Чёрное море в живописи

 

Архип Иванович Куинджи.
Лов рыбы на Черном море.
1900.

Архип Иванович Куинджи. Лов рыбы на Чёрном море. 1900.

 

Чёрное море, Понт Эвксинский (греч. Ponаtos Euxinos, букв. – гостеприимное море). На севере Керченским проливом соединяется с Азовским морем, на юго-западе проливом Босфор – с Мраморным морем и далее со Средиземным морем. Наибольшая глубина 2245 м. Наиболее крупные заливы: Каркинитский, Каламатский, Днепро-Бугский, Днестровский у северо-западных и западных берегов; Синопский и Самсунский – у южных. В Чёрное море впадают Дунай, Днестр, Южный Буг, Днепр, Рион, Кызыл-Ирмак. Большая часть берегов гориста. Летом температура воды более +25 градусов. На глубине свыше 150 м вода заражена сероводородом. Рыболовство (сельдь, осетровые, судак, камбала, скумбрия, кефаль и др.). Крупнейшие порты: Одесса, Севастополь, Новороссийск, Поти, Батуми (СССР), Констанца (Румыния), Варна, Бургас (Болгария), Трабзон, Синон (Турция). На берегах Чёрного моря многочисленные курорты.

Энциклопедический словарь. «Советская энциклопедия». 1963.

* * *

 

Е. Корнеев.
Черноморский казак.
1809.

Е. Корнеев. Черноморский казак. 1809.

 

Самый солёный океан мира – Атлантический: 3,5-3,58 процента солей. В Тихом и Индийском океанах вода лишь немногим более «пресная» - 3,46-3,51 процента солей, тогда как в Чёрном море солёность – 0,7-0,85 процента, а в Балтийском – всего 0,2-0,5 процента.

Е. Сухинина, Е. Эйдерман. Вода живая и «мёртвая». «Техника – молодёжи» №1 1968. 

* * *

 

Иван Константинович Айвазовский.
Лунная ночь на Чёрном море.
1855.

Иван Константинович Айвазовский. Лунная ночь на Чёрном море. 1855.

 

Две с половиной тысячи лет назад на восточном берегу Чёрного моря греческие купцы основали колонию Диоскурию. Вот что рассказывает о ней географ I века н. э. Страбон: «Диоскурия служит началом перешейка между Каспийским морем и Понтом и общим торговым центром для народов, живущих выше её и вблизи; сюда сходятся, говорят, 70 народностей, а по словам других писателей, нисколько не заботящихся об истине, даже триста, все они говорят на разных языках…»

На рубеже нашей эры произошла какая-то катастрофа, приведшая к гибели древнегреческого поселения. Древнеримский учёный Плиний, погибший в 79 году при извержении Везувия, писал о Диоскурии: «Теперь этот город находится в запустении, но некогда был столь знаменит, что по словам Тимосфена, туда сходились 300 племён, говоривших на разных языках. И после того наши римляне вели здесь свои дела при посредстве 130 переводчиков». Далее Плиний сообщал, что римляне построили здесь крепость Себастополис.

Однако и римскую крепость, как и греческую Диоскурию, постигло какое-то стихийное бедствие. Лишь в VI веке византийский историк Прокопий Кесарийский упоминает о небольшой «крепостице», лежащий на пути от Лазики к Азовскому морю. В те годы император Юстиниан вёл войну с персами. Не рассчитывая удержать Себастополис и Питиус (Пицунду), он в 550 году их разрушил и отвёл из них гарнизоны. Однако вскоре византийцы восстановили крепость Себастополиса.

А затем его следы теряются. Неточность карт мореходов средневековья не позволяет установить местонахождение города…
Подлинная сенсация родилась в 1958 году. Абхазские учёные во главе с Л. Шервашидзе сумели отыскать крупную древнеримскую крепость I - II веков н. э., большая часть которой скрывалась на морском дне.

Одетые в акваланги археологи находили всё больше доказательств существования на дне Сухумской бухты развалин большого города… А в нижнем культурном слое – обломки амфор, горшков, кувшинов, пифосов, канфар и котил, на которых стояло клеймо «Диоской». Без сомнения, это был римский и византийский Себастополис, который по свидетельству Флавия Арриана, «…основан милетянами и прежде назывался Диоскурией».

