Алексей Михайлович в живописи

 

Григорий Седов.
«Выбор невесты царём Алексеем Михайловичем».
1882.

Григорий Седов. "Выбор невесты царём Алексеем Михайловичем". 1882.

При царе Алексее Михайловиче канцлером чужестранных дел был боярин Артемон Матвеев. Лишившись первой супруги, княгини Милославской, его царское величество, противу древнего обычая прежних царей, которые частных людей не посещали, хаживал к Матвееву, где иногда и ужинал.

Придя туда однажды вечером и увидя стол, порядочно накрытый, царь сказал Матвееву:

- Стол ваш так прекрасно приуготовлен, что возбуждает во мне охоту с вами отужинать. Останусь я у тебя кушать с тем, однако ж, условием, чтоб я никого не потревожил и чтоб никто из твоих гостей и домашних не ушел от стола.

- Благоугодность и повеление вашего величества, - отвечал Матвеев, - приемлю за честь и милость своему дому.

Между тем все было приготовлено, кушанье пренесено, и царь сел за стол. Тотчас вошла хозяйка с сыном, который только и был у них один, и с одною девицею. Они поклонились царю и по повелению его должны были сесть за стол по своим местам. Во время ужина царь, поглядывая на всех, особливо рассматривал девицу, против него сидевшую; ему казалось, что он никогда не видывал ее между детьми в доме Матвеева.

- Я всегда думал, что у тебя только один сын, но теперь вижу, что есть у тебя и дочь. Почему же я никогда у тебя ее не примечал?

- Ваше величество справедливо изволили думать: я действительно имею только одного сына, а эта девица дочь моего родственника, живущего в своих деревнях, Кириллы Нарышкина. Жена моя взяла ее к себе, дабы в городе воспитать и, если Бог благословит, со временем отдать ее в замужество.

Царь ничего более не ответствовал, а только похвалил доброе и благородное дело. Однако ж после стола, когда фамилия Матвеева вышла из столовой, он, оставшись с хозяином наедине, начал опять говорить о девице Наталье Кирилловне.

- Девушка весьма пригожа; кажется, имеет доброе сердце и не слишком молода для вступления в супружество. Ты должен пещися, чтобы она получила доброго жениха.

- Ваше величество совершенно справедливо судить изволите: у нее много разума при великом целомудрии. Жена моя и весь дом очень ее любят, не меньше как родную дочь. Что же касается до жениха, то для нее не легко его найти. Хотя она и исполнена хороших качеств, но совсем не имеет богатства и поместья; и хотя я за долг себе поставил ее выдать, однако ж приданое, по моему малому имению, также не может быть велико.

Царь отвечал, что она должна получить такого жениха, который был бы столь богат, чтобы не имел нужды требовать от нее приданого, но почитал бы за него добрые ее качества и сделал бы ее счастливою.

- Сего-то я и желаю, - отвечал Матвеев, - но где найти таких женихов, которые более смотрели б на душевные качества невесты, нежели на богатое приданое?

- Иногда и противное тому случается, - сказал царь. – При случае я и сам вместе с тобою постараюсь. Девушка заслуживает, чтобы сделать ее счастье.

Матвеев благодарил его величество за столь милостивое благоволение. На сем дело и осталось. Царь, пожелав ему доброй ночи, уехал. Спустя несколько дней опять пришел к Матвееву, говорил с ним часа два о делах государственных и хотел уже идти, но, сев, снова сказал Матвееву:

- Теперь скажи мне, не забыл ли ты последнего нашего разговора думать о приискании достойного жениха Наталье Кирилловне?

- Нет, государь, - отвечал Матвеев, - я всегда об этом думаю. Доселе еще не нашел я для нее достойного жениха и сомневаюсь, чтоб это могло так скоро сделаться, ибо хотя многие из наших молодых дворян ко мне ходят и часто посматривают на мою пригожую питомицу, однако никто не показывает виду взять ее за себя.

- Хорошо – сказал царь, может быть, это и не нужно будет. Я обещал тебе сам принять на себя труд пещися о добром женихе. Мне посчастливилось одного найти, которым она, думаю, совершенно будет довольна и счастлива. Я его знаю, он весьма добрый и честный человек, имеет заслуги и столь богат, что не будет спрашивать у нее приданого; он ее любит, хочет вступить с нею в супружество и сделать ее счастливою. И она его знает, хотя он и не дал еще доселе приметить, что имеет склонность сочетаться с нею браком. Я также думаю, что она не откажет ему, если он сделает ей предложение.

- Сего бы я только и желал, - отвечал Матвеев. – Смею ли просить ваше величество наименовать мне сего человека, может быть, и я тоже его знаю и могу что-нибудь донести вам о его состоянии.

- Я тебе сказал, отвечал царь, - что его знаю, что он добрый и честный человек и в состоянии жену свою сделать счастливою; ты без сомнения можешь мне поверить; больше ничего о нем я тебе не могу сказать, покуда мы не узнаем, согласна ли будет выйти за него Наталья Кирилловна.

- В этом никакого нет сомнения, - продолжал Матвеев, - если она услышит, что ваше величество предлагает его в женихи. Однако же она захочет знать, кто он таков, и это, мне кажется, весьма справедливо.

- Ну так хорошо, - сказал царь, - знай и скажи ей, что я – тот самый, который вознамерился взять ее за себя.

В великом изумлении пал Матвеев к ногам государя.

