Иллюстрации художника С. Бродского

к произведениям А. С. Грина.

Собрание сочинений в шести томах.

Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда".

1980 год.

 

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

 

«Кирпич и музыка».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Евстигней подошел к дому и стал смотреть, облокотившись на колья палисада. Сбоку, недалеко от себя, у стены, разделявшей два окна, он видел белые, прыгающие руки тоненькой женщины в красивом, голубом платье, с высокой прической черных волос и бледным, детским лицом.

* * *

 

«Апельсины».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Чья-то заботливая рука положила все необходимое арестанту. Там был чай, сахар, табак, разная еда, марки и апельсины.

* * *

 

«Остров Рено».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Когда пять матросов высадились на берег и прежде, чем наполнять бочки, решили поразмять ноги, выпустив пару-другую зарядов в пернатое население, - Тарт отделился от товарищей и шел, пробираясь сквозь цветущие заросли, без определенного направления, радуясь, как ребенок, великолепным новинкам леса.

* * *

 

«Происшествие в улице Пса».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Наступил вечер; узенькая, как щель, улица Пса туманилась золотой пылью, из грязных окон струился кухонный чад, разнося в воздухе запах пригорелого кушанья и сырого белья. По мостовой бродили зеленщики и тряпичники, заявляя о себе хриплыми криками. 

* * *

 

«Третий этаж».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

На улице зеленели весенние солнечные тени, а в третьем этаже старинного каменного дома три человека готовились умереть неожиданной, насильственной смертью. Весна не волновала их, напротив, они плохо сознавали даже, грезят или живут. А внимание каждого, острое до боли, сосредоточивалось на своем оружии и на том, что делается внизу, на каменном, веселом, солнечном тротуаре.

* * *

 

«На склоне холмов».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

- Место, - сказал я, - почему это место?

- Не знаю, - ответил он. - Я давно отметил его, как бесплатную лечебницу. Покой вносит покой.

Он смолк. Я смотрел вниз, совершенно подавленный, встревоженный, с ворохом бессвязных утомительных мыслей. Слова, только что прозвучавшие в моих ушах, казалось, шли не от темной фигуры человека, а от тишины и невидимого, вспыхивающего фосфором океана, и печальных холмов, заснувших в оцепении. В ушах гудел слабый звон; под обрывом тихо шуршал гравий.

* * *

 

«Жизнь Гнора».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Боль уступила место негодованию. Стиснув зубы, он думал об Энниоке. Гневное исступление терзало его.

* * *

 

«Пролив бурь».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Пэд тяжело рухнул ничком, сраженный хорошей порцией спирта и солнечного удара.

* * *

 

«Позорный столб».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Гоан стоял, переминаясь с ноги на ногу. Иногда он пытался уверить себя, что все сон, откидывал голову и, стукаясь затылком о столб, разбивал иллюзию.

* * *

 

«Синий каскад Теллури».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Светящийся жук описал над головами плывущих фосфорическую дугу и ткнулся в складки платья Изотты, запятнав ее грудь дрожащим зеленоватым кружком. Тотчас же Рег увидел затлевшие пальцы девушки; схватив насекомое, она быстро запутала его волосами около уха. Огненная шпилька выделяла из тьмы половину ее лица, вторая половина осталась затушеванной мраком.

* * *

 

«Лужа Бородатой Свиньи».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Высокая, согбенная старуха служанка, с отвисшей нижней губой и медной серьгой в ухе, выносила различные кушанья. От них валил пар; телятина и различные птичьи ножки торчали со всех сторон блюд, а Бородатая Свинья пожирал их, сверкая зубами и белками на кувшинном своем портрете, и после каждой смены ложился на солнцепек, нежно поглаживая живот ладонью; все время он пил и ел и, надо тебе сказать, пообедал за шестерых.

* * *

 

«Новый цирк».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Представьте себе цилиндр, вышиною втрое более обыкновенных цилиндров; очки, которые с успехом могла бы надеть сова; короткую шубу-бочку, длинненькие и тонкие ножки, обутые в галоши № 15, длинные космы волос, свиное рыло и вместо трости посох, в добрую сажень вышиной.

* * *

 

«Зурбаганский стрелок».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Я увидел нечто вроде узкой долины, стиснутой известковыми выступами; здесь росла густая и сырая трава, но далее картина неожиданно изменялась: лес расступился, трава исчезла, и в темной волне холмов обнаружилось резкое углубление с зубцом голубого неба вверху, - это и был проход Бига, как назвал его Астарот.

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Астарот выстрелил, затем - я, целясь в ближайшего; тотчас же два человека, пятясь и вскрикивая, упали назад, и то, что произошло далее, было поистине потрясающе даже для меня, готового ко всему. 