Так и нашёлся потерянный город. Нашёлся на дне морском. Впрочем, не такая же судьба постигла и другие причерноморские города: Фанагорию, Ольвия, Херсонес? Но что за трагедия произошла на берегах Чёрного моря? Что погубило древние города?

Геннадий Разумов. Злые волны Эвксинского Понта. «Техника – молодёжи» №6 1976.

* * *

 

Иван Константинович Айвазовский.
Буря на Чёрном море.
1873.

Иван Константинович Айвазовский. Буря на Чёрном море. 1873.

 

Есть ли в Чёрном море акулы?

На черноморских пляжах слышатся порой совсем не праздные вопросы: «А акулы тут водятся?» Ответ не очень-то располагающий к купанию: «Водятся. Катраны по названию». Кошачьих же акул можно и не упоминать: они здесь очень редки. Катраны же обычны. Они крупнее кошачьих – до двух метров. Но… также неопасны. Однако их острые и, по-видимому, ядовитые шипы (спереди, на каждом спинном плавнике) больно ранят. Пойманная акула, изгибаясь, очень ловко ими действует.
Днём катраны плавают у дна недалеко от берегов, ночью же – у поверхности. Самки черноморских катранов, прожив 17 лет, способны размножаться. В апреле – мае на глубинах 40-100 метров встречаются с самцами. Полтора или год вынашивают развивающихся зародышей, чтобы ближайшей зимой или следующей весной родить десяток-два акулят.

Игорь Акимушкин. Причуды природы. Москва. 1992.

* * *

 

Иван Константинович Айвазовский.
Лунная ночь на Чёрном море.
1873.

Иван Константинович Айвазовский. Лунная ночь на Чёрном море. 1873.

 

Какая рыба в Чёрном море самая опасная?

Купальщики, успокоенные тем, что черноморские акулы безвредны, не должны, однако, вести себя слишком беспечно. На песчаных отмелях можно встретить здесь скатов-хвостоколов, родичей акул. На бичевидном хвосте носят они отравленный кинжал – длинный шип с ядовитой железой в основании. Скат бьёт хвостом, как кнутом, и вонзает шип в потревожившего его человека. В теле жертвы шип обычно ломается, извлечь его трудно. А если не вытащишь, то обломок по кровяному руслу может дойти до сердца и убить раненного хвостоколом человека. Редко, но такие случаи бывали.
Там, где есть риск встретить хвостоколов, рекомендуется ходить по мелководью волоча ноги.

Игорь Акимушкин. Причуды природы. Москва. 1992.

* * *

 

Иван Константинович Айвазовский.
Буря на Чёрном море.
1875.

Иван Константинович Айвазовский. Буря на Чёрном море. 1875.

 

Снова и снова приходил я в библиотеку, полез даже в летописи, начал брать на заметку кое-что для памяти и с удивлением заметил, что князья начали немного отличаться друг от друга, а старый русский язык показался мне куда понятнее, чем украинский. Вот сын Владимира Крестителя, первый черниговский князь Мстислав Храбрый, который был «дебел телом, чермен власами и лицом, очи великие, брови возвышены имел, храбр на войне и милостив, жалуя служащим ему, не щадя имения, писчи и одеяния». Этот портрет мне очень приглянулся своей краткой выразительностью, особенно после того как я выяснил, что «чермный» - это совсем не «черный», а «рыжий», «рудый», «красный», или «красивый», что почти через два века после Мстислава сидел в Чернигове и Киеве рыжий князь Всеволод Чермный, что и Черное наше море вовсе не «черное», а «чермное», то есть «красное», «красивое».

Владимир Чивилихин. Память. Москва, «Современник». 1985.

* * *

 

Иван Константинович Айвазовский.
Бой парохода «Веста» с турецким броненосцем «Фехти-Буленд» в Чёрном море 11 июля 1877 года.
1877.

Иван Константинович Айвазовский. Бой парохода "Веста" с турецким броненосцем "Фехти-Буленд" в чёрном море 11 июля 1877 года. 1877.

