- 11 -

Юрий Буковский.

"Тонкие намёки".

Рисунки К. Почтенной.

 

Юрий Буковский. "Тонкие намёки". Рисунки К. Почтенной.

По пути из школы Мишка размышлял о том, что пожилого человека к неприятностям надо подготавливать постепенно, намёками - сердце, давление, да мало ли что? И разговор, поэтому, с бабушкой, о своих двадцати ошибках в сочинении, он начал издалека.

Юрий Буковский. "Тонкие намёки". Рисунки К. Почтенной.

- Бабушка, - спросил Мишка, - как ты считаешь: учатся люди на ошибках или нет?

Предполагал, внучек, что на вопрос этот ответить можно только утвердительно: «Да, конечно! Даже поговорка такая есть: на ошибках люди учатся». Но бабушка неожиданно другую поговорку вспомнила.

- Учатся, учатся, - бормочет. – Умные – на чужих, а глупые – на своих собственных. Иди-ка, Мишенька, поешь.

Сел Мишка за стол, жуёт бутерброд и думает: «Ладно, ошибки пока подождут. Попробуем её к следующей неприятности подготовить». И загадку задаёт. С намёком на двойку по истории и единицу по алгебре.

- Отгадай, - говорит, - бабушка, почему у человека только две руки? И ноги – две. А не четыре, как у собаки. А голова вообще одна. А три только у Змея Горыныча. – И сам же себе на эту загадку отвечает: - Потому, - говорит, - что единицы и пары человеку ещё больше, чем тройки и даже четвёрки, нужны!

Тут бабушка по Мишкиному плану могла начать возражать. И даже сказать, что лучшая цифра – это пятёрка. А Мишка все её сомнения любимым бабушкиным фигурным катанием собирался развеять: там тоже пары и одиночки есть, а пятёрок нет. Но снова она не в ту сторону разговор повернула.

Юрий Буковский. "Тонкие намёки". Рисунки К. Почтенной.

- Нужны, нужны, - бубнит, - пары. Вот и твои мама с папой по одному в школу на родительское собрание не ходят. Как на опасное задание – только вдвоём. – И варенье поближе к внучку двигает.

Озадачился Мишка, черпает ложкой варенье и думает: «Ладно, двойка и кол пока тоже подождут. Попробуем про разбитое в классе стекло намекнуть».

- А помнишь, - спрашивает, - вчера в сериале бандит в окно вазой – бамс! А потом со второго этажа – прыг! Только встал, а наш капитан ему рукояткой по темечку – ба-бах! И готово!

Тут бабушка о чём-то стала догадываться.

- Значит, сознаёшься, - обрадовалась, - что ваза вдребезги - это твоих рук дело? А не лап кота Семёна! – И кулёчек с конфетами внуку подсовывает, чтобы ему легче сознаваться было.

Ухватил Мишка горсть конфет, но сознаваться не стал.

«На склероз, - думает, – жалуется, а про вазу всё никак забыть не может. Да её уж неделю назад как кокнули! Сейчас я ей на главную неприятность намекну, а об остальных мелочах ей и без меня расскажут».

- Вот у нас в школе, - говорит, - в кабинете директора портрет писателя знаменитого повесили. С высказыванием: «Самая большая роскошь на свете – это роскошь человеческого общения». Надо бы тебе это высказывание посмотреть. И портрет.
Тут бабушка намёк поняла, руками замахала, чуть чашку не выронила.

- Хватит мне этой роскоши общения! В роскоши жить – грех! – шумит. – То с учителем, то с дворником, то с завучем! Теперь, пожалуйста – с директором! Пусть теперь твои мама с папой со всеми с ними пообщаются! Про колы, про ошибки в сочинениях, про стёкла послушают! Цитаты из великих почитают! А то приспособились - только на родительские собрания! Раз в полгода! И только вместе! Пусть теперь попробуют по два раза в неделю! Как я!

 

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 12 13 14

ЮРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ БУКОВСКИЙ