- Бога ради, ваше величество, удержитесь от сего намерения или по крайней мере не через меня сделайте это предложение. Вы знаете, всемилостивейший государь, что я уже между вельможами двора вашего и между знатнейшими фамилиями многих имею неприятелей, которые и без того уже завистливым оком взирают на особливую милость и доверенность, которую меня ваше величество удостоивать изволите. Что ж станется, если они увидят, что ваше величество, обошед все знатные фамилии, сочетаетесь с бедною девицею из моего дома. Тогда-то уж каждый подумает, что я, употребляя во зло ваши милости, сосватал за вас свою воспитанницу.

- Все это ничего не значит, - продолжал царь, - это уже мое попечение, чтоб ты не имел никакой опасности. Намерение мое решено, и быть тому так.

- Да будет воля ваша, - отвечал Матвеев, - но единой прошу я милости для себя и для Натальи Кирилловны: чтобы ваше величество изволили поступить при сем деле по обычаю нашего отечества и по крайней мере для виду собрать ко двору несколько девиц из знатнейших фамилий и между ними Наталью Кирилловну, дабы из них выбрать вам невесту, а между тем ни один человек о сем не должен знать, кроме вашего величества и меня, даже и сама Наталья Кирилловна.

Царь, приняв это предложение с удовольствием, обещал его исполнить. Через несколько недель объявил он свое намерение о вторичном вступлении в брак знатнейшему духовенству и министрам в тайном совете и повелел, чтобы в назначенный день все взрослые девицы знатнейшего дворянства собрались, дабы его величество мог их смотреть и выбрать себе невесту. Выбор этот производим был с 28 ноября 1670 года по апрель 1672-го из 62 девиц. «Кириллова дочь Нарышкина Наталья» значится тридцать шестою и представлена на смотр царю 1 февраля 1671 года.

30 мая 1672 года, в день Исаакия Далматского, Наталья Кирилловна родила мальчика, нареченного Петром.

Алексей Каретников. «Из жизни Петра Великого». «Смена» №9 1995.

* * *

 

Неизвестный русский художник.
«Портрет царя Алексея Михайловича».
Конец 1670-х - начало 1680-х.

Неизвестный русский художник. "Портрет царя Алексея Михайловича". Конец 1670-х - начало 1680-х.

А Измайловская усадьба Алексея Михайловича, отца Петра I, представляла собой целую систему садов и старинных парков, в которых были и «вавилон», то есть «лабиринт», и «зверинец», и «итальянский» сад, и «виноградный», здесь были участки, где выращивались не только арбузы, дыни и перец, но и тутовые деревья, и даже будто бы финики!

Владимир Чивилихин. «Память». Собрание сочинений в 4-х томах. Москва, «Современник». 1985.

* * *

 

В. Г. Шварц.
«Вербное воскресенье в Москве при царе Алексее Михайловиче».
1865.

В. Г. Шварц. "Вербное воскресенье в Москве при царе Алексее Михайловиче". 1865.

При Алексее Михайловиче Романове и его сыне Фёдоре, были уничтожены последние староверы. Также сожжены «Разрядные книги» и почти все подлинные документы до романовской истории Руси. Тишайший Алексей Михайлович окончательно узаконил рабство на Руси (крепостничество) и добил ростки грамотности среди населения страны.

Владимир Пятибрат. «Глубинная книга».

* * *

 

Елена Доведова.
«Алексей Михайлович с любимым соколом».

Елена Доведова. "Алексей Михайлович с любимым соколом".

Царь Алексей Михайлович предпочитал охотится с ловчими птицами – соколами и кречетами – на лебедей, уток, гусей и даже составил книгу «Урядник сокольничья пути» о правилах и секретах соколиной охоты.

«Боги, люди, собаки». Санкт-Петербург, «Арка». 2010 год.

* * *

 

Фредерик Мушерон.
«Подлинный портрет кота великого князя Московии (царя Алексея Михайловича)».
1661.

Фредерик Мушерон. "Подлинный портрет кота великого князя Московии (царя Алексея Михайловича)". 1661.

Итак, продолжаю я, время было паршивое - так будет точнее и справедливее по отношению ко времени, когда на Руси правил второй царь из дома Романовых по имени Алексей Михайлович. Раньше историки о нем писали, что это был добродушный дядька, любивший пошутить с боярами, недаром его прозвали “тишайшим”. Возьмет “тишайший”, да и спихнет боярина с моста в речку, а сам сверху смотрит - как, мол? Сразу потонет или еще барахтается, сучий сын? Играл царь-батюшка с лакеями в шашки, а своего кота столь любил и жаловал, что заезжему художнику-французу велел исполнить котовский портрет:

- Чтобы вышел как есть натурально! Пусть и в Европах людишки ведают, что я добр и на своего кота печенок гусиных никогда не жалел… Гляди сам, морда-то у него сколь разъехалась! Одни усы-то чего стоят… До чего же хорош, каналья!
Теперь о царе Алексее рассказывают и другое: был он вероломен и подозрителен: бунты народные подавлял жестоко, всюду ему виделись заговоры, будто бабки дворовые хотели извести его наговорами, подкидывая к дверям комки шерсти или хлебный мякиш. Однажды заболевшему царю врач пустил кровь, и царь, восстав с ложа, указал врачу пустить кровь всем его боярам. Один только боярин Родион Стрешнев заартачился:

- На што мне эка морока? Я ить здоров, аки бык.

Тут царь избил здорового - до появления крови:

- Не желаешь ты моему величеству услужити…

Валентин Пикуль. «История одного скелета».

* * *

 

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.