- 2 -

Раззак Абдурашид.

"Сказка о большом лесе и маленьком зайце".

Иллюстрации А. Мелехова.

 

Абдурашид Р. "Сказка о большом лесе и маленьком зайце" Иллюстрации А. Мелехова.

Глава 1
О том, как жилось большому лесу

В сказке мудрой и старинной,
Ростом ровно до небес,
Тёмный, тысячевершинный,
Рос дремучий древний лес.
Был он лиственный и хвойный,
На рассвете – голубой.
Хор деревьев неспокойный
Там плескался, как прибой.
Гор гранитные громады
Громоздились с древних пор,
И седые водопады
Низвергались с этих гор.
Летом был он добр и светел,
Птицы пели на заре,
Дятел клювом сосны метил –
Знак выдалбливал в коре.
Тополя – шатрами кроны –
Гимны солнышку поют.
Хитромудрые вороны
В этих кронах гнёзда вьют,
У платанов крылья-ветки,
Сами – словно бы орлы,
А берёзки-малолетки,
Не видавшие пилы,
Словно водят хороводы,
Словно пляшут на ветру,
И дубы слагают оды
В честь природы поутру.
Перезвоны, переливы,
Троп изгибы да извивы,
И прекрасные цветы
Небывалой красоты.
А зимой снега-метели
Шли войной на древний лес,
Бури снежные летели,
Копья взяв на перевес,
Листья с веток обрывали,
Кроны гнули до земли,
Злые ветры налетали,
Снегом дули и мели.
И валились наземь ветки
С добрых дедушек-дубов,
Сосны – стройные соседки –
Скорбно плакали без слов.
И берёзки трепетали
И согреться не моги,
Торопились, улетали
Птицы все на край земли.
А медведь лежал в берлоге,
Грея в лапах чуткий нос,
И бродили по дороге
Лишь позёмка да мороз.
Ёжик спал в листве пожухлой,
Белка пряталась в дупло,
Старый филин гулко бухал.
Путь лосиный замело.
Волки выли в тёмных норах,
Под корнями лис дрожал…
Злой, опасный, зимний шорох
Дни встречал и провожал.
И когда уже казалось,
Что терпеть не хватит сил,
Снова солнце возвращалось,
Тёплый дождик моросил;
Став весёлыми ручьями,
Убегал куда-то снег,
Лишь короткими ночами
Застывая на ночлег.
Дуб дышал, расправив плечи,
Прогоняла сон сосна.
Шумно праздновала встречу
С лесом добрая весна.
День весенний, длинный-длинный
Весь горел, сиял, светил.
В сказке мудрой и старинной
Лес такой когда-то был.

Глава 2
Появляется Кийик

Ну, и в этой самой сказке
Заяц жил, косые глазки,
И не мал, и не велик,
Звался он в лесу Кийик.
Это значит – косоглазый.
Не ошибся он ни разу:
Волку в пасть не угодил,
Из-под носа уходил.
Был Кийик немного важный,
Не по-заячьи отважный,
И себя, по зайцу меря,
Уважали зайца звери,
Говорили: «Наш Кийик
Всё понять умеет вмиг».
И к нему зимой и летом
Приходили за советом.

