уныла
Девица-краса.
Храбрый видит красну деву;
Сердце бьется в нем,
Конь тихонько к леву, к леву -
Вот уж под окном.
«Ночь становится темнее,
Скрылася луна.
Выдь, коханочка, скорее,
Напои коня».
«Нет! к мужчине молодому
Страшно подойти,
Страшно выдти мне из дому,
Коню дать воды».
«Ax! небось, девица красна,
С милым подружись!»
«Ночь красавицам опасна».
«Радость! не страшись!
Верь, коханочка, пустое;
Ложный страх отбрось!
Тратишь время золотое;
Милая, небось!
Сядь на борзого, с тобою
В дальний еду край;
Будешь счастлива со мною:
С другом всюду рай».
Что же девица? Склонилась,
Победила страх,
Робко ехать согласилась.
Счастлив стал козак.
Поскакали, полетели.
Дружку друг любил;
Был ей верен две недели,
В третью изменил.

Александр Сергеевич Пушкин.

* * *

 

Н. Зиновьев.
«Казаки в лесу слушают кобзаря».

Н. Зиновьев. "Казаки в лесу слушают кобзаря".

Казачество составляло слой русского общества, некогда распространенный по всей Руси. Еще в XVI в. казаками звали наемных рабочих, батрачивших по крестьянским дворам людей, без определенных занятий и постоянного местожительства. Таково было первоначальное общее значение казака. Позднее этому бродячему, бездомному классу в Московской Руси усвоено было звание вольных гулящих людей, или вольницы. Особенно благоприятную почву для развития нашел этот люд в южных краях Руси, смежных со степью, условия которой сообщили ему особый характер. Когда стала забываться гроза татарского погрома, завязалась хроническая мелкая борьба русского степного пограничья с бродившими по степям татарами. Исходными и опорными пунктами этой борьбы служили укрепленные пограничные города. Здесь сложился класс людей, с оружием в руках уходивших в степь для рыбного и звериного промысла. Люди отважные и бедные, эти вооруженные рыболовы и зверогоны, надобно думать, получали средства для своих опасных промыслов от местных торговцев, которым и сбывали свою добычу. В таком случае они и здесь не теряли характера батраков, работавших за счет своих хозяев. Как привычных к степной борьбе ратников их могли поддерживать и местные княжеские правительства. Этим людям при постоянных столкновениях с такими же татарскими степными добычниками и усвоено было татарское название казаков, потом распространившееся на вольных бездомных батраков и в северной Руси. 

Василий Осипович Ключевский. «Курс русской истории».

* * *

 

Неизвестный художник.
«Уральские казаки».
Начало XIX века.

Донские казаки, как уже мельком упоминалось, с превеликим энтузиазмом взялись за строительство своего, совершенно независимого и суверенного государства. Все обстояло крайне серьёзно: сочинили конституцию, ввели государственный флаг, сине-жёлто-алый, приняли государственный гимн, старинную песню «Всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон». Трагикомедия здесь в том, что первый куплет этой песни звучит следующим образом:
    

- Всколыхнулся, взволновался
Православный Тихий Дон
И послушно отозвался
На призыв монарха он…
    

Но именно эта песня, прославляющая верность донцов России и монарху, стала государственным гимном самостийной державы. Донцы никоим образом не собирались восстанавливать единую Россию - они, как опять-таки мимоходом говорилось, по дурной своей наивности полагали, что, отгородившись от всего остального полыхающего пространства бывшей Российской империи, будут кататься как сыр в масле. Что им удастся отсидеться. Что никто к ним никогда со штыком не придёт, а если придёт - нагайками закидают…

Атаман Краснов, «представитель пятимиллионного свободного народа», как он любил себя именовать, быстренько установил подобие дипломатических отношений с Украиной гетмана Скоропадского и Германией. Немцы и украинцы суверенную державу признали - правда, опять-таки неофициально, без присылки полномочных послов и грома оркестров. Окрылённый Краснов сочинил письмо кайзеру Вильгельму, в котором без ложной скромности просил пособить в массе мелких просьбишек: чтобы кайзер помог вернуть Донской державе Таганрогский округ, надавив для этого на Украину; чтобы кайзер посодействовал передаче Дону «по стратегическим соображениям» Воронежа, Камышина и Царицына, надавив для этого на Москву. А взамен, если отбросить дипломатические обороты, обещал впредь становиться в любую позицию из «Камасутры», какая только будет Германии угодна.