* * *

 

«Лунный свет».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Береговой песок, залитый лунным светом, переходил в таинственное свечение сонной воды, а еще дальше - в торжественную, полную немых силуэтов муть противоположного берега.

Был полный разлив. Вода покрыла островки, мысы, огромные высыхающие к концу лета отмели, медлительная сила реки сгладила полуобнаженный остов русла - спокойный момент торжества, делавший лесную красавицу похожей на гигантскую объевшуюся змею.

* * *

 

«Маленький заговор».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Наступило короткое молчание. Девушка рассеянно оглядывала комнату, пустую и неуютную, где, кроме пунцовой розы, алевшей на столе в дешевом запыленном стакане, не на чем было остановиться и отдохнуть глазу. В широкое, настежь отворенное окно, вместе с теплым ветром и шелестом цветущей черемухи, плыл солнечный свет, щедро заливая грязные обои голых стен пыльно-золотистыми пятнами, на фоне которых, беззвучно и неуловимо, как ночные бабочки в свете лампы, - трепетали мелкие, пугливые тени ветвей и листьев, глядевших в окно.

* * *

 

«Алые паруса».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Отойдя в лес за мостик, по течению ручья, девочка осторожно спустила на воду у самого берега пленившее ее судно; паруса тотчас сверкнули алым отражением в прозрачной воде: свет, пронизывая материю, лег дрожащим розовым излучением на белых камнях дна.

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Не раз, волнуясь и робея, она уходила ночью на морской берег, где, выждав рассвет, совершенно серьезно высматривала корабль с Алыми Парусами. Эти минуты были для нее счастьем; нам трудно так уйти в сказку, ей было бы не менее трудно выйти из ее власти и обаяния.

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

В этом мире, естественно, возвышалась над всем фигура капитана. Он был судьбой, душой и разумом корабля. Его характер определял досуг и работу команды. Сама команда подбиралась им лично и во многом отвечала его наклонностям. Он знал привычки и семейные дела каждого человека. Он обладал в глазах подчиненных магическим знанием, благодаря которому уверенно шел, скажем, из Лиссабона в Шанхай, по необозримым пространствам. Он отражал бурю противодействием системы сложных усилий, убивая панику короткими приказаниями; плавал и останавливался, где хотел; распоряжался отплытием и нагрузкой, ремонтом и отдыхом; большую и разумнейшую власть в живом деле, полном непрерывного движения, трудно было представить. Эта власть замкнутостью и полнотой равнялась власти Орфея.

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Грэй взял ее руки и, зная уже теперь, куда можно безопасно идти, она спрятала мокрое от слез лицо на груди друга, пришедшего так волшебно.

* * *

 

«Блистающий мир».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Что освободилось, что скрылось в вспотевшей душе толпы, как только грянул этот удар, разверзший все рты, выпучивший все глаза, перехвативший все горла короткой судорогой, - отметить не дано никаким перьям; лишь слабое сравнение с картонной цирковой гирей, ухватясь за которую профан заранее натуживает мускулы, но, вмиг брошенный собственным усилием навзничь, еще не в состоянии понять, что случилось, - может быть уподоблено впечатлению, с каким отступили и разбежались все, едва Крукс поднялся вверх. 

* * *

 

«Возвращенный ад».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Мы пересекали стоверстное озеро Гош в начале золотой осени Лилианы, когда ветры свежи и печальны, а попутные острова горят в отдалении пышными кострами багряной листвы. Со мной была Визи, девушка странной и прекрасной природы; я встретил ее в Кассете, ее родине, - в день скорби. Она знала меня лучше, чем я ее, хотя я думал об ее сердце больше, чем обо всем остальном в мире, и, узнавая, все же оставался в неведении.

* * *

 

«Продавец счастья».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Только что он вытащил лодку, как увидел, что к деревянным мосткам, лежавшим на забитых в воде сваях, идет с корзиной молодая, бедно одетая девушка.

* * *

 

«Капитан Дюк».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Из-за дома вышел высокий, сухопарый человек с очками на утином носу, прямыми, падающими на воротник рыжими волосами, бритый, как актер, сутулый и длинноногий. Его шляпа была такого же фасона, как у Дюка, с той разницей, что сбоку тульи блестело нечто вроде голубого плюмажа. 

* * *

 

«Золотая цепь».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Он открыл дверь в глубокой каменной нише, и мы очутились среди пространств, сошедших, казалось, из стран великолепия воедино, - среди пересечения линий света и глубины, восставших из неожиданности. Я испытывал, хотя тогда не понимал этого, как может быть тронуто чувство формы, вызывая работу сильных впечатлений пространства и обстановки, где невидимые руки поднимают все выше и озареннее само впечатление. Это впечатление внезапной прекрасной формы было остро и ново. Все мои мысли выскочили, став тем, что я видел вокруг. Я не подозревал, что линии, в соединении с цветом и светом, могут улыбаться, останавливать, задержать вздох, изменить настроение, что они могут произвести помрачение внимания и странную неуверенность членов.