 

Каждому из нас с детства знакомы стишки Корнея Чуковского: «А лисички взяли спички, к морю синему пошли, море синее зажгли». Но мало кому известно, что детский поэт описал в этих виршах реальное, хотя и довольно редкое природное явление. В 1926 году, отдыхая в Крыму, в Алуште, Чуковский стал свидетелем самовозгорания Чёрного моря. Вот что произошло в действительности: сероводород, которым богаты глубины Чёрного моря, по непонятным причинам вырвался на поверхность и воспламенился под действием солнечных лучей. По рассказам очевидцев и официальным документам пограничников, стена огня высотой от ста до трёхсот метров простиралась вдоль берега примерно на пять километров. Минимальное расстояние от линии прибоя до пожара составляло от 3 до 5 км. Пламя полыхало около двенадцати часов и погасло из-за сильнейшего ливня. После этого природного катаклизма рыба не ловилась больше года. А когда понемногу стала появляться на рынках, долго ещё была несъедобной – пахла серой. Сказка К. Чуковского – единственное в советской печати упоминание о редком явлении: по распоряжению «компетентных органов» вся информация о нём была строго засекречена.

Юлий Шкроб. В шаге от энергетической революции. «За семью печатями» №8 2005.

* * *

 

Иван Константинович Айвазовский.
Ночь на Чёрном море.
1879.

Иван Константинович Айвазовский. Ночь на Чёрном море. 1879.

 

Турки понимали опасность, которая грозила их государству, если они дозволят России завести флот на Чёрное море. Посол Петра, Украинцев, пытался выхлопотать, по крайней мере, дозволение торговым русским кораблям плавать по Чёрному морю; турецкие государственные люди на это отвечали: мы бережём Чёрное море, как чистую непорочную девицу, и разве тогда дозволим плавать по нем чужим кораблям, когда вся оттоманская держава повернётся вверх ногами.

Н. И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. Санкт-Петербург. «Весь». 2005.

* * *

 

Иван Константинович Айвазовский.
Чёрное море. На Чёрном море начинает разыгрываться буря.
1881.

Иван Константинович Айвазовский. Чёрное море. На Чёрном море начинает разыгрываться буря. 1881.

 

Начав ходить на северо-восток, древние греки проплыли узкими проливами, отделяющими Европу от Азии, и обнаружили за ними большое море, не похожее на Эгейское, испещренное островками. Перед мореплавателями открылось огромное водное пространство, бурное, туманное; по нему было трудно плавать на маленьких кораблях. Поэтому греки назвали море Ахейнос, то есть «неприветливое».
Однако греки считали дурным тоном плохо отзываться о чем-либо. Если плохо отнестись к морю, оно отомстит. Поэтому они переименовали море в Понт Эвксинский, то есть «приветливый», «добрый к чужестранцам».
Но позже те, кто высадился на берегах Черного моря, оказались не такими суеверными, как греки. А может, шторма ожесточили моряков, потому что они вспомнили более древнее название. Вслед за русскими весь мир называет море Черным, при этом цвет, несомненно, символизирует бедствия, которые море приносит тем, кто по нему плавает.
                 
Айзек Азимов. Слова на карте. 1962.

* * *

 

Иван Константинович Айвазовский.
Смотр Черноморского флота в 1849 году.
1886.

Иван Константинович Айвазовский. Смотр Черноморского флота в 1849 году. 1886.

 

Иван Константинович Айвазовский.
Пушкин на берегу Чёрного моря.
1887.

Иван Константинович Айвазовский. Пушкин еа берегу Чёрного моря. 1887.

 

Иван Константинович Айвазовский.
А. С. Пушкин на берегу Чёрного моря.
1897.

Иван Константинович Айвазовский. А. С. Пушкин на берегу Чёрного моря. 1897.

 

Иван Константинович Айвазовский.
Захват пароходом «Россия» турецкого военного транспорта «Мессина» на Чёрном море 13 декабря 1877 года.

Иван Константинович Айвазовский. Захват пароходом "Россия" турецкого военного транспорта "Мессина" на Чёрном море 13 декабря 1877 года.

 

Иван Константинович Айвазовский.
Ночь на Чёрном море.

Иван Константинович Айвазовский. Ночь на Чёрном море.

 

Иван Константинович Айвазовский.
Одесская гавань. Чёрное море.

Иван Константинович Айвазовский. Одесская гавань. Чёрное море.

 

Илья Ефимович Репин.
Черноморская вольница.
Начало 1900-х.

Илья Ефимович Репин. Черноморская вольница. Начало 1900-х.

 

Илья Ефимович Репин.
Конец Черноморской Вольницы.
1900-е.

Илья Ефимович Репин. Конец Черноморской Вольницы. 1900-е.

 

Илья Ефимович Репин.
Казаки на Чёрном море.
1908.

Илья Ефимович Репин. Казаки на Чёрном море. 1908.

 

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.