Губа у атамана была не дура. Таганрог - это угольные шахты и заводы, Царицын (нынешний Волгоград) - выход в Каспийское море… Господа казаки всерьёз собирались строить сверхдержаву - и полагали себя отдельной нацией. Так и было написано в «Законах Всевеликого Войска Донского»: «Три народности издревле живут на Донской земле и составляют коренных граждан Донской области - донские казаки, калмыки и русские крестьяне». Себя донцы русскими, как отсюда явствует, отнюдь не считали. А потому подданных новоявленной державы быстренько разделяли на две категории: «казаков» и «граждан». На бумаге и те и другие считались полностью равноправными, но мы-то прекрасно знаем, что бывает, когда население официально делят на две категории…

Всерьёз воевать с большевиками донцы не собирались. Из примерно тридцати пяти тысяч строевых казаков в Добровольческую армию Деникина поступило всего четыреста. Ничего удивительного, что Деникин, с бессильной злостью взиравший на эти политические новости, сказал однажды: «Войско Донское - это проститутка, продающая себя тому, кто больше заплатит».

Краснов не на шутку разобиделся и в свою очередь обозвал Деникина «изменником», апологетом «старого режима», «оскорбившим жестоко молодые национальные чувства казаков».

Так и просуществовала недолгое время эта опереточная «держава» - в конце концов все же послала воевать с большевиками несколько мелких отрядов, которые бросили фронт в Воронежской губернии и повернули домой, рассчитывая отсидеться. Не удалось. Пришли красные и устроили то, что нам теперь известно как «расказачивание». Между прочим, одним из предводителей репрессий был даже не многократно руганный Свердлов, а Андрей Лукич Колегаев, многолетний член партии левых эсеров, к большевикам перешедший в восемнадцатом. Именно он, член Реввоенсовета Южного фронта, отправлял армиям директивы, превосходившие даже циркуляры Свердлова: выжигать восставшие хутора, расстреливать всех, принимавших не только прямое, но и косвенное участие в восстаниях, расстреливать каждого десятого, а то и пятого. Вот только о Колегаеве наши национал-патриоты предпочитают помалкивать, поскольку он никак не годится по своему стопроцентно славянскому происхождению на роль жидомасона…

Примерно так же, как и донцы, вело себя Кубанское казачье войско: Кубанская рада провозгласила самостийную державу, вступила в дипломатические отношения с заграницей вроде Грузии, успела даже провести с Донской державой экономическую войну, совсем как настоящую, перекрыв свои суверенные границы для донских товаров. С красными держава опять-таки не воевала толком, а когда спохватилась, было поздно: на неё двинулись уже не кучки партизан с красными лентами на шапках, а регулярная Красная Армия. И кубанцам отсидеться не удалось…

Признаться, как раз донские казаки (современные, я имею в виду) у меня вызывают лёгкую брезгливость своими неимоверно громкими причитаниями о горестях их дедов, которых в девятнадцатом изводили лютые большевики. Большевики, конечно, не ангелы, но все беды Тихого Дона как раз оттого и произошли, что тамошние станичники наивно и легкомысленно решили отсидеться в сторонке, пока за соседними холмами шла война и трещали пожарища. Такого фарта в жизни не бывает. Как выражался по другому поводу дон Румата, тех, кто смирно в сторонке сидит, больше всего и режут…

Донцов и кубанцев погубил их собственный эгоизм - так же, как и Оренбургское казачье войско. Всем им показалось, что, объявив суверенитет, они будут жить сладко и счастливо…

Вообще в некоторой корректировке нуждается миф о «работящих казаках», которых разорили красные. Казаки, конечно, в массе своей были и в самом деле трудолюбивы. Вот только следует сделать немаловажное уточнение: напомнить, что у них была ещё и своя элита, пресловутая «старшина», которая жила, по примеру любой элиты, вовсе уж сладко - и хотела любой ценой сохранить свои немаленькие привилегии.