* * *

 

«Пропавшее солнце».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Подняв голову, он почувствовал, что лицо горит. Почти прямо над ним, над самыми, казалось, его глазами, пылал величественный и прекрасный огонь. Он вскрикнул. Вся жизнь всколыхнулась в нем, зазвучав вихрем, и догадка, что до сих пор от него было отнято все, в первый раз громовым ядом схватила его, стукнувшись по шее и виску, сердце. 

* * *

 

«Гениальный игрок».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Воспой, о муза, человека четвертого измерения - зеленого стола, - так как именно в картах или, вернее, нераскрытых доныне законах их комбинаций, заключена таинственная философская сфера - вещественное и невещественное, практическое и умозрительное, физическое и геометрическое, - предел всем человеческим мерам, за которым всякий расчет столь неясен, что самый острый ум в соединении с отточенной интуицией является картонным мечом. 

* * *

 

«Словоохотливый домовой».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Камень давно стих, а они все еще смотрели, улыбаясь без слов, без звука; тогда он протянул руку, и она - медленно - протянула свою, и руки соединили их. Он взял ее голову - осторожно, так осторожно, что я боялся дохнуть, и поцеловал в губы. Ее глаза закрылись.

* * *

 

«Сто верст по реке».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Он подтолкнул лодку к берегу и бросил на песок рыбу; затем, осмотревшись, стал собирать валежник и обкладывать его кучей, но валежника набралось немного. Гелли, стесняясь стоять без дела, тоже отыскала две-три сухих ветки.

* * *

 

«Корабли в Лиссе».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Нет более бестолкового и чудесного порта, чем Лисс, кроме, разумеется, Зурбагана.

* * *

 

«Крысолов».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

При 41 градусе бред принял форму визитов. Ко мне приходили люди, относительно которых я уже несколько лет не имел никаких сведений. Я подолгу разговаривал с ними и всех просил принести мне кислого молока. Но, как будто сговорившись, все они твердили, что кислое молоко запрещено доктором. Между тем, втайне я ожидал, не покажется ли среди их мелькающих как в банном пару лиц лицо новой сестры милосердия, которой должна была быть не кто иная, как девушка с английской булавкой. Время от времени она проходила за стеной среди высоких цветов, в зеленом венке на фоне золотого неба. Так кротко, так весело сияли ее глаза! Когда она даже не появлялась, ее незримым присутствием была полна мерцающая притушенным огнем палата, и я время от времени шевелил пальцами в коробке булавку. 

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Я проходил из дверей в двери высоких больших комнат с чувством человека, ступающего по первому льду. Просторно и гулко было вокруг. Едва покидал я одни двери, как видел уже впереди и по сторонам другие, ведущие в тусклый свет далей с еще более темными входами. На паркетах грязным снегом весенних дорог валялась бумага. Ее обилие напоминало картину расчистки сугробов. В некоторых помещениях прямо от двери надо было уже ступать по ее зыбкому хламу, достигающему высоты колен.

Бумага во всех видах, всех назначений и цветов распространяла здесь вездесущее смешение свое воистину стихийным размахом. Она осыпями взмывалась у стен, висела на подоконниках, с паркета в паркет переходили ее белые разливы, струясь из распахнутых шкафов, наполняя углы, местами образуя барьеры и взрыхленные поля. Блокноты, бланки, гроссбухи, ярлыки переплетов, цифры, линейки, печатный и рукописный текст — содержимое тысяч шкафов выворочено было перед глазами, - взгляд разбегался, подавленный размерами впечатления. Все шорохи, гул шагов и даже собственное мое дыхание звучали как возле самых ушей, - так велика, так захватывающе остра была пустынная тишина. Все время преследовал меня скучный запах пыли; окна были в двойных рамах. Взглядывая на их вечерние стекла, я видел то деревья канала, то крыши двора или фасада Невского.

* * *


«Бегущая по волнам».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Я почти оправился, но испытывал реакцию, вызванную перерывом в движении, и нашел совет Филатра полезным; поэтому, по выходе из госпиталя, я поселился в квартире правого углового дома улицы Амилего, одной из красивейших улиц Лисса. Дом стоял в нижнем конце улицы, близ гавани, за доком, - место корабельного хлама и тишины, нарушаемой, не слишком назойливо, смягченным, по расстоянию, зыком портового дня.

Она была на воде, невдалеке, с правой стороны, и ее медленно относило волной. Она отступала, полуоборотясь ко мне, и, приподняв руку, всматривалась, как если бы уходила от постели уснувшего человека, опасаясь разбудить его неосторожным движением. Видя, что я смотрю, она кивнула и улыбнулась.