Глава 3
Печальный случай с заячьим предком – зайцем Длинные Уши

Но храбрым был он не всегда.
Гонялась за зайцем беда.
В лесу на крутых горах
Ходил по пятам страх.
Был заяц трусишкою с детства:
Он страх получил в наследство.
Дрожал весь заячий род
И день и ночь напролёт –
Зимою в мороз и пургу,
И летом на пёстром лугу,
И вечером в декабре,
И ранней весной на заре.
И страх как науку наук
От деда наследовал внук.
Как зайцы все трусами стали,
Об этом ты знаешь едва ли.
Тебе расскажу я. Послушай.
Жил заяц Длинные Уши
В домишке средь листьев и веток
И был он всем зайцам предок.
И вот как-то раз вечерком
Стучатся и ломятся в дом.
Задвижка сломалась – щёлк!
Врывается в двери волк.
А с ним – вертихвостка лиса,
Хитрющие прячут глаза:
Наверное, слопала курицу,
Уж очень довольно жмурится.
- Ну вот, - говорит волчище, -
А мы тебя, заяц, ищем.
Задрал ты овцу к обеду,
И, стало быть, марш к ответу!
Нам всё, длинноухий, известно,
Отнекиваться – бесполезно.
Овцу ты немедля верни,
Не то – сочтены твои дни.
- Так, так, - ему вторит лиса, -
Виновен, он знает и сам! –
Взмолился длинные Уши:
- Хозяин, лису не слушай!
От веку все зайцы-зайчишки
Грызут одни кочерыжки,
Морковкой обедают зайцы,
А к овцам и не прикасаются!
К тому же я слишком мал.
Ну как бы овцу я поймал?
Положишь – и то не возьму.
Баранина мне ни к чему.
Я вовсе не кровожадный.
Я мирный. Я – травоядный. –
Лиса перед волком юлит:
- Мне правду сказать долг велит.
Уж тот, кто не виноват,
Гостям неожиданным – рад.
А этот-то как егозит!
Глазами куда-то косит,
Унять не умеет дрожи
И корчит какие-то рожи.
Законов лесных повеленье –
Наказывать за преступленье! –
С тех пор в бесконечном лесу
Все зайцы боялись лису,
Медведя страшились, куницы,
Пугались и зверя и птицы.
А волка-то самого
Боялись и пуще того,
Все зайцы, зайчихи, зайчатки
Увидят – бегут без оглядки!

Глава 4
Почему Кийик ходил топиться и почему остался жив

Был серый и дождливый день,
Кругом туман и мрак,
Под куст, за куст, под пень, за пень
Не спрячешься никак.
Ну, ни шерстинки нет сухой!
Тоска – хоть в плач, хоть в крик.
И духом пал совсем косой
По имени Кийик.
На зайца всё наводит грусть.
2К чему мне жить-дрожать?
Чуть что – вскочил! Чуть что – трясусь,
Чуть шорох, я – бежать!
За каждым пнём сидит беда,
Её я вечно жду.
Пойду-ка к берегу пруда
И утоплюсь в пруду.
И ты прощай, моя родня,
И, солнышко, прости
И, если хочешь, без меня
По-прежнему свети.
Ещё один последний миг…
Ох, захватило дух!
Эй, кто там – прыг, да снова – прыг,
Да быстро в воду – плюх?
Лягушка! Я спугнул её,
Боится, ты гляди!
Постой-ка… Может быть, не всё
Так мрачно впереди?
Эх, что грустить да унывать
Мне здесь на берегу,
И я кого-то напугать
И устрашить могу!
Так, значит, и Кийик силён!
И заяц – не простак.
Ещё себя покажет он,
Уж это точно так!
Он будет крепок, будто слон,
И смел, как барс в горах.
Батыром стать сумеет он,
Преодолеет страх! –
И небо из-за серых туч
Плеснуло синевой.
И дуб, прекрасен и могуч,
Зашелестел листвой.
Проснулась иволга в ветвях,
А эхо – на горах.
И зайчика покинул страх,
Совсем покинул страх.

Глава 5
Как Кийик поймал волка

Шёл заяц дорогой и песенку пел,
И песенку пел, какую умел,
И песенку пел, какую хотел,
И ветер за ним потихоньку летел.
- Я заяц Кийик, я больше не трус,
Я лютого волка совсем не боюсь,
Я храбрый, как лев, и сильный, как слон,
И к волку теперь не хожу на поклон.
Пускай бы придрался ко мне этот волк,
Я б двинул разок – он бы тут же умолк. –
И вдруг – стой!
Больше не пой!
За кустами – пасть.
Ой, пропасть!..
Подумал косой: «Лучше я побегу
И что-нибудь изобрету на бегу».
И Кийик
Скок да прыг,
Через куст,
В ветках хруст…
А волк догоняет,
За песню пеняет:
Мол, распустился совсем,
Мол, догоню – съем.
Несётся вприпрыжку
Наш зайчишка
Через пень да колоду,
По оврагу, болоту,
Через речку – вброд,
Вперескок, вперелёт!
Соображает, как ему быть,
Как ему волка перехитрить.
Вдруг видит – ель-елина,
А в стволе у ели – расщелина.
Если взглянуть на расщелину с толком,
Можно сейчас же разделаться с волком.
И Кийик
В расщелину – прыг!
Пулей пострел
Сквозь неё пролетел.
А волк – след в след –
Догоняет обед.
Да в стволе и застрял!
Всю прыть потерял.
Стволом зажат,
Ни вперёд, ни назад!
- Ага, - говорит Кийик –
Ты зайцев мучить привык
И думаешь, что по праву.
Нашлась на тебя управа!
Случился и на тебя мудрец.
Что, волчище, приходит конец?