Вот документ эпохи: выступление в одной из уральских газет в декабре семнадцатого года рядового казака, делегата от своей сотни. Интереснейшие вещи он рассказывал…

«Первый войсковой Круг в мае (семнадцатого. - А.Б.) прошёл, если без сепаративных вожделений наших войсковых бюрократов, но зато у каждого явившегося офицера и чиновника было страстное желание попасть на ту или иную должность по самоуправлению войском. Каждый старался отыскать виновность прежних слуг войска и сесть на их место, т.е. получить оклады, а там хоть трава не расти. Избранная ревизионная комиссия открыла громадные хищения войскового капитала, который шёл исключительно на улучшение благосостояния нашего офицерства: так, например, в пригород Оренбурга „Форштадт“, заселённый исключительно казачьими генералами, офицерами и чиновниками, за счёт казачьего капитала проведён водопровод и заведён лучший пожарный обоз. Дети этих чинов обучались в средних и высших учебных заведениях за счёт этого же капитала. Сметы умышленно ежегодно составлялись с остатками, и эти остатки распределялись чинами в награду и пособие только себе и т.д.».

Теперь понятно, читатель, каковы были ставки в игре и почему элита всех трех вышеназванных казачьих войск стремилась, наплевав на беды России, выкроить себе уютную самостийную державу? Продолжаю цитировать. Читайте, читайте. Нигде, кроме как в моей книге, вы этого, смею думать, не прочитаете - потому что сборник документов и материалов, откуда взята эта статья простого казака, был издан аж в 1927 г. тиражом в полторы тысячи экземпляров…

«Словом, наша войсковая бюрократия жила не хуже помещиков, а потому расстаться с таким жирным куском, как войсковой капитал, не легко. Последний же главным образом составлялся от сдачи в аренду под распашку войсковых свободных земель… Имея в своём бесконтрольном распоряжении около 400 000 десятин (напоминаю: десятина - около гектара. - А.Б.) свободной войсковой земли, 437 487 войсковых борон и лесных дач бюрократия имела громадный доход и расходовала его по своему личному усмотрению…».

И далее неизвестный по фамилии казак даёт своё видение происходящего: по его глубокому убеждению, та самая бюрократия ради дальнейшего процветания как раз и внушает рядовому казачеству мысль создать «федеративную Оренбургскую казачью республику», чтобы этим «спасти свою землю». В то время как во многих станицах приходится не более чем 6-8 десятин на семью.

Там же цитируется выступление на Круге оренбургского атамана Дутова, провозглашавшего примерно то же, что на Дону и Кубани: «Мы, казаки, есть особая ветвь великорусского племени и должны считать себя особой нацией. Мы сначала казаки, а потом - русские. Россия - большой разлагающийся организм, и из опасения заразы мы должны стремиться спасать свои животы. Наши леса, воды, недра и земли мы удержим за собой, а Россия, если она не одумается, пусть гибнет».

И в Оренбурге мы видим тот же утробный эгоизм: пусть гибнет Россия, лишь бы нам было хорошо, «особой нации»… Легко догадаться, что и там все повторялось по тем же сценариям: какое-то время казаки благоденствовали, отгородившись от всеобщей смуты, но потом у окрепших большевиков дошли руки и до них… А посему, уж простите, лично мне нисколько не жалко людей, из своих шкурных интересов собравшихся пребывать в роли той самой обезьяны из китайской пословицы, что с высокой ветви дерева намеревалась, уютно расположившись, наблюдать драку двух тигров. Вот только тигры вовсе не загрызли друг друга насмерть, один победил, огляделся и, усмотрев обезьяну, решил перекусить…

Но ведь были и другие! И вот перед ними стоит снять шапку…

Когда по всей России возрождались казачьи традиции, когда по многим градам и весям щеголяли картинно-пёстрые станичники с дедовскими «Георгиями» на груди, это поветрие, насколько мне известно, обошло те районы, что были когда-то территорией Уральского казачьего войска. Причина проста и трагична: уральских казаков больше нет. Всех прочих в России сохранилось немало, а вот уральских попросту нет…

Дело в том, что Уральское казачье войско оказалось единственным, не поддавшимся ни разложению, ни большевистской пропаганде, ни эгоистическому стремлению к созданию самостийной «державы». Крепкие хозяева, староверы, уральские казаки с самого начала без колебаний и раздора в собственных рядах выступили против большевиков. Сначала они гибли в боях. Потом, когда стало ясно, что красные побеждают, Уральское войско с семьями двинулось на юг, через казахские степи, пробиваясь в Персию. Цели они достигли, но жертвы были огромными - голод, бездорожье, холода… С Урала под командованием своего атамана вышли пятнадцать тысяч человек, а до прикаспийского форта Александровск добрались только три тысячи - выжил один из пяти… Вот потому-то возродить уральское казачество и невозможно - некому.