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

- Да это карнавал! — сказал я, отвечая возгласам Дэзи. - Они в масках; вы видите, что женщины в масках!

Действительно, часть мужчин представляла театральное сборище индейцев, маркизов, шутов; на женщинах были шелковые и атласные костюмы различных национальностей. Их полумаски, лукавые маленькие подбородки и обнаженные руки несли веселую маскарадную жуть.

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Меня обгоняли домино, шуты, черти, индейцы, негры, «такие» и настоящие, которых с трудом можно было отличить от «таких»; женщины, окутанные газом, в лентах и перьях; развевались короткие и длинные цветные юбки, усеянные блестками или обшитые белым мехом.

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

- Ведь это - «Бегущая». Оригинальный город Гель-Гью. Я очень его люблю. Строго говоря, мы, Сениэли, - герои праздника: у нас есть корабль с этим названием «Бегущая по волнам»; кроме того, моя мать родом из Гель-Гью; она - прямой потомок Вильямса Гобса, одного из основателей города.

* * *

 

«Джесси и Моргиана».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Существует старинное гаданье на зеркалах: смотреть через зеркало в другое зеркало, поставленное напротив первого так, что они дают взаимное отражение - сияющий бесконечный коридор, уставленный параллельными рядами свечей. Гадающая девушка (так гадают только одни девушки) смотрит в тот коридор; что она там увидит - то, значит, с ней и случится.

Однажды, - было это весной, в половине двенадцатого часа вечера, - девушка Джесси Тренган забавлялась вышеописанным способом, сидя одна у себя в спальне. Она поставила против туалетного зеркала второе, зажгла две свечи и воззрилась в сверкающий туннель отражения.

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Из последних сил Джесси побежала на свет и увидела жаркий костер, возле которого, пошатываясь, ходил старик с небритым, нездоровым лицом.

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Он снял пиджак, прикрывавший Джесси, и легко поднял ее, одной рукой обхватив под колени, другой — за плечи. Теперь, когда эта маленькая уснувшая голова лежала у его плеча, он понял, как долго может нести Джесси, и, тепло кивнув Шенку, начал шагать прочь, смотря более на закрывшиеся глаза девушки, чем следя за светом Гобсонова фонаря, двигавшимся впереди его.

* * *

 

«Дорога никуда».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Из экипажа вышли две девушки в сопровождении остроносой и остроглазой дамы, имевшей растерянный вид.

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

- Ну, слушай, и пусть эта мысль несколько дней зреет в тебе. Можешь сейчас ничего не решать. У Футроза две дочери, обе хорошенькие. Одна совсем девчонка, но другая почти взрослая. Ты - прямо скажу - красивый, интересный мальчик. Если бы ты подъехал к этой… к старшей… Понимаешь? Понимаешь, какие перспективы? Если бы ты с ней тайно вступил в связь, она выманила бы у отца столько денег, сколько тебе даже не снилось… ты знаешь, как это делается? Хочешь, я тебя научу?

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Давенант оставался в замкнутом мире бреда, из которого вышел не скоро. Он был в доме Футроза, и его беспрерывно звали то старшая, то младшая сестра: починить водопроводный кран, повесить картину, прочитать вслух книгу, закрыть окно или подать кресло. Он делал все это охотно, увлеченно, лежа на койке больницы Красного Креста с воспалением мозга.

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Таможенная шлюпка, набитая пограничниками, стала между берегом и «Медведицей», другая напала с открытой стороны моря, из-за холмов раздались выстрелы — и стало некуда ни плыть, ни идти. 

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

В амбулатории тюремный врач перевязал Давенанту ногу, простреленную насквозь, с контузией сухожилий, и он был помещен в одиночную камеру, где грубая больничная обстановка, бледно озаряемая закрашенным белой краской окном, пахла лекарствами.

* * *

 

«Как бы там ни было».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Прислонившись к пню, сидел молодой человек в недурном новом летнем пальто, с хорошенькими усиками и румяным лицом. Охватив руками колено, он раскачивался из стороны в сторону с таким мучительным выражением, что Грифит почувствовал необходимость назвать себя.

* * *

 

«Акварель».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Но Бетси вспомнила человека, который месяца полтора назад шел с ящиком и складным стулом.

* * *

 

«Возвращение».

Иллюстрации художника С. Бродского к произведениям А. С. Грина. Собрание сочинений в шести томах. Библиотека "Огонёк". Москва, "Правда". 1980 год.

Время шло, а он худел, слабел, кашлял; испарина и лихорадочное состояние усиливались.

* * *

 

ПИСАТЕЛИ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.

ХУДОЖНИКИ-ИЛЛЮСТРАТОРЫ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.

 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: