Алексей Петрович в живописи

 

Алексей Петрович.

АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ (18.02.1690-26.06.1718 гг.) – царевич, сын Петра I и его первой жены Евдокии Лопухиной.

Детство Алексей провел в доме матери. Евдокия и ее родственники не одобряли преобразований Петра I, и это оказало большое влияние на наследника. Отношения отца и сына ухудшились после того, как Евдокию Лопухину насильно постригли в монахини (1698 г.). Ни поездка Алексея в Дрезден, где он обучался математике и военному делу, ни его свадьба с принцессой Софьей Шарлоттой Вольфенбюттельской, устроенная Петром I в 1711 г., не могли изменить отношений отца и сына.

Петр требовал от сына, чтобы тот начал заниматься государственной деятельностью или удалился в монастырь. Алексей согласился отречься от престола в пользу своего сына Петра Алексеевича, однако в монастырь не ушел.
Постепенно вокруг царевича стали объединяться люди, недовольные преобразованиями Петра I. В 1716 г. Алексей со своей возлюбленной, крепостной Ефросиньей, уехал в Вену под покровительство своего шурина, австрийского императора Карла VI. Некоторое время он скрывался в его владениях, затем уехал в Италию. Но агенты Петра, А. А. Толстой и А. И. Румянцев, уговорили Алексея вернуться домой. Через месяц после приезда, в феврале 1718 г. в Москве царевич Алексей подписал клятвенное отречение от престола. Вскоре он был арестован по обвинению в заговоре против царя и заключен в Петропавловскую крепость в Петербурге. 24 июня 1718 г. Алексей внезапно умер при невыясненных обстоятельствах. Похоронен в Петропавловской крепости.

«Школьная энциклопедия». Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003 год.

* * *

 

Иоганн Готфрид Таннауэр.
«Алексей Петрович».
Между 1710-1715.

Иоганн Готфрид Таннауэр. "Алексей Петрович". Между 1710-1715.

Враг внутренний
    
Но жизнь Екатерины не была безоблачной. Шли годы, умирали одни дети, рождались другие, и мать снова думала об их будущем. А оно было туманным: официальным наследником престола считался царевич Алексей - сын Петра от первого брака. Он родился в 1690 году и восьми лет был разлучен с матерью, царицей Евдокией, сосланной по воле Петра в монастырь - иначе от постылой жены тогда было невозможно избавиться. Мальчик жил вначале у сестры царя Натальи, потом - один, и всегда особняком от второй семьи царя. В переписке супругов лишь два-три раза упоминается Алексей, и ни в одном письме нет ни ласкового слова, ни привета ему. Он - отрезанный ломоть в семье государя, и отношения с Екатериной у него явно не сложились. Сам же Петр был излишне холоден и суров к сыну, как к последнему подданному. Его письма к Алексею кратки и бесстрастны - ни слова одобрения или поддержки. Как бы ни поступал царевич, отец им вечно недоволен.

Надо сказать, что царевич не был расслабленным и трусливым истериком, как его порой изображают в литературе и кинематографе (вспомните фильм 1940 года «Петр Первый», где роль Алексея - человека истеричного, подлого и ничтожного - блистательно сыграл Николай Черкасов). Сын своего отца, он унаследовал от него волю, упрямство и отвечал Петру глухим неприятием и молчанием. Это были единокровные враги. Призрак античного рока витал над ними - на одной земле они жить не могли. Царевич все же верил в свою звезду, он твердо знал: за ним - единственным и законным наследником - будущее, и нужно лишь, сжав зубы, терпеть, ждать своего часа. Но в октябре 1715 года узел трагедии затянулся еще туже - у жены Алексея, кронпринцессы Брауншвейг-Вольфенбюттельской Шарлотты-Христины-Софии, 12 октября родился сын, названный в честь деда Петром, а через 16 дней Екатерина разродилась долгожданным мальчиком, которого также нарекли Петром. Он был здоровым и живым малышом. «Шишечка», «Потрошенок» - так зовут сына Петр и Екатерина в своих письмах. Как юные родители восхищаются своим первенцем, так и царская чета, похоронившая уже семерых детей, с восторгом встречала первые шаги Петруши. «Прошу, батюшка мой, обороны, понеже не малую имеет он со мною за Вас ссору: когда я про Вас помяну ему, что папа уехал, то не любит той речи, что уехал, но более любит то и радуется, как молвишь, что здесь папа…» Родители мечтают о будущем сына. Узнав, что наконец у Шишечки прорезался четвертый зуб, Петр пишет: «Дай Боже, чтоб и все так благополучно вырезались и чтоб Господь Бог дал нам его видеть в возрасте, наградя этим [нашу] прежнюю о братьях его [умерших] печаль». Царь здесь глухо упоминает умерших ранее в младенчестве царевичей - детей Петра и Екатерины.

С царевичем Петром Петровичем были связаны и все династические надежды родителей. «Санкт-Петербургским хозяином» называет сына в письмах к мужу Екатерина, хотя где-то рядом в Петербурге живет царевич Алексей. Правда, после рождения Петра Петровича Алексей пишет отцу, что готов отказаться от престола в пользу «братца», но царь, налитый черной ненавистью, подозревает в сыне «авессаломову злость» и требует от него невыполнимого - «отменить свой нрав» или уйти в монастырь. Алексей согласен на все, но оба понимают невозможность первого и малую цену второго. Развязка приближается…

Наконец загнанный в тупик царевич бежит за границу, но царь ложными обещаниями выманивает его в Россию, где его ждут пытки (есть глухие сведения о том, что Петр в застенке сам рвал у сына ногти или, по крайней мере, присутствовал при этой пытке), скорый суд и приговор - смерть. Один из гвардейских офицеров, Александр Румянцев, рассказывал, что в ту страшную ночь 26 июня 1718 года, когда Петр позвал их - нескольких верных людей - и, обливаясь слезами, приказал умертвить наследника, рядом с царем была Екатерина. Она старалась облегчить тяжкий удел царя, приносившего на алтарь Отечества страшную жертву - своего сына, врага внутреннего. Но она рядом еще и потому, что эта кровь была нужна и ей - матери «Санкт-Петербургского хозяина».

Евгений Анисимов. «Женщины на российском престоле».

* * *

 

«Алексей Петрович».
Гравюра Х. Вартмана с оригинала И. Люддена.
1730-е.

"Алексей Петрович". Гравюра Х. Вартмана с оригинала И. Люддена. 1730-е.

 

АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ (1690-1718)

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.