Единственное войско, не заражённое ни эгоизмом, ни шатаниями. Ничего общего с Доном, с Кубанью, с Дальним Востоком, где атаман Семёнов был, по сути, такой же японской проституткой, как Краснов - германской. Оба, уже в сорок пятом, получили свою петлю…

Я не собираюсь никого осуждать. Я просто хочу напомнить, что отделялись, собственно, едва ли не все - но донцы и кубанцы вызывают неприязнь как раз тем, что ныли потом, с наивными глазами уверяя, что совершенно не понимают причин красных репрессий, что понятия не имеют, откуда взялась на них этакая напасть. А взялась она из их собственного эгоизма…

Александр Бушков. «Красный монарх».

* * *

 

Е. Корнеев.
«Черноморский казак».
1809.

Е. Корнеев "Черноморский казак". 1809.

 

А.-Т. Биазиоли.
«Русские казаки».
Гравюра по рисунку Е. Корнеева «Черноморский казак» и «Гребенский казак».
1812-1830.

А.-Т. Биазиоли. "Русские казаки". Гравюра по рисунку Е. Корнеева "Черноморский казак" и "Гребенский казак". 1812-1830.

Само деление Погодиным (Михаилом Петровичем, историком) русского этноса на великорусов, малороссов и белорусов было ошибочным, оно устарело. Во-первых, за их черту вылетели карпаторусы, они потом сами на том настаивали. Но дело не только в них. Субэтническая структура русского этноса гораздо сложнее! Если два субэтноса легко найти в Белоруссии, то число субэтносов того же самого «этноса Х» в границах Великороссии будет колоссальным. Я их все сходу не перечислю. Если не все казачьи войска, которых было 11 к революции, то, по крайней мере, древние, созданные не усилиями государства, как, например, на востоке Уссурийское, а те, что сложились сами по себе, — это не один казачий субэтнос, а разные субэтносы. Донские казаки — это один, а кубанские казаки — другой, а терские казаки — третий субэтнос. Кроме того, с терскими слились гребенские казаки, значит, было там все-таки два субэтноса, и один исчез. И уральские казаки, несомненно, тоже самостоятельный субэтнос и очень непохожий, кстати, на донцов. У них была очень своеобразная субкультура, хотя бы потому, что там очень долго и сильно держалось старообрядчество, а затем они перешли на положение единоверцев. Как военный народ, они согласились принять синодальную власть и стать православными, но только на правах единоверцев, то есть вообще-то на старом обряде.

Один знаток военной истории приводил мне интересное наблюдение. Если в Петербурге, в гвардии, в сводном казачьем полку служил уральский казак, то он, как и вся гвардия закуривал, но когда заканчивался срок службы, он с сожалением выкуривал последнюю трубку и выкидывал ее, потому что дома на Урале курить не дадут — старообрядческий уклад.

Владимир Махнач. «Что есть народ (этнос, нация)». Москва, 2006 год.

* * *

 

«Запорожский казак. Литовский и малорусский крестьяне.»

"Запорожский казак. Литовиский и малорусский крестьяне."

 

«Запорожский казак».

"Запорожский казак".

 

Р. Штейн.
«Смерть атамана донских казаков Булавина под Азовом в 1708 году».

Р. Штейн. "Смерть атамана донских казаков Булавина под Азовом в 1708 году".

 

Й. Стадлер.
«Офицер донских казаков».
Выполнено с оригинала Р. К. Портера.

Й. Стадлер. "Офицер донских казаков". Выполнено с оригинала Р. К. Портера.

 

Неизвестный художник.
«Казак Донского войска».
1832.

Неизвестный художник. "Казак Донского войска". 1832.

 

Неизвестный художник.
«Портрет казака».
После 1708.

Неизвестный художник. "Портрет казака". После 1708.

 

Пьер-Ноласк Бержере.
«Александр I знакомит Наполеона с калмыкскими и башкирскими казаками своей армии 3 июля 1807 года».

Пьер-Ноласк Бержере. "Александр I знакомит Наполеона с калмыкскими и башкирскими казаками своей армии 3 июля 1807 года".

 

Виктор Викентьевич Мазуровский.
«Дело казака Платова под Миром 9 июля 1812 года».
1912.

Виктор Викентьевич Мазуровский. "Дело казака Платова под Миром 9 июля 1812 года". 1912.

 

Иоганн-Готфрид Шадов?
«Казачий бивуак».
Около 1813.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Иоганн-Готфрид Шадов? "Казачий бивуак". Около 1813. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

 

Орас Верне.
«Стычка казака и польского улана».
Около 1814.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Орас Верне. "Стычка казака и польского улана". Около 1814. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

 

Орас Верне.
«Шарж: казак и гренадер лейб-гвардии Павловского полка».
1814.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Орас Верне. "Шарж: казак и гренадер лейб-гвардии Павловского полка". 1814. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

 

Карл Верне.
«Казак Черноморской сотни лейб-гвардии казачьего полка на коне».
1810.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Карл Верне. "Казак Черноморской сотни лейб-гвардии казачьего полка на коне". 1810. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

 

Карл Верне.
«Казак лейб-гвардии Казачьего полка на Королевской площади в Париже».
1815.

Карл Верне. "Казак лейб-гвардии Казачьего полка на Королевской площади в Париже". 1815.

 

Карл Верне.
«Казак с лошадью на площади Людовика XV в Париже».
1815.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Карл Верне. "Казак с лошадью на площади Людовика XV в Париже". 1815. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

 

Александр Осипович Орловский.
«Ночной бивуак казаков».
1809.

Александр Осипович Орловский. "Ночной бивуак казаков". 1809.

 

Александр Осипович Орловский.
«Казак».
1821.

Александр Осипович Орловский. "Казак". 1821.

 

Александр Осипович Орловский.
«Верховой казак, конвоирующий крестьянина».
1820-е.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Александр Осипович Орловский. "Верховой казак, конвоирующий крестьянина". 1820-е. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

 

«Казак».
Литография XIX века.

"Казак". Литография XIX века.

 

А. Дезарно.
«Преследование казаками отступающих французов».
1827.

А. Дезарно. "Преследование казаками отступающих французов". 1827.

 

Богдан Павлович Виллевальде.
«Переправа 51-го Донского казачьего полка через реку Тирсу в 1849 году».
1851.

Богдан Павлович Виллевальде. "Переправа 51-го Донского казачьего полка через реку Тирсу в 1849 году". 1851.

 

Богдан Павлович Виллевальде.
«Блюхер и казаки в Бауцене».
1885.

Богдан Павлович Виллевальде. "Блюхер и казаки в Бауцене". 1885.

 

Василий Григорьевич Перов.
«Казак».
1873.

Василий Григорьевич Перов. "Казак". 1873.

 

Франц Рубо.
«Казаки у горной речки».
1892.

Франц Рубо. "Казаки у горной речки". 1892.

Казаки в XVII веке были неукротимыми головорезами, которые без поддержки государства не только отнимали лучшие земли у воинственных кавказских народов, но даже самостоятельно воевали с могущественной Османской империей и захватывали крепости, которые не могли взять регулярные войска царя московского. В XIX веке терские казаки вели постоянную войну с соседями-чеченцами, причем сражались на равных. Но уже в начале XX века положение дел переменилось. В январе 1919 года белогвардейский полковник И. Н. Беликов в докладной записке А. М. Драгомирову, помощнику главнокомандующего Добровольческой армией, сообщал, что казаки «трусливы, много пьянствуют, очень богаты. Никакой власти у казаков ни общей, ни в станицах... их начальники не приказывают, а только просят». В августе 1918 года ингуши разбили казаков, уничтожили Тарский хутор и предъявили Сунженской, Тарской и Аки-Юртовской станицам ультиматум: выселиться за Терек. Сроку им дали — два дня. И казаки покорно выселились, а соседи из Карабулакской и Слепцовской станиц не вступились за соплеменников. В наши дни оставшиеся на Северном Кавказе казаки горько сетуют, что государство не помогает им отстоять свою землю, не защищает, а сами они защищаться давно разучились.