Глава 6
Как Кийик натравил медведя на медведя

В небе солнышко играет,
Зайца гордость распирает,
Зайца ветер обвевает,
Наяц песню напевает:
- Что, волчище, съел?
Я удал да смел.
Заяц, да не трус,
Волка не боюсь.
Не боюсь я никого,
И медведя самого! –
Только кто это там – мохнат,
Тёмен, огромен и косолап?
Заяц Кийик отпрянул назад,
Даже слегка ослаб.
Кто б это был? Изогнулся дугой,
Нюхает громко и громко ревёт…
Глядь, а навстречу ему – другой
Такой же из чащи идёт.
Сделалось зайцу не по себе:
Бедная заячья голова!
Только вздохнул он – и на тебе!
Злые медведи, да целых два!
Вот очутился меж двух огней!
Эх, неужели приходит конец?
Кинуться в бегство было б верней.
Но он же теперь не трус, а храбрец!
Правда, медведь по размерам велик,
Но всё же хитрее медведя – Кийик!
Он оглянулся, увидел дупло,
Сообразил: «А мне повезло!»
- Эй, косолапый ты дурачок! –
Крикнул медведям Кийик – и молчок.
Быстро, неслышно в дупло он юркнул
И затаился, как будто уснул.
Тут первый второго увидел медведь,
Начал он страшно и злобно реветь:
- Ах ты невежа, ах ты нахал,
Ты дурачком меня обозвал!
Как ты решился и как ты посмел?
- Я? Я ни слова сказать не успел!
Сам ты меня дурачком обозвал,
Сам ты невежа и сам ты нахал! –
Ох и ругались с медведем медведь,
Где уж тут было на зайца смотреть!
Заяц смеётся: «Вот шум так уж шум,
Поотшибало от злости ум! –
Тут он подумал: - Была не была!»
Тихо, неслышно полез из дупла
И побежал прямиком через лес,
В чаще зелёной мгновенно исчез.

Глава 7
Радость и веселье у маленьких зайцев в большом лесу

В сказке старой, в сказке мудрой
Под берёзкой златокудрой
Сели зайцы, сели в ряд,
Меж собою говорят:
- Поглядите, наш Кийик
Все премудрости постиг!
Был и он, как все, трусливым
Бедным зайцем несчастливым,
А теперь – умён и смел!
Заяц смерть преодолел,
Страх извечный покорил,
Злого волка усмирил
И медведя не боится!
Что же нам не веселится?
Славься, наш бескрайний лес,
Страх в лесу теперь исчез!

* * *

В сказке мудрой и старинной,
Ростом ровно до небес,
Тёмный, тысячевершинный,
Рос дремучий, древний лес.
Ни конца ему, ни края,
Лесом сколько ни иди,
Отзываясь, замирая,
Эхо вечно впереди.

В бесконечном этом лесе
По дорогам, без дорог,
Заяц прыгал, куролесил,
Славил жизнь как только мог.
Зори зайцу улыбались
В лучезарной вышине,
Ели к зайцу нагибались,
Нежно гладя по спине.
Тропка вьётся, словно лента,
Наш Кийик ушёл по ней.

А старинная легенда
Дожила до наших дней.

 

Абдурашид Р. "Сказка о большом лесе и маленьком зайце" Иллюстрации А. Мелехова.

 

1 ... 3 4

РАЗЗАК АБДУРАШИД

А. МЕЛЕХОВ