"Атеистическая книжичища сумазбродного автора".

"Техника - молодёжи" №7 1975 год.

 

Григорий Семёнович Мусикийский.
Портрет Петра I на фоне Петропавловской крепости и Троицкой площади.

Г. Мусикийский. Портрет Петра I на фоне Петропавловской крепости и Троицкой площади.

 

    Когда-то А. Герцен назвал Петра I «коронованным революционером». И о том, что это действительно было так, что Пётр был умственным гигантом, возвышающимся над большинством своих даже просвещённых соотечественников, свидетельствует любопытнейшая история издания на русском языке «Космотеороса» - трактата, в котором знаменитый современник Ньютона голландец Х. Гюйгенс подробно изложил и развил систему Коперника.
    Пётр I, быстро поняв ложность геоцентрических представлений, был убеждённым коперниканцем и в 1717 году, находясь в Париже, купил себе движущуюся модель системы Коперника. Тогда же он приказал перевести и издать тиражом 1200 экземпляров трактат Гюйгенса, вышедший в Гааге в 1688 году. Но приказание царя не было выполнено…
    Директор Петербургской типографии М. Аврамов, прочитав перевод, пришёл в ужас: книга, по его словам, была пропитана «сатанинским коварством» и «дьявольскими кознями» коперниканского учения. «Вострепетав сердцем и ужаснувся духом», директор решился нарушить прямое указание царя. Но поскольку с Петром шутки были плохи, Аврамов на свой страх и риск осмелился лишь сократить тираж «атеистической книжичищи сумазбродного автора». Вместо 1200 экземпляров было напечатано всего 30 – только для самого Петра и его ближайших сподвижников. Но эта уловка, по-видимому, не укрылась от царя: в 1724 году «Книга мирозрения, или Мнение о небесно-земных глобусах и их украшениях» вышла ещё раз.

 

ПЁТР I