Сергей Беляков. «Гумилёв, сын Гумилёва».

* * *

 

Илья Ефимович Репин.
«Казак (Атаман Серко)».
1889.

Илья Ефимович Репин. "Казак (Атаман Серко)". 1889.

 

Илья Ефимович Репин.
«Казаки на Чёрном море».
1908.

Илья Ефимович Репин. "Казаки на Чёрном море". 1908.

 

Илья Ефимович Репин.
«Спящий казак».
1914.

Илья Ефимович Репин. "Спящий казак". 1914.

 

Илья Ефимович Репин.
«Казак в степи».

Илья Ефимович Репин. "Казак в степи".

 

Илья Ефимович Репин.
«Голова казака».

Илья Ефимович Репин. "Голова казака".

 

Александр Юрьевич Аверьянов.
«Атака казаков».

Александр Юрьевич Аверьянов. "Атака казаков".

 

«Николай II в форме лейб-гвардии Казачьего его величества полка».

"Николай II в форме лейб-гвардии Казачьего его величества полка".

 

«Великий гетман казаков Иоганн Мазепа».
Западноевропейская гравюра начала XVIII века.

"Великий гетман казаков Иоганн Мазепа". Западноевропейская гравюра начала XVIII века.

В Польше были уверены, что козаки ничего так не желают, как освободиться от царской власти. Думали и говорили так: московская власть кажется козакам невыносимым бременем, хотя они сами наложили на себя это бремя. Но ведь то делалось давно: тогда они обольщались надеждами свободы и разных выгод, которыми, однако, не пришлось им пользоваться. Так соображал и Станислав и не усомнился в искренности малороссийского гетмана. Он через того же посланца благодарил Мазепу за сочувствие, уверял, что будет хранить в тайне его предложение, требовал того же со стороны Мазепы и обещал на будущее время вести с ним тайные сношения до тех пор, когда козакам можно будет объявить открытый разрыв с Москвою. Шведский король, когда его известили об этом посольстве, на первый раз не слишком обрадовался новому союзничеству. Он сказал: «Я заметил по опыту, что козаки способны оказывать услуги, когда приходится преследовать бегущего неприятеля, но вообще во время войны на них нельзя полагаться».

Н. Костомаров. «Мазепа».

* * *

 

Фёдор Григорьевич Солнцев.
«Казацкий кафтан, пожалованный Петром I казаку Брешку и костюм казацкого старшины того времени».

Фёдор Григорьевич Солнцев. "Казацкий кафтан, пожалованный Петром I казаку Брешку и костюм казацкого старшины того времени".

 

«Обер-офицер Атаманского казачьего полка. 1812 год.»
Из книги «Школьная энциклопедия. История России 18-19 вв.» Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003 год.

"Обер-офицер Атаманского казачьего полка. 1812 год."

 

«Хорунжий Атаманского казачьего войска. 1812 год.»
Из книги «Школьная энциклопедия. История России 18-19 вв.» Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003 год.

"Хорунжий Атаманского казачьего войска. 1812 год."

 

«Казак-атаманец (1867-1878 гг.)».
Из книги «Школьная энциклопедия. История России 18-19 вв.» Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003 год.

"Казак-атаманец (1867-1878 гг.)".

 

«Рядовой Донского казачьего войска. 1812 год».
Из книги «Школьная энциклопедия. История России 18-19 вв.» Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003 год.

"Рядовой Донского казачьего войска. 1812 год".

 

«Вооружение русской армии в начале XIX века. Казачьи пики.»
Из книги «Школьная энциклопедия. История России 18-19 вв.» Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003 год.

"Вооружение русской армии в начале XIX века. Казачьи пики." "Вооружение русской армии в начале XIX века. Казачьи пики."

 

Елизавета Меркурьевна Бём.
Силуэт. Страница из книги «Пословицы в силуэтах».
1884.

Елизавета Меркурьевна Бём. Силуэт. Страница из книги "Пословицы в силуэтах". 1884.

 

КАЗАКИ

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.

 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: