- 10 -

Юрий Буковский.

"Колибри".

Рисунки К. Почтенной.

 

Юрий Буковский. "Колибри". Рисунки К. Почтенной.

-Спишите с доски домашнее задание: «Животный мир индийских джунглей», - сказала Марина Евгеньевна.

Мишка взглянул на часы – до звонка оставалось восемь минут тридцать девять секунд.
«Успеет вызвать», - подумал он.

Мишка спрятался за косички отличницы Коркиной, сосредоточил всю свою волю на переносице учительницы и начал внушение:
«Закройте глаза…» Учительница моргнула. «Теперь откройте. Взгляните в окно. Там – не помойка. Там – джунгли Индии. Там гуляют не кошки и собаки. Там бродят слоны, носороги и полосатые тигры… Вы сливаетесь с дикой природой. Вы веселы и беззаботны…»

Марина Евгеньевна прошла вдоль доски, остановилась у окошка, посмотрела на улицу, но веселиться не стала – потрогала пальцем осколок разбитого на внутренней раме стекла и нахмурилась.

«Вам хочется летать, - продолжал Мишка. – Вы – ласточка. Вы – ворона. Вы, - нашёл он подходящее для джунглей и для роста учительницы сравнение, - маленькая колибри! У вас за спиной вырастают сильные крылья! Вам хочется оторваться от земли! Вам хочется в небо!..»

Марина Евгеньевна привстала на носочки – то ли действительно захотела вылететь в форточку, то ли для того, чтобы получше рассмотреть лежащий между рамами пенал.

«Забыл вытащить! – испугался гипнотизёр. – Колибри не хочет трогать пенал. Колибри боится порезать свои крылышки о стёклышко. Колибри улетает в своё гнёздышко. Взмахивает крылышками и упархивает…»

Марина Евгеньевна послушно с недоумением развела руками, вздохнула, но вытащила пенал, на котором красовались Мишкины вензеля, отошла от окна и села за стол.

«Теперь придётся усыпить, - решил Мишка. – Левая лапка у колибри тёплая и тяжёлая. Правая лапка тёплая и тяжёлая. Колибри слышит шум джунглей, рычание хищных зверей, визг макак. И засыпает, засыпает, засыпает, сидя на стуле…»

Марина Евгеньевна, и в самом деле, зевнула и клюнула носом. Но, решительно тряхнув головой, открыла журнал.
«Про макак не надо было, - посетовал гипнотизер. – Они её и разбудили. Уж очень визгливы».

Мишка мельком взглянул на часы. «Если сейчас заставить её вытащить тушь и помаду, то до конца урока как-нибудь протянем, - подумал он и скомандовал: - Колибри должна почистить пёрышки. Почистить пёрышки и хвостик. В учительской её ждёт павлин – физрук…»

Марина Евгеньевна послушно полезла в сумочку, но вынула не тушь и помаду, а платок. Сняла очки и протёрла стёкла.
«Я же сказал – пёрышки, а не стёклышки!» - настаивал Мишка.

Юрий Буковский. "Колибри". Рисунки К. Почтенной.

-Ну, кто нам расскажет о джунглях далёкой Индии? – не слушая Мишку, спросила Марина Евгеньевна.

«Самая мудрая макака… тьфу – ученица! – это Коркина, Коркина», - начал быстро внушать Мишка.
-Ну что ж, придётся Коркина, тебе, - не стала спорить с гипнотизёром учительница.

Отличница встала и, потряхивая тощими косицами, пошла к доске. Спрятаться Мишка уже не мог. Но это его теперь и не волновало.

«Самое главное в педагогике – умение работать с детьми, а не знание каких-то там макак Индии, - нахально внушил он учительнице последнюю мысль. – Вот так-то, колибри!»

-Постой, - вдруг остановила Марина Евгеньевна Коркину и взяла в руки пенал. – Садись. Я же собиралась Мишу вызвать. Окна-то бить он мастер. А вот посмотрим, что он нам про Индию расскажет?

«Не то внушал, - расстроился гипнотизёр. – Надо было убедить её, что я восьмиметровый питон». - И он уныло поплёлся к доске. 

Юрий Буковский. "Колибри". Рисунки К. Почтенной.

 

1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 11 12 13 14

ЮРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ БУКОВСКИЙ